Небо зовет

Текст: 
Роман Хохлов
Фото: 
Роман Хохлов

 

Каждый год в двадцатых числах мая парашютисты Дальнего Востока собираются в ста километрах от Москвы в авиационно-парашютном клубе «Аэроград-Коломна». Жаль, что я в этом году не смог оказаться там. Прошлой весной это было здорово…

Дело-труба
«Аэроград-Коломна» находится под Коломной. Туда я отправился, чтобы совершать прыжки по групповой акробатике, то есть собирать в небе различные фигуры из нескольких человек.

На тот момент я уже напрыгал около полутора тысяч прыжков. Но даже такой опыт не гарантирует безукоризненных прыжков в формации. Чтобы не терять время на «неправильные» прыжки, свой экстремальный отпуск я начал с Free Zonе, а именно с аэродинамической трубы. Это такой тоннель, в котором мощными вентиляторами создается аэропоток, заставляющий парить человеческое тело.

59-й километр Симферопольского шоссе ждал нас ночью. Почему? Во-первых, ночью летать дешевле, а во-вторых, из-за разницы во времени для свежеприлетевшего дальневосточника московская ночь - что белый день.

В трубе один непрерывный полет длится от 1,5 до 3-х минут – в зависимости от подготовки человека. Потом перерыв, обсуждение техники с инструктором. Из двух оплаченных в трубе часов в общей совокупности я отлетал целый час. Это приравнивается примерно 500 прыжкам. С той лишь разницей, что, прыгая с высоты четыре тысячи метров, в свободном падении максимально находишься чуть больше минуты. А тут у меня был целый час полета. Красота!!!

После трубы я почувствовал, что у меня заработали совсем другие мышцы, нежели всегда. Такая тренировка, конечно, дорогого стоит. Не в плане материальных вложений, а относительно опыта, начиная с одиночной и групповой акробатики и заканчивая Free Flay, когда прыжки совершаются на спине, вверх ногами и как только можно безбашенно придумать.

В парашютном спорте всё зависит от опыта. Труба и нужна, чтобы этот опыт не напрыгивать, а просто и быстро налетать.

Полетаем...
От Free Zonе до Коломны еще 150 километров. Я заранее сделал заявку, забронировал домик. Приехал ночью, сразу после полетов в трубе.

Буквально с первых минут пребывания в «Аэрограде» ощущаешь необыкновенную атмосферу: здесь собираются люди со знанием дела, которые хотят попрыгать от души.

Прыжки совершаются на дропзоне, которая разделена на сектора. В гостевом секторе есть гостиница VIP-класса, домики среднего класса, бунгало. Правда, не те, что обычно стоят на побережье какого-нибудь теплого моря, – здесь это что-то типа казарменных помещений. Есть на дропзоне и место, где можно поставить свою палатку, если не хочешь платить за проживание. Там никто не боится за свои вещи: можно оставить парашют, и при этом через год он будет лежать на том же месте.

На следующее утро, не завтракая, с другими парашютистами мы прошли медкомиссию, проверили парашютную технику на пригодность. Потом заполнили членские карты, оформили персональные электронные карточки, типа банковских. Кладешь на эту карту деньги, и на территории «Аэрограда» можешь рассчитываться по ней за всё: от бутербродов до прыжков.

В «Аэрограде» всё для людей: на территории всей дропзоны бесплатный WI-FI, так что, вооружившись ноутбуком, можно, сидя на лужайке, общаться с Хабаровском и смотреть за парящими в небе людьми.

На один взлет идет двадцать человек, не считая оператора и инструктора. Сначала разбор проходит «на сухую», проще говоря, репетиция на земле: выход с макета летательного аппарата, сбор формации – у нас это называют «пешим по конному» и разбежка спортсменов в разные стороны. Потом все ждут вызов.

Каждый самолет там обозначен названием животных или птиц, нам достался Л-410 «Акула» - его объявляли как Shark.

Сирена: «Готовность 30 минут, взлет номер такой-то, самолет Shark». Перед подъемом люди собираются, проверяются, делается контрольный осмотр. И вперед, в небо…

Сначала прыгали без инструкторов, по десять человек. Двое ложились в базу фигуры, и к ним подходили все остальные, после чего в воздухе делали перестроения. Как-то на дропзоне проводились показательные выступления, и даже спортсмены делали олимпийские кольца по десять человек в каждом. И кольца вращались в разные стороны. Это, конечно, высший пилотаж.

Постоянная высота прыжков в «Аэрограде» четыре тысячи метров – настоящий праздник для нас, дальневосточников. Дома мы редко поднимаемся выше двух с половиной тысяч. А там, если формации побольше, то высота доходит даже до 5200! Конечно, с кислородным оборудованием, дабы избежать кислородного голодания. Для сравнения: 5-этажный дом в высоту всего 15 метров, получается, здесь высота 346,5 пятиэтажек!

День рождения
Бывает, что парашют не открывается. Причины разные, например, плохая укладка, нештатные ситуации в воздухе: порыв строп при открытии или невыход купола из ранца. У меня все произошло при раскрытии: ветер на высоте был очень сильный, и мой купол закрутило в его потоках. А так как я прыгал на скоростном парашюте – бороться там было бесполезно, и мне пришлось отцепить свободные концы и воспользоваться запасным. За долю секунды я принял решение, и метров за девятьсот до земли уже висел под куполом запаски.

Все эти ситуации мы отрабатываем на земле, так что паники у меня не было. Причем на видеоролике это смотрится как - раз, и всё. На деле я пять раз обернулся вокруг под куполом, пять раз увидел вспышки солнца. Мысли были только одни: «Всё в порядке, запаска уложена. Сейчас проверим, как».

Приземлился, звоню любимой: «Ну что, поздравь. У меня сегодня день рождения. Я отцепился…» - «Что случилось?» - «Игра воздушных струй…»

Эта вторая отцепка в моей жизни. Вообще говорят: у каждого парашютиста на каждую тысячу прыжков должна быть хотя бы одна отцепка. Если не иметь опыт отцепок и внештатного ввода запасного парашюта, притупляется чувство опасности и появляется излишняя уверенность в себе, что приводит к плачевным результатам.

В свободном падении
В Коломне, как правило, по выходным формации тренирует Виктор Кравцов, мастер спорта, семикратный рекордсмен России, двукратный рекордсмен мира. Он собирает людей подходящего уровня и тренирует: сперва прыгают по двадцать человек, а под вечер собираются формации побольше.

Три самолета по двадцать парашютистов одновременно заходят на точку выброски, отдается команда и производится отделение парашютистов от самолета.

…Начало садиться солнце. Мы все отрепетировали на земле: каждый спортсмен знает свой сектор, к кому он подходит, как и за что держится. Цель такого прыжка – собрать фигуру, которую отработали. В воздух поднялись – я был в самолете, с которого выходила база. Вышла база, я прыгал за ней. Когда база легла, с разных сторон, как в амфитеатре, люди по одному стали подлетать. Подходят новые и новые, пока не ляжет вся формация. На высоте две с половиной тысячи метров разошлось внешнее кольцо, а база разбежалась на полутора тысячах. В свободном падении мы были чуть меньше минуты…

Кстати, на день «Аэрограда» был поставлен рекорд «Коломны» – за день выполнили две тысячи прыжков, осуществлено сто подъемов в небо.

Теперь хочу попасть в формацию из ста человек - ее по-домашнему называют «коломенская сотня». На следующий год сделаю всё, чтобы быть среди тех ста счастливчиков.

36
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии

No image

Юрий С.

09.06.2011 - 01:05

А как туда можно попасть?

А как туда можно попасть? Много нужно времени на подготовку, если никогда не прыгал?

No image

витор

24.05.2012 - 21:49

а первую фотку делал сам или

а первую фотку делал сам или кто. это же озк.