Про ямочки и Эвересты

Текст: 
Егор Олегов
Фото: 
Андрей Лебединский (иллюстрации)

 

«Костяня! Да это же Костяня! Марин, подержи-ка!» - Незнакомый парень в очереди к соседней стойке регистрации на рейс Москва-Владивосток явно обращался ко мне. Протянув ручку чемодана своей спутнице, он, пригнувшись, подлез под оградительный ремешок, отделяющий стойки, и поспешил в мою сторону. Костяня - так за всю жизнь меня называл только один человек, мой бывший одноклассник Витёк. Ну конечно, Витёк! А ну, поди-ка сюда, корешок!

Последний раз мы виделись на выпускном вечере. Помню, тогда был дан старт жизненной гонке, в которую негласно ввязываются все бывшие одноклассники, единогласно верящие, что каждый должен обязательно стать лучше, успешнее и известнее других.

Перед призраками этих «других», я порой до сих пор с гордостью отчитываюсь, перебирая в уме все свои достижения. «Да, Миша, и дом свой есть. Да, Маша, и на Галапагосских островах я тоже был». Но где теперь эти Миши и Маши? Дорога, которая казалась одной на всех, расплелась в двадцать семь тропинок, оставив каждого один на один со своей судьбой.

На том выпускном вечере, когда речь зашла о мечтах, Витёк отмолчался. Его родители пили по-черному и оба были лишены прав на его опеку, когда ему было лет семь. На какие мечты они могли его вдохновить, если счастье обоих заключалось в новой бутылке? Но я знал, что Витька всегда мечтал о любви. О том, что женится и у него никогда не будет так, как уже однажды у него было.

А мои родители до сих пор счастливы вместе. Я не помню ни одной их ссоры. Возможно, как раз потому, что семейное счастье было неотъемлемой частью их и моей жизни, я всегда воспринимал его как нечто само собой разумеющееся. Возможно, как раз поэтому отец, периодически объяснявший мне жизненные ценности, не включал в их список любовь.  «Для мужчины важно реализоваться, сынок, получить образование, найти достойную работу, заработать состояние. Стать капитаном своего лайнера. И не раскисай никогда. Мужик должен быть сильным!» - говорил он.

Я был примерным сыном. Мне всегда было важно, чтобы отец гордился мной, и я, не оступаясь, шел по его списку: ВУЗ, затем второй, переезд в столицу, работа, работа, работа – по карьерной круто вверх. В итоге к тридцати семи срез моей жизни выглядел так: директор международной компании, президент крупного издательского холдинга, путешественник, интервью на первых каналах, номера в лучших отелях. Мне не на что было жаловаться. Разве что вот иногда становилось немного одиноко. Совсем чуть-чуть, но я не раскисал, я был сильным капитаном.

- Костяня, ну ты красава! - Я пересел к Витьке, уступив место в бизнес-классе его жене. Мы сидели на 36 ряду самолета и беседовали. Я не стал хвастаться своими достижениями и соврал, что такой билет мне купила компания, потому что других не было. Почему-то было неудобно рассказывать ему обо всем, чего удалось добиться.

- А я в мореходку сразу после школы пошел! Чуть не утонул однажды, прям как в кино! Пробоина такая хитрая была, что мы три дня ничего не знали, пока трюм водой не залило, и мы тонуть не начали! Ха! А потом меня в Питер позвали служить, место – обзавидуешься! Но я обратно вернулся в свою деревню под Владиком. В командировке однажды так влюбился в эти ямочки на щечках, и всё, с головой! Костяня! Мы же с Маринкой пацана ждем! И ты знаешь, ведь это такое счастье, когда ты уверен в своей гавани! Когда по каким бы морям ни ходил, оглянешься, а там тебе огонек светит, маячок твой. И чувствуешь, что тебя любят и ждут! А тут еще вот сын скоро появится. Мужик! Я как будто делаю шаг в вечность. Представляешь?

И я очень четко представил себе эту картину. Вечность показалась мне такой светлой тучкой, на которой сидели, болтая ногами, Марина и пока безымянный маленький мужичок. Может быть, у меня и был билет бизнес-класса, но, черт возьми, рулил этим самолетом жизни Витька.

Как вышло, что мой дружище-простачок, так ни разу в жизни и не выбравшийся из пропахнувшей свежими булками и стриженой травой провинции, знал о жизни больше, чем я?

- Я вот смотрю на этих карьеристов, карабкаются вверх, никакой личной жизни. Взберутся на свой Эверест, и думают: вот красота! Весь мир у ног! А обнять-то некого! Я вот иногда думаю, ну не хватал я с неба звезд, и не добился, может, многого, но как посмотрю на эти ямочки на ее щеках… И не нужен мне никакой Питер!

Тут я представил себя капитаном своего корабля. Большого трансконтинентального лайнера. Я стою у штурвала, довольный такой и вбегает Витёк:
- Капитан, у нас хитрая пробоина! Мы идем ко дну! Что делать?
- Спасать женщин и детей!
- Но у вас на борту нет ни женщин, ни детей, капитан. Вообще никого на вашем борту нет! Спасайтесь сами! – кричит Витёк, растворяясь в воздухе.

Никого нет на моем борту. Забитый грузом достижений трюм залит водой. И вода продолжает затекать, просаживая судно всё ниже и быстрее. Вот она уже везде, окна не выдерживают давления, и с треском…

- Ааааа!

Кто-то хватает меня за рукав:
- Ты чего, Костян, уснул, что ли?
- Уснул, дружище! А ты разбудил! Давай по вискарику, что скажешь?

Витёк, где же ты раньше был, соленые твои уши? Ты же всех нас правее был на том выпускном. Любовь! Оказывается, если она у вас есть, только она одна, вы уже на вершине своего Эвереста.

Чтобы быль, в которую вы стремитесь обратить свою сказку, не обернулась болью, позаботьтесь о том, чтобы рядом в момент свершения мечты был любимый человек. Сбывшаяся мечта по своей сути – это когда больше не к чему стремиться. Горы свершений за плечами и бескрайняя нелюдимая пустыня впереди. Остаться один на один с такой пустыней жутко.

На следующих выходных мы в Витьком едем на шашлыки. У его Марины есть подружка, по словам Витьки – «Настоящий огонь!»

Рассказывайте своим детям о правильных ценностях, не забывайте говорить им, что найти две свои любимые ямочки важнее, чем найти все остальное, потому что жизнь не меняет личные достижение на личное счастье ни по какому курсу.

30
0
Ваша оценка: Нет