Не в шляпке ль счастье?

Текст: 
Алена Саватеева
Фото: 
Оксана Литвиненко, Урал Гареев

НЕ В ШЛЯПКЕ ЛЬ СЧАСТЬЕ?

Елена Шеломенцева — не просто модница, она законодательница мод. По крайней мере, в Хабаровске однозначно. Имея титул топ-стилиста фирмы Wella (в нашем городе всего два мастера имеют столь высокий статус), посещая престижные международные фэшн-шоу, она ежедневно творит шедевры и удивляет. Она — парикмахер, владелица закрытого салона, но ее творчество намного шире этих рамок.

Несколько лет назад Елена представила городу «Коллекцию цветочных ароматов» — одиннадцать вечерних шляпок. Шоу удалось, успех был бурным, но активно пользоваться этими истинно дамскими аксессуарами почему-то никто не решился. Зато сегодня все светские леди — в шляпках а-ля нуар. И у истоков этой моды в Хабаровске стояла Елена.

— Лена, признайтесь, приятно обгонять время?

— В моде всегда так: сначала тренды представляют, они немного шокируют, как последняя меховая коллекция Шанель, например, где даже брюки отшиты из меха с длинным ворсом, а потом этим трендам начинают следовать. Недавно я летала в Париж «подзарядить свою батарейку». Была на шоу Wella Trend Vision, где традиционно представлялось новое видение моды, где выводились тренды, следовать которым будут в 2011 — 2012 годах. Там же, на чемпионате мира по парикмахерскому искусству, где выступали мировые лидеры индустрии красоты, увидела невероятное множество стильных людей — они все в шляпах. Шляпа из вечернего аксессуара превратилась в повседневный. Представляете?! Такие события невероятно стимулируют и вдохновляют.

— Напитавшись там, вы начинаете творить здесь. Идея создания коллекции шляпок возникла после очередного глотка европейского фэшн-воздуха?

— Нет, история со шляпками началась от творческой безысходности, так выходил мой стресс. Было время, когда я не могла никуда выезжать. У меня появился ребенок, и все свободное время и силы я отдавала ему. Я, конечно, работала, но моя работа «быстроудовлетворимая»: через два часа я уже вижу плоды своего труда, новый образ своих клиентов. С одной стороны, работа творческая, с другой — в ней больше ремесла, чем искусства. Мне как парикмахеру стало очень тяжело выполнять одно и то же, постоянно работать только с волосами тяжело, нужно было чем-то «питаться». И в шляпках я нашла свою отдушину.

— Премьеру, конечно, забыть невозможно. Что это было — первый блин комом или сразу большой успех?

— Первая моя шляпка появилась, можно сказать, случайно. Я не думала о таком творчестве целенаправленно. Однажды ко мне пришла клиентка, она готовилась к свадьбе сына. Намечалось очень пышное мероприятие, и ей хотелось чего-то особенного. Я должна была это что-то придумать. Но поскольку даме не пятнадцать лет и она очень элегантна, креативить нужно было тоже элегантно. Я долго смотрела на нее, придумывала разные образы и поняла, что в ее стиль удачно впишется шляпка.

— Черная, конечно же…

— Конечно. У нее красивые волосы блонд, она выбрала роскошное черное платье. И черная шляпка в стиле 20 — 30-х годов была бы очень уместна. Но в те времена в городе ничего не было, не помог и Интернет. Я месяца три безуспешно искала готовую шляпку и потом все же решила сделать ее сама. Думала, как, из чего, на какой каркас посадить, чем декорировать. В итоге придумала, и все остались в восторге.

— Расскажите, как выкрутились? Интересно, из чего вы ее сотворили? Интуиция подсказывает, что была реализована поговорка «Голь на выдумку хитра»…

— Именно так. У нас, к сожалению, магазинов для рукоделия нет. Это в Японии, в Осаке, есть девятиэтажный магазин, в котором с первого до последнего этажа представлены товары для разных видов рукоделия. Чего там только нет! А что есть у нас?! Приходилось фантазировать. Для каркаса покупала подплечники, вырезала, подрезала, обшивала бархатом… Искала проволоку, канаты… Подбирала заколки, зажимы, экспериментировала, что лучше держит. Потом декорировала стразами, пайетками. И в итоге моя первая шляпка произвела фурор.

