Врач Андрей Ткачев: «У меня нет другого увлечения, кроме работы»

Текст: 
Евгений Лаврин
Фото: 
Оксана Литвиненко

 

Наша жизнь состоит как из тех приятных действий,  которые мы совершаем по своему желанию, так и из тех, которые нам приходится делать против своей воли. К последним,  пожалуй, относятся визиты к любому  врачу.

В большинстве случаев  посещения врачей и связанные с ним диагностика, лечение или прием препаратов  приносит нам облегчение и возвращает к здоровой и счастливой жизни, но все-таки каждый предпочел бы  появляться  в больницах и поликлиниках как можно реже. Одним из самых неприятных моментов жизни человека является посещение врача-онколога. Увы, количество заболеваний раком продолжает увеличиваться, и от таких встреч никто не застрахован.  

Андрей Васильевич Ткачев, хируруг-онколог высшей категории, кандидат медицинских наук, работает в  ГУЗ «Краевой клинический центр онкологии». Как  признается он сам, у него нет никакого другого увлечения, помимо самой работы. Зато есть  мечта делать все более сложные  операции и когда-нибудь осуществить  трансплантацию человеческих органов.

Андрей, как вы решили стать врачом и почему выбрали именно онкологию?
— А я и  хотел быть врачом. Может, потому, что мама еще в советские времена была гинекологом. Тогда, как вы понимаете,  это была престижная профессия, и мама, условно говоря, во всякие там «закрома родины» двери пинком открывала. Я тоже так хотел.

Вы серьезно?
— Да нет, шучу, конечно. Просто мне была интересна медицина и тогда, и сейчас. А в онкологию  я пришел из хирургии. Свою первую операцию на желудке я сделал еще в 1989 году. А в 30 лет  первый раз выполнил сверхрадикальную гастрэктомию (полное удаление желудка со всеми группами лимфоузлов). Всего  в онкохиругии  я уже 24 года. Делаю от двух до четырех операций в день.

Андрей, а вы специализируетесь в операциях на  каких-либо  определенных органах?
— Да нет, я оперирую практически все в абдоминальной  хирургии, в том  числе из области урологии, проктологии, гинекологии, маммологии. Периодически приходится выполнять операции, относящиеся к экстремальной хирургии. То есть, срочные, назначаемые по жизненным  показаниям.

А какие операции вы считаете самыми сложными в своей практике?
— Наверно, когда на последней стадии опухоль поражает несколько смежных органов. Приходится удалять не только опухоли, но и некоторые органы, а также протезировать  сосуды.

Что вы считаете, удается вам лучше всего?
— В свое время, будучи в ординатуре, я был поражен, узнав, что вьетнамский доктор Тунг  еще в 1969 году делал операции по резекции одной доли пораженной печени руками без скальпеля, затрачивая на это всего шесть минут (!), что является невероятным, но это факт. Так вот, я научился выполнять резекцию  печени  всего за 2-4 минуты, только на 10 минут отключая печень от кровоснабжения. У нас в  70-х годах  гастро-панкреатодуональная резекция длились до 12 часов, и умирало при этом до 50% больных. Сейчас операционное время в среднем составляет 1,5-3,5 часа и более 90%  благоприятных исходов.

А если говорить, про современное состояние  онкологии и нашего Хабаровского клинического центра  в частности. Насколько, на ваш взгляд, соответствует техническое оснащение  нашего центра мировым достижениям в этой области?
— Мой учитель профессор  Кустов Валентин Иванович, не мог и мечтать, что так далеко за последние годы может шагнуть хирургия. Наш  новый  центр, которому в этом году исполняется семь лет, на мой взгляд,  обеспечен самым современным оборудованием, дающим возможность проведения очень сложных операций в области онкологии. Например, у нас есть немецкий аппарат  КРИО ERBЕ-6 для глубокой заморозки опухолей и метастазов в печени. Второй такой у нас в стране установлен только  в Санкт-Петербурге. Располагаем мы и технологическим оборудованием для проведения операций  методом радиочастотной абляции — воздействием на опухоли направленным высокочастотным током.  Установки РИТА и «Радионикс»  с помощью зонда буквально «заваривает» очаги злокачественных образований. Есть также бескровный ультразвуковой скальпель, в частности, использующийся при операциях по резекции печени, а также гамма-нож, которых в России на данный момент всего два, включая наш.  Этот инструмент относится к разряду бескровной «радиационной» медицины,  позволяет лечить опухоли головного мозга, включая метастазы без хирургического вмешательства и длительного многодневного облучения.

Техника, используемая в онкохирургии, видимо, вся импортная?
— Да, к сожалению. И даже то, что в свое время было изобретено в России, например, сшивающий циркулярный степлер, применяемый для сшивания стенок прямой кишки. Как и многие другие изобретения, у нас он не был запущен в производство, патент  был продан и теперь мы покупаем его заграницей.

Получается, что в некоторых направлениях вы обладаете аппаратурой и инструментами уникальными для российских онкоцентров. Кто отвечает за формированием заказов на необходимое оборудование?
— Заслуга в этой области, в первую очередь, принадлежит  главным врачам нашего центра. Вначале это был Киндялов Владимир Матвеевич, сейчас эстафету принял профессор  Коваленко Виталий Леонидович. Сегодня очень многое для развития центра делается благодаря его усилиям.

Андрей, вы закончили наш Хабаровский  мединститут, потом ординатуру и аспирантуру. А в последствии вам приходилось  учиться дополнительно, повышать квалификацию?
— Да, конечно. Участвовал в конференциях и прочих мероприятиях. А любое новое оборудование опять же требует учебы. А еще в 1992-1993 годах, благодаря профессору Кустову Валентину Ивановичу, о котором я уже упоминал, а  также господину Такасиме, прошел 8-месячную стажировку  в одном из медицинских центров префектуры Аомори, в Японии. Было очень интересно, тогда ведь была такая пропасть между уровнем медицины у нас и в Японии. Когда я, будучи там, сказал, что уже делаю операции на желудке, японцы были поражены, у них к онкооперациям допускают только, когда врачу уже исполняется лет сорок. 

Андрей, а какие на ваш взгляд, причины развития злокачественных образований в организме человека?
— Научных и даже имеющих хорошую доказательную базу версий на этот счет существует множество. Я считаю, что  предпосылки возникновения опухолей могут быть  самые разные: наследственность , плохая экология, нездоровый образ жизни, алкоголь, курение, стрессы. Кстати, я сам не пью, но периодически  дымлю.  Ну, так вот, все эти негативные составляющие вместе или в отдельности  приводят  к разбалансировке иммунной системы человека, что непосредственно  и вызывает развитие злокачественных образований. Даже у  здорового человека раковые клетки регулярно возникают в организме, но успешно уничтожаются защитными клетками иммунной системы. Но как только эта система перестает вырабатывать нужное количество защитных клеток, и возникает раковая опухоль. В качестве предпосылок для  возникновения рака очень опасны  гепатиты С и  В. Очень часто они приводят с возрастом  к циррозу печени и далее  к раку.    

Что необходимо делать для профилактики рака?
 — В первую очередь своевременная диагностика. Женщинам старше 35 лет показано  раз в два года , а старше сорока лет один раз в год делать маммографию . Мужчинам после сорока регулярно проверять состояние предстательной железы. Людям старше сорока желательно каждый год проверять легкие и хотя бы  раз в два года состояние желудочно -кишечного тракта: гастроскопию и колоноскопию.

Эти процедуры считаются достаточно неприятными. Но,  например, сейчас для диагностики  заболеваний  всего желудочно-кишечного тракта есть специальные эндоскопические сверхновые методики.  «Сердцем» данной диагностической методики является эндоскопическая капсула. По размерам она чуть больше таблетки, но, несмотря на маленькие размеры, имеет камеру и источники света. Пациент проглатывает миниатюрную капсулу, которая беспрепятственно проходит по желудочно-кишечному тракту и производит видеосъемку ЖКТ, передавая ее на записывающее устройство. Заменяет тем самым фиброгастроскопию  и колоноскопию. Стоит она, правда, дорого 2000 евро, но уже появились более дешевые российские аналоги.  

Есть такой вид анализов, как сдача крови на онкомаркеры. Насколько такой вид диагностики точен?
— Онкомаркеры дают только приблизительные результаты для определенных видов рака.  Полученные положительные онокомаркеры могут лишь способствовать дальнейшей более точной диагностике опухоли.

Выявление злокачественных образований на начальной стадии насколько повышает вероятность излечения?
— Трудно сказать. Все очень индивидуально, зависит от вида  рака и от человека. Иногда на четвертой стадии удается спасти, а иногда  и на начальной операция и лечение не приводит к успеху. Но, конечно, пока  размеры очагов минимальны, значительно больше шансов победить болезнь. Все-таки современная медицина  далеко шагнула вперед. Сейчас даже при таком страшном  заболевании,  как  лимфосаркома  после лечения выживает до 80% пациентов.  У нас в центре вообще работают хорошие врачи. Сегодня мы в день выполняем 14-15 операций, в год — до 2200 операций.  Делаем все, что возможно при любом состоянии, порой почти на одном энтузиазме. 

Вы работаете вместе с супругой? Я обратил внимание на медали на шкафу за победы в спортивных соревнованиях.
— Да, моя жена Светлана врач-криохирург, тоже работает в нашем центре. Она молодец, в отличие от меня занимается спортом, выступает за волейбольную и баскетбольную команды нашего города. Я в молодости  активно занимался легкой атлетикой, особенно прыжками в высоту. Из-за роста я, конечно, слишком далеко бы в спорте не ушел. Но, тем не менее, на Всесоюзной спартакиаде школьников  я занял второе  место по легкой атлетике. А мой рекорд в прыжках в высоту еще в школе  был 2 метра 08 сантиметров.  Он до сих пор не побит!

Ваши дети не собираются пойти по вашим стопам?
— Нет , хотя сына Артема и брал в детстве в больницу, видимо, это не произвело на него впечатление. Он закончил  железнодорожную академию, успешно занимается сноубордом и теннисом.

В свободное время чем занимаетесь?
— Его практически не бывает. Сплошная работа, только вот в последнее время сократился объем дежурств. Свободное время для меня — это, прежде всего, отпуск.  Мы отдыхаем за границей, побывали во многих странах Европы и ближнего Востока. Так что, наверное,  путешествия — мое единственное увлечение, кроме работы. 

63
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии

No image

Жора Амурский

13.08.2010 - 13:59

А представьте, если бы у

А представьте, если бы у парня в свое время был выше рост. Сейчас , может и не было хорошего хирурга онколога, а был известный легкоатлет.

No image

Гость

13.08.2010 - 14:05

Врач-хирург делающий в день

Врач-хирург делающий в день несколько операций.... Таким специалистам свойственен большой цинизм. Иначе здоровья не хватит. Из статьи сложилось впечатление, что для этого онколога операции, они как спортивное увлечение.

No image

Гость

17.08.2010 - 09:47

а вы специались по

а вы специались по специалистам?

No image

Гость

17.08.2010 - 09:47

Умничка какой

Умничка какой

No image

Гость

06.12.2010 - 14:07

Спасибо за великий труд!

Спасибо за великий труд!

No image

поклонница

12.07.2015 - 15:59

Ткачев может быть и хороший

Ткачев может быть и хороший оператор, но по жизни он врач от слова "врет"