Магия театра

Текст: 
Анастасия Содоль
Фото: 
из архива Театра юного зрителя

 

Может казаться, что театральная жизнь похожа на сказку – сплошные аплодисменты, восторг зрителей, цветы и дифирамбы… Ан нет! За каждым спектаклем стоит огромный труд целой команды творческих людей. 


НАШЕ ДОСЬЕ
Константин Николаевич Кучикин - художественный руководитель государственного учреждения культуры и искусства «Хабаровское краевое объединение детских театров». Окончил Хабаровский государственный институт искусств и культуры, отделение театральной режиссуры, курс В.И. Павленко в 1984 г., высшие режиссерские курсы в 1999 г. Участник режиссерских лабораторий под руководством Л. Хейфеца, А. Шапиро. Лауреат премии Правительства РФ в области культуры. Номинант «Золотой маски-2011» - национальной театральной премии России.


- Константин Николаевич, почему вы решили связать свою жизнь с театром?
- Еще ребенком, впервые оказавшись в театре, - сказал он, задумчиво глядя куда-то вдаль, - я понял - это совсем другой мир. Мне было интересно, откуда появляются люди на сцене, куда они потом исчезают, что скрывает занавес… Немного повзрослев, я заметил: магия этого необыкновенного места меня настолько увлекла, что стало ясно – я хочу быть частью этого мира.

- Какие профессии в театре вы испробовали?
- После окончания института я работал режиссером в небольшом студийном театре, который мы создали вместе с однокурсниками, но странно - тогда не было ощущения, что режиссура - это мое. И я решил попробовать себя в качестве актера. Только проработав восемь лет на сцене, осознал, что мне по-настоящему близко - создавать собственный мир, нежели воплощать чей-то замысел. И я вернулся в кресло режиссера.

- Вы ведь еще занимались преподавательской деятельностью?
- Да. В Благовещенском колледже культуры, затем в Хабаровском институте искусств и культуры. В амурском театре актера и куклы был набран курс, на который руководство получило грант, этот образовательный проект назывался «Театр 21 века». Но больше я не преподаю - к сожалению, времени не хватает. Хотя в этом году судьба неожиданно вернула меня в это русло: мы с коллегами готовили спектакль со студентами 3-4 курсов института искусств и культуры. За два с половиной месяца мы поставили спектакль «Маленький принц» и даже отвезли его на Всероссийский молодежный фестиваль «Будущее театральной России» в Ярославль, где он получил хорошие отклики. Трем выпускникам сделали предложение работать в театрах России. Это был отличный шанс для студентов показать себя. Не каждый день такой выпадает, - мой собеседник закурил. - Понимаете, - сказал он, - многие ребята уходят из театра, из профессии, а порой и с последнего курса института.

- Почему?
- Не верят в свои силы, не понимают данный им талант… Сложно сказать. Может, всё дело в ценностях современного поколения. Они не готовы посвятить себя театру. Не готовы к тому, что придется тратить много сил, зарабатывать мало денег, и всё время надеяться на успех, который может и не прийти.

- А строгость режиссера играет роль в выборе дальнейшего пути?
- Строгость? Нет, скорее требовательность. И это касается не только студентов, но и уже дипломированных актеров.

- А насколько высоки ваши требования?
- Очень высоки. Настолько, что актеры порой устают от них. Это нормально. Я считаю, что нужно постоянно развиваться, расти, двигаться вперед, а не стоять на месте. Мы должны быть недовольны друг другом постоянно. Только тогда возможно создать что-то по-настоящему стоящее.

- Расскажите о спектакле «Малыш», с которым вы номинировались на «Золотую маску» в этом году. О чем эта история?
- О жизни, о любви… о мире и о том, как мы ощущаем себя в нем. Ведь порою человек чувствует, что словно находится в темной комнате. Он испытывает страх, задает себе вопросы: я управляю судьбой или она мной? Как попасть в свою колею? Что такое жизнь? Это спектакль для думающего зрителя. Вообще, все спектакли призваны заставить нас задуматься.

- А как его принимали московские зрители?
- По-разному. Вообще в Москве люди пресыщены всевозможными спектаклями и удивить их сложно, особенно критиков и журналистов, которые видели, казалось бы, всё в этой жизни.

- Но реакцию публики вы чувствовали?
- Да, безусловно. Зрители вслушивались в текст, понимали происходящее…

- Фестиваль такого уровня – настоящий марафон для артистов.
- Безусловно. Идеально адаптировать спектакль к другой сцене в кратчайшие сроки практически нереально. У нас на всё, включая репетиции, было 20 часов. Хотя только на монтировку декораций ушло много времени. Сложность еще заключалась в поднятии реквизита – лифт маленький, чтобы добраться до него, нужно обойти всё здание огромного театра Моссовета, а часть декораций поднять на веревках через большую сцену на приличную высоту! Но мы выдержали это испытание. Все работали очень слаженно, как часы. Несмотря на усталость, порой отсутствие сна, разницу во времени, волнение.

Национальный фестиваль в Корее

- Работа в театре, помимо ее эмоциональной сложности, имеет еще и особый график - частые поездки, поздние возвращения…
- Да. Это репетиции до 21 часа или спектакли, порой до 23 часов, а после - своего рода «разбор полетов». И ведь еще есть гастроли, поездки. Свободного времени в представлении менее занятых людей у нас практически нет!

- А как же личная жизнь? Где люди театра ищут свою вторую половинку?
- Как правило, в театре. Мы ведь люди творческие, нас понять сложно. Вот и находим себе тех, кто нас поймет лучше всего – таких же творческих людей.

Фестиваль "Сибирский кот", Константин держит в руках приз за лучшую режиссуру.


На фестивале "Пять вечеров" в Санкт-Петербурге.


Сцена из спектакля "Малыш"

49
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии