Аперитив для Юли

Текст: 
Надежда Меркушева

 

Вернувшись поздним ноябрьским вечером в свой гостиничный номер в предместье Ниццы, я обнаружила безудержное веселье как соседей справа, так и слева. Выбор у меня был небольшой – или остаться в номере, терпеливо ожидая окончания «вечеринки», или отправиться к морю, а заодно найти маленькое кафе на предмет поесть. 

Конечно, я выбрала кафе, но сначала – на море. Найти дорожку меж пальм и цветущих кустарников – не проблема. Проблема в том, чтобы спуститься на пляж, не сломав ноги и не разбив голову. Мне удалось это с первой попытки, а там уже лунная дорожка и яркие звезды освещают путь.

За пять минут я добралась до моря, которое что-то раскапризничалось. Утром и днем я видела его совершенно другим – ласковым и приветливым. А сейчас его волны грохотали, подбираясь совсем близко к моим ногам, обдавая брызгами. Волнующий морской запах здорово бодрил. Я сразу замерзла, и мне захотелось куда-нибудь в тепло – выпить чашечку горячего шоколада и посмотреть на огонь в камине. Не спеша, я вернулась к отелю и зашла в соседнее кафе.

Оно было небольшое, уютное. От камина шло тепло и медленно растекалось по залу. Я села в уголке и заказала горячий шоколад с куском яблочного пирога. Обедала я в этот день на рыбном рынке и почти всё оставила на тарелке, поэтому есть хотелось смертельно. За соседним столиком сидела юная парочка, им было лет по четырнадцать, наверное. В другом углу пухленькая женщина лет сорока пила джин. Пирог оказался восхитительным, шоколад - очень горячим. Мне стало так хорошо, что я окончательно расслабилась и решила посидеть здесь подольше.

Тихонько играла музыка, и вдруг на двери звякнул звонкий колокольчик. Я подняла глаза - вошла девушка. Она была какая-то замороженная, без тени улыбки на бледном красивом лице. Мне почему-то чисто интуитивно подумалось, что она не француженка. Они одеваются со свойственным им шармом, но недорого. А вошедшая девушка была одета очень-очень дорого, но как-то безвкусно. Брюки-стрейч слишком натянулись на бедрах, и мне показалось, что они вот-вот лопнут. А модный оранжевый топ как-то странно топорщился, хотя топы обычно сидят как влитые. Очень странная девушка.

Уселась она за мой столик, прямо напротив, но даже не взглянула на меня. Вскоре к ней подошла хозяйка. Я прислушалась. Девушка говорила по-английски, но растягивала фразы и не проговаривала окончания слов, словно ей было лень это делать. Хозяйка явно не понимала. Девушка разозлилась и, проговорив что-то дерзкое, высокомерно посмотрела на нее. Когда наконец моей случайной соседке принесли чай и рюмку какого-то напитка, та взглянула на эту рюмку с таким презрением, что я тут же поняла – это русская.

Одним глотком она опрокинула содержимое рюмки в рот и жестом подозвала хозяйку. Я не поняла ни одного слова, которые вылетали из уст раздраженной девушки, но и хозяйка не понимала тоже. Она беспомощно оглядывалась вокруг, возможно, надеялась на помощь со стороны. Я тоже оглянулась и вдруг услышала отчетливое: «Идиотка»!

Я чуть со стула не упала, настолько это было неожиданно в таком-то месте! А потом пришла в себя и спросила:

– Вы что-то хотите заказать, да?
– Господи, Вы - русская?! Какое счастье, эта французская дура не понимает, что я хочу. Пожалуйста, объясните ей, что мне нужно мартини или виски.

Я не стала читать ей мораль на тему правил хорошего тона и распития горячительных напитков в большом количестве, да еще в таком юном возрасте, сделала заказ для нее на аперитив. Надо сказать, что во Франции крепкие напитки пьют только на аперитив. Хозяйка немного удивилась, пожала плечами, но принесла заказ за наш столик. Через минуту Юля, так звали девушку, уже потягивала свой мартини и щурилась от блаженства. Каждому своё. Я вот тоже от своего шоколада получала большое удовольствие.

– Извините, но у меня сегодня такой день невезучий, что я на всех набрасываюсь. Я так рада, что Вы нормальная и по-русски говорите. Я здесь уже три месяца одна, среди местных дикарей и русских придурков. Мама обещала из Парижа новый гардероб прислать, я с радости все тряпки прислуге отдала, а багаж задерживается. Мне сегодня даже выйти не в чем. Хожу как пугало. Я же видела, как Вы на меня посмотрели, потому и села за ваш столик, нахамить хотела. Думала, что Вы обязательно мне лекцию читать будете. Ну, что я так много пью… И одета как чучело…

– А теперь передумала хамить? Кстати, а почему ты решила, что я непременно тебе лекцию читать буду? Я что – на школьную учительницу похожа? - я улыбнулась и осторожно придвинула к ней свой пирог, так, на всякий случай. Ведь пьет хотя и по глоточку, но ведь безо всякой закуски.
– Я бы не сказала, но уж больно Вы похожи на порядочную. Вечером шоколад пьете. Вы не подумайте ничего, это я просто от неудач решила отвлечься. А вообще-то, я не пью, что я – больная на голову?
– Юля, а ты здесь одна живешь?
– Нет, что Вы. У меня целый штат слуг. И даже домоправительница. Всё как положено. У меня весной сильная депрессия была. Я даже вены резала, и меня в психушку хотели отправить, но папа меня увез сюда, чтобы все забыли. Со временем я вернусь, когда всё забудется. Мой папа – известный человек в финансовом мире, банкир, и всё такое. Ему репутацию никак нельзя портить. А из-за меня шум мог подняться.
– Неужели всё так плохо? Но ты здесь хоть дружишь с кем? Чем занимаешься? И потом, ты ведь где-то учишься?
– Нет, дружить здесь не с кем. И заниматься тоже нечем. Так, телек и видик смотрю, плеер слушаю и купаюсь в бассейне. На море опасно, там запросто украсть могут, а потом с папы выкуп потребовать. А учиться мне не надо. Папа мне диплом купит! Я просто еще не решила, какой. Мне, как и маме, работать не нужно. Просто диплом на всякий случай.

Если сказать, что я была шокирована ее откровениями, то это значит ничего не сказать. Неужели всё это говорит девочка, больше похожая на нежный цветок, чем на девицу, уверенную в том, что она так и будет жить без забот, усилий, желаний…

Я решила сменить тему и поинтересовалась, что она успела посмотреть в Ницце.

– Ничего! Мне пока не хочется. Вот папа прилетит, тогда посмотрю.

Потеряв интерес к разговору, я уже было хотела распрощаться, но тут она неожиданно спросила:

– А чем Вы занимаетесь? Неужели работаете? Никогда не поверю, что Вы сами оплатили себе путевку с проживанием в отеле? Вы ведь по путевке здесь? Потому что я Вас раньше не видела, а в этой деревне я всех знаю.
– Представь себе, деточка, что я работаю. Более того, почти 30 лет я занималась программированием. Ты хоть когда-нибудь видела компьютер? Или тебе это тоже неинтересно?

Конечно, воспитывать Юлю не входило в мои планы, но нужно было что-то ответить. У девчонки глаза сделались квадратными.

– Да прям. У папы в банке, знаете, какие крутые программисты работают. А Вы на программиста и не похожи совсем.
– Да что ты говоришь! Ну вот что, Юлечка, приятно было с тобой познакомиться, но мне пора…

Я встала из-за стола. Но девчонку это не смутило, и она тут же бросила на меня любопытный взгляд:

– А женщина в вашем возрасте разве может научиться всяким компьютерным штукам?
– Компьютер здесь ни при чем! И возраст тоже. Голова, желание и труд - только это и нужно.

Юля посмотрела на меня с таким нескрываемым восхищением, что я вдруг почувствовала себя как персонаж «эстрадной миниатюры Аркадия Райкина: «Закрой рот, дура, я уже всё сказала».

Я рассчиталась с хозяйкой, кивнула на прощание девочке, а она так старательно переваривала только что услышанное, что даже не прореагировала на мой уход. А я до того устала, что еле доплелась до своего номера. Часы показывали два часа после полуночи, а веселье и за левой, и за правой стенкой было в полном разгаре.

25
0
Ваша оценка: Нет