Фигаро здесь!

Текст: 
Наталья Ивацик
Фото: 
Денис Мелков

Изобретательный, остроумный, жизнерадостный и энергичный, он здесь и там. Он плут и весельчак, он помогает влюбленным, и делает это, конечно, небезвозмездно… Он Фигаро! Он здесь! 

Премьера мюзикла «Фигаро здесь!» состоялась на сцене Хабаровского краевого музыкального театра в юбилейный 85-ый сезон. Феерия красок, шуток, песен, танцев и хитроумных интриг мгновенно заворожила первых зрителей.                                                                               О том, почему Фигаро здесь, о долге художника и герое нашего времени мы говорим с художественным руководителем музыкального театра и режиссером-постановщиком этого спектакля Леонидом Квинихидзе.

— Леонид Александрович, как по вашему, Фигаро — герой нашего времени?

— Конечно. Он герой и нашего, и любого другого времени, поэтому он «здесь». Было бы примитивно считать, что он «новый русский», но что-то от дельца тех времен к нам, несомненно, пришло. Это уже было неоднократно, и это будет возвращаться вновь, такова, видимо, суть человеческая. На каждом этапе опять возникает он — Фигаро.

- Какие задачи вы ставили при постановке этой всемирно известной пьесы?

— «Севильский цирюльник» — гениальное произведение. В свое время Россини довольно серьезно его поправил и, по-моему, в лучшую сторону. Многое в комедии Бомарше было направлено на критику существующего тогда общества, Россини это интересовало в меньшей степени. Ему был интересен сам Фигаро, этот вечный герой. Прошло почти 200 лет, а он все возвращается.

Когда я решил ставить «Фигаро», удивился даже, как это никому раньше в голову не пришло взять замечательную комедию, воспользоваться блистательной музыкой и сделать некий современный спектакль, в котором были бы всерьез взяты Россини и Бомарше, и в то же время приблизить их к сегодняшнему дню. Так появился «Фигаро здесь!» — спектакль, который зачинался еще с Андреем Мироновым 20 лет назад, и был воспроизведен первый раз в Новосибирске в жанре комедии дель арте в 2006 году.  

— Фигаро в исполнении Дениса Желтоухова — это не просто плут, это амбициозный, очень опасный человек… Вы специально ставили такую задачу? 

— Хороший актер должен играть то, что ему предлагает режиссер. И чем лучше актер, тем лучше он выполняет эту миссию. В данном случае соединились два обстоятельства: я хорошо знал, что мне нужно от Дениса, а он удивительно прямо и точно воспроизводил то, о чем я просил, внося в это свою интонацию, свою индивидуальность. Такого крайне опасного, хотя крайне веселого, доброжелательного и очевидно симпатичного персонажа как Фигаро Денис сыграл, на мой взгляд, замечательно. Он один из… а, может быть, и лучший на сегодняшний день артист этого театра. Я считаю, что это богом данный артист.

- А что вы скажете про других артистов?

Большой удачей для спектакля стала работа тончайшего, сложнейшего, замечательного актера Валерия Хозяйчева, сыгравшего Бартоло — фигуру для меня чрезвычайно важную. Бартоло — это печальная сторона нашей жизни и далеко не такая простая фигура, как может показаться. Он не отрицательный персонаж. Что ж плохого в том, что он любит молодую женщину? Он что не имеет права любить? Другое дело, что он делает, чтобы завоевать ее любовь — это размышление для сегодняшних Бартоло.

Юлия Лакомая, исполнившая Розину, оказалась удивительно глубокой, она хорошо все впитывала. Героиня существует в эпоху гламура, и актриса замечательно иронизирует по этому поводу. И я вместе с ней. Это элемент фальши, но, чтобы его создать, нужно быть очень хорошей актрисой. Я уже не говорю о том, что она совершила актерский подвиг! Это только кажется, что встать на пальцы — просто, это чудовищно трудно, это болезненно. У нас было несколько героинь на эту роль, многие не смогли этого сделать, а она смогла! И это очаровательно, мило, это добавляет особенную краску и приближает спектакль по формату к мюзиклу, причем, в самом сложном его виде.

— Кстати о пластическом решении спектакля, как родилась идея, насколько сложно было ее воплотить?

— Существование современного музыкального театра требует решительно всех обстоятельств сцены: и вокала, и хореографии, и в той же степени драматического исполнения. Только тогда — это современный театр. Не случайно все поиски режиссеров сегодня связаны с попытками синхронизировать и синтезировать все возможности. Именно поэтому так ценны такие артисты, как, предположим, Денис. И когда говорят «не много ли пуантов на один спектакль?», я отвечаю: их ровно столько, сколько необходимо для того, чтобы спектакль был таким, каким он был задуман — ни больше, ни меньше.

— Леонид Александрович, говорят, каждый настоящий художник слышит музыку времени. Поэтому «Фигаро здесь!»?

— Я не знаю, в какой степени это относится ко мне. А то, что каждый из нас в меру своего профессионального опыта, богом данного таланта иначе и не может чувствовать — это так. Потому что режиссура — это не профессия, режиссура — это образ жизни. Но я бы сказал, что это не чувство времени, это чувство сострадания ко времени! Чувствовать время должны политики, а мы должны сострадать ему. И если этого не происходит, лучше не начинайся. Во всяком случае, в моем положении и возрасте это было бы стыдно. Я сегодня делаю только то, что хочу, что ощущаю и то, чему я сострадаю. Отнять это право у меня невозможно, я его заслужил.

 

31
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий

Комментарии

No image

Анна

10.03.2011 - 00:01

Мы всей семьёй ходили

Мы всей семьёй ходили туда!
Нам очень понравилось, мы получили массу впечатлений!
Как же всё таки хорошо иногда выбраться всей семьёй в театр и посмотреть какой нибудь спектакль!