— Первый успех окрылил настолько, что вы не смогли остановиться?

— Смогла. На какое-то время. Но потом вновь вернулась к шляпкам. У меня было свободное время и огромная потребность в творчестве. Я укладывала сына в девять вечера спать и бежала на кухню рукодельничать. Каждую ночь моя кухня в двадцать квадратов превращалась в мастерскую. Прятались кастрюли и доставались машинки, ткани, нитки, перья. Представляете, что там творилось? Каждую ночь я корпела часов до четырех утра, ложилась спать счастливая, довольная результатами и просыпалась в отличном настроении. У меня был такой азарт, совершенно не могла остановиться.

— Что говорил вам муж? Не советовал вместо шляпок заняться котлетами?

— Мой муж невероятно стильный человек, он хорошо чувствует и понимает моду, мне его критика всегда очень важна. Я делала за ночь шляпку, ставила ее на видное место и ждала, что утром скажет Сергей. Он просыпался, заходил на кухню, видел новую шляпу и высказывался.

— Похвалой или критикой?

— Говорил, что я сумасшедшая (смеется). Он и сейчас так говорит, но уже привык к этому. С первых месяцев нашей жизни он видел, что я, действительно, сумасшедшая в работе, а не просто цирюльник. У нас дома всегда стояли головы, я что-то экспериментировала: то аппликацию сделаю на волосах, то махаона. Когда в девяностые годы в магазинах ничего не было, я сама плела из бисера клиенткам украшения в волосы. Муж мне все время говорит: «Лена, ты не там родилась».

— А где вам нужно было родиться? Во Франции? В Италии?

— Если бы можно было выбирать, где и когда родиться, я выбрала бы 20-30-40-е годы. Мне нравятся эти наряды, прически. С удовольствием бы пожила в то время, только не у нас, в эти сумасшедшие революции и репрессии, а в Европе.

— Сейчас у вас нет мыслей уехать туда, где мода ярче, смелее, где все бурлит и дает больше шансов реализовываться?

— Мысли, конечно, были. И приглашения солидные были. Но я не могу уехать, у меня здесь очень большая семья, я не могу жить без нее. Я очень сентиментальна.

— Как проходит путь от замысла до готовой шляпки? Сначала эскиз, потом конструирование, потом воплощение? Сначала общая концепция коллекции, потом отдельные модели?

— Рисовать я не умею. Вообще не рисую. Просто чувствую и представляю, что хочу получить в итоге. Я читала, что Шанель сама не умела ни шить, ни рисовать, но у нее было потрясающее чутье и представление, что она хочет. Она только придумывала и объясняла. Мне объяснять некому, я сама все делала, иногда что-то по нескольку раз переделывая, что-то добавляя, что-то, наоборот, убирая. Некоторые шляпы по пять дней собирала — пыталась достичь совершенства.

— Не возникает ли у вас мыслей открыть параллельный бизнес и начать продавать свои шляпки? Сегодня они очень-очень востребованы.

— Для меня это не зарабатывание денег. Это просто выплеск творческой энергии. Да и шляпки — это не масс-маркет, это аксессуар не для всех. Поверьте мне, не каждая женщина наденет шляпу, далеко не каждая.

— Что такого особенного должно быть в характере женщины, которая дополняет свой образ шляпой?

— Удовлетворение собой в первую очередь, уверенность в себе, ощущение себя самой лучшей и безразличие к тому, что скажут люди. Шляпки выбирают женщины яркие, самодостаточные, с очень тонким ощущением стиля и собственной уникальности. Шляпки — это больше, чем просто аксессуар.

43
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии