Путешествие в американские прерии

Текст: 
Олег Герасимов
Фото: 
Олег Герасимов

На интервью в посольстве дежурный офицер вдруг сказал:
«Я был в тех краях в детстве с отцом. Очень красивые места. Welcome».

Маршрут к индейским прериям выглядит так: Комсомольск – Хабаровск - Москва - Вашингтон - Хьюстон - Эль-Пасо. Группа фотографов встретилась в Эль-Пасо. Длительный перелет не может затмить эйфорию от предстоящего праздника. Караван из четырех машин начал свой путь - 3000 км в течение двух недель на автомобиле по дорогам юго-запада США: четыре штата (Нью-Мексико, Юта, Аризона, Колорадо) и несколько климатических зон, опустимся в щелевые каньоны и поднимемся в воздух. Наш фототур представлял собой динамичную гонку с однодневным размещением в отелях, ранними подъемами и поздними отходами ко сну.

Арка Меса
Ярким событием стала утренняя фотосессия Арки Меса. Это культовое место для фотографов всего мира. Существует несколько классических снимков Арки, снятых с определенных ракурсов. Все прежде всего снимают классику, а потом мечутся в поисках собственного шедевра. Но какое бы решение не было принято, сначала надо попасть на место: площадка перед Аркой не резиновая и вмещает около полутора десятков фотографов. Классические снимки сделаны на рассвете, когда первые лучи солнца «зажигают» нижнюю поверхность Арки. Второй ожидаемый момент, когда солнце, поднявшись на 10-15 градусов, заходит за арку, но свечение при этом сохраняется.

Интерес к этому месту стабильно высок, и каждый день в предрассветных сумерках сюда стекаются фотографы, прилетевшие из разных стран.

Мы двинулись в путь за 2,5 часа до рассвета. Здесь уже «окопались» пять конкурентов. Главная проблема в том, что первым у Арки расположился немец, желающий снимать объективом «фиш ай» и поставивший свой штатив на метр ближе стандартного расстояния. Места стало катастрофически не хватать. Немец упертый, не желал идти на компромисс. Тем временем народ продолжал прибывать и утыкался в частокол штативов и наши спины. Прилететь за 15 тысяч км и остаться не у дел… С первыми лучами солнца щелчки затворов стали похожи на пулеметную трель. Первые кадры сделаны, а напряжение нарастает, результаты не удовлетворяют: немец мешает всем. Принято решение дождаться ухода остальных фотографов, встать в линию за немцем и еще раз попросить его убраться. Однако он не желал идти на компромисс. Первым «взорвался» мой сосед, крепкий парень с бритой головой. На хорошем английском он выдает: «Не знаю, как ты снимаешь, но то, что ты лучше всех летаешь, ты можешь показать!». Немец стоял между нами и трехсотметровым обрывом, над которым раскинулась Арка Меса. Оценив ситуацию, он со своей спутницей поспешно ретировался. Осадок остался… Мы сняли панорамы, хотя лучший свет уже ушел.

Но этот случай скорее исключение из правил. Обычно фотографы уступают друг другу место после съемки. Даже с точки зрения здравого смысла лучше иметь пять кадров с разных ракурсов, чем пять с одного. Путешествуя командой, мы сумели реализовать эти преимущества в полной мере. Часто лишь один штатив вмещался на нужном месте, и наш собрат, сделав кадры, отходил, оставляя штатив следующему.

Твикс - сладкая парочка
На съемках Арки Меса произошел еще один случай. В условиях нехватки места штативы стояли достаточно плотно, но каждый имел свое жизненное пространство. Чтобы уместить фотографа из нашей группы - американку Изабел, пришлось уплотниться, пожертвовав своими сантиметрами. В результате наши штативы стояли вплотную. Я автоматически прокомментировала: «Твикс - сладкая парочка». Изабел поинтересовалась, что это значит. Сомневаясь в точности перевода российского юмора и рекламы, я вызвала на подмогу гида. И это было правильное решение. После слов про печенье и рекламу переводчик добавила: «Фраза не имеет сексуального подтекста». Я восхищаюсь знанием тонкостей американского менталитета! Через пару часов я повторила фразу о «Твиксе» в отношении двух наших парней, распластавшихся на вершине горы. Сзади я услышала голос Изабел: «О, да, да, я знаю!» Я снова порадовался, и в этом случае сексуальный подтекст отсутствовал. Аллилуйя! Американцы, спите спокойно, мы не подорвали устои вашего общества!

О России
В Долине Монументов мы поняли, почему во всех фильмах индейцев показывают в длинных штанах и закрытых мокасинах. На первые съемки, учитывая жару, мы явились в шортах и сандалиях. Скоро стало ясно, что вся долина поросла колючками. Все исцарапали ноги, временами приходилось выдергивать занозы. Обсуждая с проводниками красоты местности, мы посетовали на обилие колючек. Индейцы сообщили, что это русский чертополох. Почему русский? Лет сто назад, когда русские стали приезжать сюда, он и появился, - рассказывали проводники. Кто поверит? Заселить за сто лет бескрайние просторы прерий колючим сорняком, думаю, не под силу нашим агрономам. Может, это месть наших дачников за колорадского жука? Тогда удар нанесен в точку! Именно здесь река Колорадо выписывает свои зигзаги.

Об алкоголе
Накануне отъезда мы с приятелем зашли в магазин Liquor в небольшом городке Фармингтон. Больше из любопытства, проходя мимо. Ассортимент разнообразен, спиртное - на любой вкус. Покупателей нет. Девушки-продавцы обрадовались нашему появлению и принялись расхваливать товар. Чтобы не разочаровывать коллектив взяли по бутылке пива. На кассе эти же продавцы попросили показать документ, доказывающий, что нам уже исполнился 21 год. Мы в восторге: два взрослых мужика после двухнедельного путешествия выглядят на 20! Если бы в России был столь тщательный фэйс-контроль при продаже спиртного.

Подкова реки Колорадо

Известная видовая площадка «подкова реки Колорадо» находится на самой кромке трехсотметрового каньона. Захватывающий дух вид, открывающийся с кромки обрыва на текущую далеко внизу Колорадо. Снимать достаточно сложно. Мы - строго напротив солнца. Закат. Река скрывается в тени. Стоять на самом краю страшновато. Сильный ветер поднимается от воды и уверенности не добавляет. Гиды предупреждают: соблюдайте осторожность: если штатив с камерой будет падать, не пытайтесь ловить, пусть летит, ваша жизнь дороже. Кто-то сострил: камеру на серийную съемку поставьте, потом посмотрим, что снято в падении.

На краю действительно некомфортно, и вскоре находим верное решение – снимать лежа. В этой позе мы - герои! Зрелище комичное, но положение безопасное. Восемь человек лежат в пыли, свесив головы и фотоаппараты с обрыва. Съемки традиционно продолжаются после заката. Обратный путь уже в полной темноте освещали фонариками.

Полеты на шаре и вертолете

Когда подъезжаешь к Долине Монументов по единственному шоссе, ведущему к ней через аризонско-ютскую пустыню, кажется, что на горизонте возникает какая-то удивительная страна, и мы видим не каменные монолиты, а древние замки и храмы неизвестной нам цивилизации. Безжизненная, поросшая полынью равнина служит идеальным фоном для наиболее полного восприятия природных памятников этой долины каменных чудес, высота которых достигает трехсот метров.

Запоминающимся событием стал полет на воздушном шаре над Долиной Монументов. Аванс индейцы получили заблаговременно, он сразу оговаривался как «невозвратный». В случае нелетной погоды на эту сумму нам обещали организовать съемки в недоступных для туристов местах. В общем, хоть тарантеллу станцуем, но деньги не вернем! Проснувшись до рассвета, мы гадали: состоится ли полет. Встретившие нас индейцы сосредоточенно смотрели в небо, запускали зонды. Выбирая площадку для старта, мы пять раз меняли место дислокации. Воздушные шары не должны задеть скалы. Наконец, точка определена. Группа поддержки раскатывает шары и через четверть часа два баллона, наполненных горячим воздухом, поднялась над долиной. Нам выдали дежурные бейсболки, чтобы жар горелки не обжигал голову. Прямо как в бане. Знал бы - в буденовке приехал.

Шар плавно оторвался от земли, мы словно в лифте, поднимающемся в небо. Когда горелка затихла, шар поплыл в абсолютном безмолвии. Тишину нарушают лишь щелчки затворов и негромкое бормотанье: «Красиво-то как! Классно! Здорово!!!». Порадовались, что группа разместилась в двух шарах. Второй украшал пейзаж раскинувшейся под нами Долины Монументов. Шар, парящий в небе, способен передвигаться лишь вверх-вниз и вращаться вокруг собственной оси. В остальном мы были подчинены воле ветра. Точное место посадки не знал никто, внизу за нами следовали две машины сопровождения. Взлет происходил незаметно, приземление - гораздо ощутимей. Корзина ударилась о землю, подпрыгнула, и мы снова взмыли в небо. Вертикальная скорость выбрана неправильно. Вторая попытка оказалась более удачной, корзина при посадке накренилась, пассажиры стали цепляться друг за друга, но, к счастью, обошлось без повреждений.

Совершенно по-другому выглядели съемки с вертолета. Организаторы тура заказали небольшой четырехместный вертолет. Хозяйка и по совместительству пилот Мария прилетела к нам за 300 км. В течение четырех дней она обеспечивала утреннюю и вечернюю аэрофотосъемки. Многие американцы способны кардинально изменить свою жизнь. Мария принадлежит к этой когорте. Оставив наскучившее ей написание учебников, она окончила курсы пилотов и купила вертолет! Теперь она в свободном полете - и в небе, и в поиске клиентов.

Летели втроем - пилот и два фотографа. С нашей стороны двери вертолета были сняты, чтобы не ухудшать качество фотографий. Вертолет легко взмыл в небо. Все надежно пристегнуты, поток воздуха из проема двери добавлял адреналин. Мы оказались словно в американском боевике, лишь вместо пулемета из дверей выглядывают две фотокамеры.

Мария вела «вертушку» очень плавно. Фотографировать можно было, лишь находясь в кабине. Воздушный поток от винта отбивал всякое желание высунуться наружу. Погода менялась пять раз на дню. При облете озера Пауэлл мы попали в дождь. Пару раз вертолет трясло в «воздушных ямах». Инстинктивно хватался за поручень. Умом понимал: пристегнут – не выпаду, но рефлексы сильнее. Мария на каждой «кочке» извинялась: «Sorry». После дождя - снова солнце, красивые пейзажи и мягкая посадка.

Вообще, здесь каждый день и каждое место незабываемы.Например, каньоны шириной от нескольких десятков сантиметров до нескольких метров, иногда достигающие 50 метров в глубину. Они опасны, и сверху на всякий случай висят канаты. Перетекающие друг в друга волны оранжево-терракотового песчаника, преломляя и отражая проникающий сверху солнечный свет, образовывали потрясающие абстрактные фотокартины. Каждый вечер у нас заканчивался разбором фотографий. Но это отдельная история…

35
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии