Ветка сакуры

Текст: 
Светлана Болоцкая
Фото: 
Светлана Болоцкая

 

Говорят, Hippo-клуб придумали японские домохозяйки для изучения языков посредством общения на семейном уровне. Клуб международный, имеет отделения почти во всех крупных странах мира. Одна частная школа английского языка в Хабаровске наладила связи с японским клубом. Вот по этой линии весной 2001 года мне и предложили поехать в Ниигату на праздник цветения сакуры.

Признаюсь честно, были сомнения в ее целесообразности: проживание в чужой семье, проблемы общения… Может, проще простым туристом поехать? Но поверила мнению о том, что для Японии достаточно знать базовый английский, а узнавать страну изнутри гораздо продуктивнее, чем из окна отеля.

Приглашение на мое имя пришло от семьи Фукуда (в этой «игре» выбирает японская сторона): хозяин семьи Шигинори-сан, бизнесмен (32 года), его жена Эри-сан, домохозяйка (29 лет), их дочь Нахо (2 года). Я подумала: хозяин будет работать, хозяйка заниматься ребенком, а я бродить по городу и знакомиться с загадочной Японией - чем не удовольствие? Но реальность выбрала другой сценарий.

Первое потрясение ждало в аэропорту. Навстречу мне выбежала миниатюрная японка с ребенком на руках и плакатом: «Добро пожаловать, Светлана!». Она затараторила на правильном английском так, что я не успевала улавливать даже смысл фраз! Оказывается, Эри три года работала в американской компании, а вот плакат писала не сама, так как по-русски не знала ни слова. Когда мы сели в машину, я была в панике, и радость от приземления на другой планете под названием Япония мгновенно улетучилась. Что делать, как общаться?

…Мои хозяева представляли молодую обеспеченную семью: три года назад поженились, медовый месяц провели на Багамах, купили 5-комнатную квартиру в новом доме. Комната для гостей, предоставленная мне, была выстлана татами. Здесь не было ничего, кроме узкого зеркала и синтезатора, лежащего на полу. Предназначение его было непонятно, но маленькая Нахо, пробираясь в мою комнату, частенько демонстрировала забаву: нажимала кнопку включения и радостно прыгала попкой по клавишам.

Постель вынималась из встроенного шкафа, и спальное место устраивалось прямо на полу. В первую ночь, суммируя ощущения от знакомства с японским бытом, я почувствовала их дом, начиненный электроникой, как живой организм. Все время попискивали таймеры, что-то где-то включалось и выключалось. В этом доме пульт управления был даже у ванны и унитаза (подогрев воды, подогрев сиденья, выбор разных температур, запахов, остальное непонятно), а факс стоял возле мойки (гостиная совмещена с кухней). Комнаты в квартире небольшие, как и везде в этой кукольной стране, но до того все продумано и удобно, что кажется: а по-другому и не нужно.

Помню, как в первый день Эри привезла меня к огромному магазину (парковка карусельная, по типу колеса обозрения), где практически можно жить (сервис от кафе-баров до комнаты кормления детей грудью), а меня понесло к цветущему дереву в скверик перед торговым центром. На мой восторженный возглас: «Сакура!» - японка отрицательно покачала головой: «иумэ». Оказывается, весна была холодная, и пока расцвела только дикая слива. Заметив, что я не интересуюсь магазинами, чуткая японка тут же поменяла программу. Мы сошлись во вкусах, поэтому впоследствии все оранжереи, храмы, парки были наши. Утром забрасывали Нахо на заднее сиденье машины (она чудный пассажир) и практически весь день проводили, осматривая город.

Самое главное, мы не мешали друг другу во время прогулок. Японцы удивительно чувствуют природу и, погружаясь в созерцание предмета, будто видят то, что другим не дано. Эри могла замереть, любуясь засушенной веточкой, а я глаз не отводила от нежных бело-розовых соцветий, так похожих в моем представлении на цветы сакуры, но японка снова и снова лукаво улыбалась ошибке русской гостьи, повторяя: «No, this is иумэ».

Принято считать, что русские очень гостеприимны, но не ожидала, что японцы тоже. Стремление семейства Фукуда угадать мои желания было тактично ненавязчивым, а потому приятным. Эри каждый день угощала новыми вкусными блюдами, а Шигинори записывал на CD видеоклипы с моим участием. Сейчас это уже не удивляет, но 10 лет назад я весьма позабавила коллег, отправив из Японии e-mail на «великом и могучем», а все благодаря тому, что Шигинори установил на своем компьютере распознаватель русского языка и распечатал схему соответствия японской клавиатуры русским символам. Сколько потом ни рассказывала друзьям про радушие, непрекращающиеся улыбки и поклоны, слышала в ответ: «Да это же дань традиции, чисто национальное». Конечно, и я умом понимала про «национальное», но так приятно было купаться в этой дружеской ауре добра и любви!

…В день отъезда, рано утром, Эри загадочно сказала: мы обязательно должны съездить в одно место. Ехали долго, за город, остановились у дверей пустынного храма, никого вокруг не было. Эри заставила меня бросить монетку и ударить в барабан (известный ритуал возвращения. – Авт.), а потом повела в сад. Такого весеннего разноцветья я никогда не видела! Высокие деревья (совсем не кустарники, какими мы привыкли видеть дальневосточную вишню) с белыми, розовыми, желтыми цветами. От восторга обе замерли, наслаждаясь и видом, и запахом, и было столько светлого чувства в тех грустных минутах расставания с Японией, что картинку того сада память сфотографировала на всю жизнь. Уже понимая, что ошибаюсь, спросила: «Иумэ?» и услышала торжественные нотки в голосе своей японской подруги: «Сакура!»

Мы долго переписывались с Эри по e-mail. Она сообщила мне, что ждет сына и даже будто бы это я им его напророчила. Дело в том, что когда родители Шигинори пригласили меня на ужин в ресторан, то в качестве тоста я пожелала бабушке с дедушкой еще внуков, а так как у меня два мальчика, то пусть и у Эри будут сыновья. Родители совсем не понимали по-английски, вежливо-вопросительно слушали, но когда, наконец, им перевели мой спич – улыбкам и поклонам не было конца.

А еще через весну пришло письмо почтой и в нем несколько фраз на русском – моя умница японочка, сидя дома со своими малышами, время даром не теряла, изучала язык и вот уже научилась писать! Эри дословно сообщала, что снова «чуть-чуть беременна» и в июне у нее появится второй мальчик.

Мы терялись и находились, а позапрошлым летом Эри приехала в Хабаровск с дочкой. Моя старенькая дача пережила бум русско-японской дружбы! Все семейство собралось в дачной беседке встречать гостей. Стол в русском стиле, с мамиными пирогами и кулинарным шедевром Эри. Она произнесла речь о том, как долго мечтала попасть в Россию, а потом достала флейту и сыграла старинную японскую мелодию. Под наши аплодисменты японка скромно заметила, что с барабанами Шигинори выступление было бы интересней. Нашему семейному клану срочно потребовалось соответствовать моменту, и хором зазвучала «Катюша». Эри ответно показала фокусы, причем сделала это превосходно, а Нахо рассказала «Репку» на японском языке. Чувствовалось, что они готовились, а мы нет, но выручил экспромт – в ход пошли детские игры, выдаваемые за традиционно русские. Международный прием закончился поздно ночью установкой телескопа на огороде и наблюдением за звездами!

В Эри влюбились все, даже мои сыновья – она излучала искренность, обаяние и теплоту. Две недели пролетели как один день и оставили удивительное чувство праздника от нашей встречи. Оказывается, родство душ вне национальности.

38
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии

No image

Федор

07.04.2011 - 18:25

Ребята какие вы

Ребята какие вы молодцы!!!
Статья восхитительная,а главное актуальная.