Жизнь на две семьи

Текст: 
Сергей Хамзин
Фото: 
Андрей Лебединский (иллюстрация)

Я всегда считал, что истории про любовь с первого взгляда - это плод фантазии слишком романтичных литераторов. Ну как можно, совсем не зная человека, сразу в него влюбиться? Оказывается, можно. И любовь эта способна перевернуть всю жизнь...

В тот (теперь уже исторический) осенний день мне надо было заехать в офис одного из рекламных агентств города - забрать договор. Транспортное предприятие, на котором я работаю коммерческим директором, решилось на масштабную рекламную кампанию и выбранное нами агентство взялось ее осуществить. За договором меня попросили зайти в кабинет главного бухгалтера. Лично для меня само словосочетание «главный бухгалтер» всегда наводило грусть-тоску. Обычно на этой должности я встречал скучных барышень неопределенного возраста, которые кроме цифр ничего в жизни не видели. Но каково было мое удивление, когда за дверью кабинета главбуха рекламного агентства оказалась... нет, не молодая девушка, а женщина, возраст которой приближался к 40-летнему рубежу. Но я почему-то сразу не смог отвести от нее взгляд.

Всё в ней казалось мне необычным: мягкая речь, улыбка, сочувствующий (почему-то) взгляд, движения. Женщина что-то мне говорила, а я понимал, что ничего не слышу - всё внимание было сконцентрировано на ее лице. Что-то в нем было очень завораживающее и привлекательное. Эх, был бы я романтичным литератором, смог бы описать то, что происходило в моей душе. А так могу лишь сказать, что стоял я перед ней как провинившийся школьник перед директором школы, боясь пошевелиться.

Это уже потом я понял, что минутное дело - забрать договор - затянулось на полчаса. Мне предложили кофе, усадили в уютное кресло. Я опять молчал, а гостеприимная хозяйка кабинета всё продолжала говорить и говорить. Теперь уже разговор касался нашего предприятия, о котором она, оказывается, наслышана - когда переезжала на постоянное место жительства из Комсомольска-на-Амуре в Хабаровск, именно наши фуры перевозили ее домашние вещи. Имя она мое знала - прочитала в договоре, я же всё не решился спросить, как ее зовут, пока не прочитал табличку на столе: Ирина Андреевна. Ира. Ирочка...

Покинув гостеприимный кабинет, я весь остаток дня думал только о неожиданной встрече. Я не находил себе места, пару раз специально проехал мимо рекламного агентства в надежде, что Ирина Андреевна выйдет на улицу и мы опять «нечаянно» встретимся. На следующий день я нашел еще какую-то причину и заехал в агентство, попросив меня направить сразу к главному бухгалтеру. На этот раз кофе мы пили уже почти час и большую часть времени говорил я. Ирина внимательно слушала, при этом делала такие удивленные глаза, что я понимал - мои истории ей очень интересны. Расставаясь, я предложил завтра вместе пообедать. К удивлению, Ирина согласилась! И можете представить, как трепетно билось мое сердце всё оставшееся время до завтрашнего обеда, каким счастливо-растерянным был мой внешний вид, как долго я не мог уснуть, что даже жена поинтересовалась: «Что случилось?»

Да-да, друзья, вы не ослышались! Я женат! И женат, как мне казалось до недавнего времени, на всю жизнь. Со своей будущей супругой я познакомился будучи студентом - мы вместе учились в Ленинграде. Наша любовь явно не была любовью с первого взгляда - мы три года проучились в одной группе, прежде чем я стал на нее заглядываться. Анна (так зовут мою жену), как и я, приехала в Ленинград с Дальнего Востока, и это было первой причиной, которая сблизила нас. Не скажу, что любовь была страстной - всё как у всех: прогулки белыми ночами, робкие поцелуи, недорогое мороженое в кафе. И пожениться мы решили лишь после того, как «нежданно-негаданно» Анна забеременела. Кто жил в советское время, помнит, что в такой ситуации порядочный мужчина должен был жениться. Вот я и женился...

После окончания института мы вернулись на Дальний Восток, стали жить и работать в Хабаровске. Вскоре у нас родился еще один ребенок, вот так я стал счастливым отцом двух мальчишек. Был ли я счастливым мужем? Не знаю, на эту тему я никогда не задумывался. Всё свободное время поглощала работа, в лихие 90-е открыл много предприятий, которые по разным причинам долго не просуществовали. Лишь транспортное, которое мы зарегистрировали с другом детства, оказалось коммерческим долгожителем. По хабаровским меркам я был человеком небедным. Настолько небедным, что позволил своей жене вообще не работать. Впрочем, трудиться где-либо моя Анна особого желания не испытывала: занималась домом, воспитывала мальчишек и лишь в моменты сентиментальности сетовала, что осталась в жизни без профессии. Меня эти разговоры всегда злили: «Твоя профессия - быть женой и матерью, что еще надо?» - говорил я ей.

И вот случилось то, о чем я не мог подумать даже в самом романтичном сне, – я влюбился как мальчишка! Влюбился, когда мой возраст подошел к полувековому юбилею! Да так влюбился, что Аня всё поняла. Не хочется вспоминать про семейные разборки, про битье посуды, про укоризненные взгляды сыновей, которые уже сами стали взрослыми людьми. И всё это происходило параллельно с нашим романтическим периодом с Ириной. Вечером - домашние разборки со ставшей чужим человеком женой, днем - красивые прогулки с самой очаровательной женщиной на земле. Хуже всего мне было, когда жена изображала нервные приступы, и приходилось лихорадочно вызывать «скорую». При врачах она не стеснялась в выражениях в мой адрес, и скоро мне стало казаться, что все медики подстанции «скорой помощи» меня тоже ненавидят...

Будет неправдой, если я скажу, что не старался погасить конфликт «в зародыше». Мне казалось, что если я сразу признался в любви к другой женщине, это должно было стать для меня хорошим защитным щитом – я ведь никого не обманывал, я был за честные отношения с женщинами! Но истерики Анны этот щит разбивали в пух и в прах.  Я даже, как мальчишка, однажды сменил номер своего мобильного телефона, чтобы пресечь попытки жены мне постоянно звонить и говорить всё, что она обо мне думает. Но ведь я всё равно рано или поздно возвращался домой, и скандалы начинались с удвоенной силой.

 Решился я и на встречу с семейным психологом в надежде от него услышать ценный совет. Но солидный дядечка в очках и в бородке долго мне рассказывал прописные истины про кризис среднего возраста, а когда я тему разговора пытался направить на свой случай, он разводил руками и говорил: «Время - лучший лекарь!». За такой «умный» совет мне пришлось оставить «целителю человеческих душ» немалую сумму, но больше я зарекся решать свои проблемы с помощью чужих людей.

 Каюсь, в первый раз в жизни подумал о том, как хорошо, что у Анны родителей уже не было в живых, – иначе была бы обеспечена изрядная порция упреков и от них. Мои же мама и папа просто тяжко вздыхали, стараясь больше поддерживать жену. Но, отдам им должное, их хорошее отношение ко мне, так ценимое мной, все-таки не изменилось. Вот так я и метался, как загнанный зверь, не зная, где найти  выход из сложившейся ситуации.

А что Ирина? Ей хватило ума ни разу не сказать ничего плохого в адрес Анны. Она всё понимала и меньше всего хотела считать себя разрушительницей семейного очага. И хотя очень скоро я сам уже говорил, что такой очаг всё равно рано или поздно дал бы трещину, Ирина просила меня не бросать семью. Вот так я и стал разрываться между двумя женщинами - между той, которую любил, и той, которую люблю...

С той поры уже прошло три года. Анна, так и не устроившись никуда на работу, теперь дома уже занимается внуком (старший сын женился и съехал из дома - я купил ему квартиру). Разводиться с Анной мы не стали, тем более Ирина, побывав однажды замужем, не желает вновь обременять себя семейными узами. Она уже счастлива от того, что я есть в ее жизни. Правда, жить мне теперь приходиться на два дома: три дня с женой, четыре дня у Ирины. Моих доходов вполне хватает обеспечивать две семьи. Ирину это устраивает, Анна просто молчит. Как всё повернется дальше - не знаю. Не думаю, что такая жизнь устраивает Анну, но с Ириной мы счастливы...

История, описанная в этом рассказе, реальная, но не имеет никакого отношения к личной жизни автора.

40
0
Ваша оценка: Нет