На французской стороне...

Текст: 
Надежда Меркушева
Фото: 
Надежда Меркушева

 

Родившись и прожив основную часть своей жизни в Хабаровске, мне в голову никогда не приходила мысль о смене месте жительства. Но так уж получилось, что теперь мой дом находится на юге Франции. Здесь у меня много друзей, благодаря которым я узнала и полюбила эту страну.

Жизнь не страшна. Так же как и не прекрасна во всех своих проявлениях. В этом мнении мы, русские, сходимся с французами. Сюжеты, истории, интерес к жизни друг друга — это всё наше общее и его не отнять, не прибавить. Недаром большинство французов горят желанием увидеть Россию, а всё больше и больше русских — Францию. Ну, что «Allez-y»! Поехали!

На Рождество моя подруга  Мартин уговорила  меня съездить к своему племяннику, владельцу отеля и ресторана, расположенных в 160 км от Тулузы. Если точнее, то сами заведения находятся на территории старинного бенедектинского аббатства с Кафедральным собором XII века. В XVI — XVII веках гугеноты превратили в руины большую часть аббатства, в том числе и собор, который уже восстановили.

Выехали под вечер по Национальной дороге. На многие километры вокруг — ни огонька, ни отсвета фар. Только тёмные силуэты холмов, пустые поля и безмолвные леса. Когда приехали в горы и вышли из машины, то воздух показался мне таким чистым, что хотелось пить его мелкими глотками, как когда-то студёную воду из горной речки. А какое иссиня-черное небо над головой! Оно было усыпано мириадами мерцающих звезд, свет которых освещал золотой купол собора. Величественное здание, за ним епископские сады и чуть в стороне дом настоятеля, в котором находится отель-ресторан. Под званые ужины и банкеты отведены два самых больших зала: бывшая епископская библиотека и синодальная. Пустыми они не бывают даже в самые не туристические сезоны.

В рождественские вечера французы заранее заказывают столики в подобных ресторанах, чтобы отведать настоящее игристое вино с пузырьками, которое мы, русские, привыкли называть шампанским. В этом аббатстве первое шампанское получили еще в 1531 году. Французы утверждают, что это — единственное в мире вино, которое можно услышать!  Своё самое лучшее шампанское они называют музыкой гроздей. Меню в ресторане аббатства именуют епископским, и названия блюд гармонично в него вписываются. Если я начну описывать, что там подавали, то могу не остановиться, поэтому без комментариев.

Разговаривая с Евой (женой племянника Мартин), мне удалось узнать, что этот замок они с супругом арендовали у государства на двадцать лет, собственными силами его отреставрировали. По ее словам, отель и ресторан приносят небольшой доход в год, максимум 16-18 процентов, а самый прибыльный бизнес — делать свое вино.

На следующий день мы отправились высоко в горы на виноградники. Проезжали мимо заснеженных полей, маленьких деревушек в несколько поместий, очаровательных костёлов и часовен, XVI — XVII вв. А ночевали в чудных кельях с  добротной крестьянской мебелью, потрясающими пейзажами на стенах, коврами ручной работы  на полу и живыми цветами в глиняных кувшинах.

Также мне довелось с моей приятельницей Жаклин побывать в гостях у ее близких друзей, месье и мадам Лонтье, владельцев Chateau (Шато) вблизи Каркассона. Эта семья предлагает туристам отдохнуть в своем замке. Прекрасный вид на озеро, сад, теннисная площадка, поле для гольфа, бассейн. Роскошные спальни, на стенах — потрясающие пейзажи и портреты владельцев замка, начиная с самых первых.

Замок относится к эпохе Ренессанса. Его мощь – только видимость, хотя одну осаду он выдержал. В летописи замка содержится информация о том, что в 1577 году гугеноты так и не смогли им овладеть. Отех временах напоминают гербы и гравюры на стенах отеля.

Глава семьи, месье Жерар, в молодости работал шеф-поваром в одном из ресторанов Парижа. Выйдя на пенсию, купил этот замок, поселился в нём вместе с семьей, а уже сын Люк, бухгалтер по образованию, создал семейный бизнес. Месье Жерар обучает поваров ресторана, а вечерами развлекает гостей замка, рассказывая истории о знаменитых парижанах, которые приходили к нему в ресторан и становились поклонниками его кулинарного искусства. Кухня ресторана при замке славится далеко за пределами окрестностей Каркассона.

Есть такой справочник «Бахус угощает», который содержит перечень вин, их поставщиков и ресторанов, где можно попробовать эти «божественные напитки». Ведет его Ассоциация виноделов Франции. Она же разрабатывает специальные гастрономические маршруты для туристов. Те разъезжают по ресторанам, поглощают изысканные блюда, запивая их лучшими французскими винами, а потом разносят по миру слухи о небывалых запахах, вкусах и интерьерах. И весь год до следующих отпусков кто-то из тех, до кого дошли слухи, мечтает побывать в тех самых ресторанах. Мечты иногда сбываются, а рестораны получают новых клиентов, некоторые из которых становятся постоянными.

Во Франции я полюбила рассматривать этикетки на бутылках с надписями Chateau. Сначала рассматриваю буквы, потом изображение замка и, вглядываясь в его четкие контуры, пытаюсь представить себе жизнь тех, кто когда-то жил в этом самом замке.  Например, «Chateau Марго». Здание, которое красуется сегодня на этой этикетке, было построено в 1810 году архитектором Луи Комб, учеником знаменитого Виктора Луи.

В трёх словах не расскажешь длинную и захватывающую историю этого Chateau. В XII веке, в эпоху Средневековых завоеваний оно называлось «Ля Мот де Марго». Ни о каких виноградниках и винах в те времена и речи быть не могло. То англичане пытались захватить Шато, то французы устраивали налёты. Отбиваться не успевали, а тут и Столетняя война разгорелась. Только в конце XVII века на территории замка зацвели виноградные сады. Но сам по себе виноград — это ещё не вино.

Французы уверяют, что великое вино делает не столько виноградник, сколько сам человек. Мастер винных дел может испортить вино даже наилучшего урожая, но может улучшить его качество даже в неурожайный год. Так всё и произошло с «Chateau Марго». Не было бы никакого «танцующего по нёбу» вина, не появись на виноградниках Берлона винодела от Бога. За одну-единственную бутылку этого напитка урожая 1887 года, до сих пор выкладывают сумму в евро с шестью нулями.

Однажды меня угостили вином «Chateau Smith Haut Lafitte», о котором говорят с музыкальными тональностями, словно поют. А позже я прочитала высказывание о вине одного известного французского дегустатора вин: «Долгое послевкусие «шато Смит о лафит» напоминает финальные аккорды рахманиновской Симфонии № 2»

 Как Вам эта аналогия? Я запомнила слово в слово, как и самую первую капельку этого вина, которую долго перекатывала во рту языком, не решаясь ее проглотить. Но до французов мне, ох, как далеко! Иногда мне кажется, что они владеют тонкостью вкуса не только потому, что родились во Франции, а потому что умеют пить вино, поглощая красоту и тепло южного солнца, которое впитали в себя крошечные виноградинки под яркими кружевными листьями.

38
0
Ваша оценка: Нет