На осколках счастья

Текст: 
Сергей Хамзин
Фото: 
Андрей Лебединский (иллюстрация)

Во всех бедах и проблемах нашей жизни виноваты мы сами. И спорить по этому поводу со мной бесполезно. Я как никто другой знаю, что счастье мы разбиваем своими руками, и собрать потом  его осколки  невозможно.

Моя счастливая семейная жизнь началась ровно 30 лет назад, когда я, молодой муж, вывел под руку из Дворца бракосочетания самую прекрасную женщину на Земле. С Татьяной мы до этого были знакомы… почти 20 лет! Да-да, несмотря на то, что нам в год свадьбы было по 21 году, знали мы друг друга практически с пеленок. Мы выросли в одном дворе, наши родители дружили. Поэтому мне сложно сказать, когда я влюбился в эту очаровательную девочку, она в моей жизни была всегда: мы ходили в один детский сад, потом в одну школу. Правда, в институты поступили разные: она выбрала педагогический, а я - политехнический. Но это не мешало нам и дальше дружить, общаться и радоваться жизни. Вот так постепенно дружба переросла в большую любовь, и вполне естественно, что скоро мы стали мужем и женой.

Наша семейная жизнь мало чем отличалась от жизни миллионов советских людей. Татьяна работала в школе, я – в большой компании, которая занималась строительством дорог. Как молодым специалистам, нам быстро дали отдельную квартиру, с разницей в 2 года родились замечательные сыновья. В общем, всё как у людей.

И продолжалась бы эта идиллия дальше, если бы однажды к нам в компанию не пришла работать Анастасия. Про таких, как она, говорят: «ноги от ушей». Она только окончила университет, к нам пришла экономистом. Понятно, что без «блата» здесь не обошлось – наш генеральный директор был большим другом ее отца. Я к моменту прихода Насти уже занимал должность заместителя генерального директора, и по роду службы юная коллега общалась со мной чаще, чем с другими.

Мне тогда было 47 лет, Насте – 22. Казалось бы, существенная разница в возрасте не предусматривает каких-либо романтических отношений.   Но любовь ведь в паспорт не заглядывает… Одним словом, очень быстро я понял, что все мысли мои только о Насте. Я с большей радостью стал ходить на работу, всё чаще вызывал ее в свой кабинет, чтобы наедине обсудить экономические перспективы нашего предприятия. При этом я понимал, что и Насте со мной нравится общаться. Я полностью пересмотрел взгляд на свой гардероб, впервые решился сходить в салон красоты и прошел омолаживающий курс процедур для мужчин. Мне не хотелось на фоне Насти выглядеть стариком!

Понятно, что перемены во мне заметила и  Татьяна. Но жена так всегда была занята в школе, что лишь однажды в шутку спросила: «Не собрался ли ты опять жениться?» и больше к теме моего «перевоплощения» не возвращалась (к радости для меня).

А отношения с Настей развивались стремительно. Вскоре мы уже не представляли себе обеды друг без друга, при этом право выбрать ресторан для дневной трапезы всегда оставалось за ней. Вечером удавалось встречаться не так часто, как хотелось – жена могла заподозрить неладное. Но однажды я все-таки решился на выходные увезти Настю в загородный Дом отдыха, где мы с ней провели два дня в страсти и в любви. Вернувшись, я понял, что больше двойной жизнью жить не могу, и обо всём рассказал Татьяне.

Если сказать, что она была в шоке, это значит ничего не сказать. Она билась в истерике, обзывала меня самыми последними словами (имела на это право) и велела убираться вон. Я собрал свои вещи и, даже не попрощавшись с ней и детьми, у которых, кстати, уже были свои семьи, ушел.

Настя, понимая мои душевные терзания, в первые дни нашей совместной жизни окружила меня лаской и заботой. У нее была отдельная квартира, так что вопрос о том, где мне теперь жить, не стоял. Очень быстро я пришел в себя после  разрыва с женой, и мы счастливо зажили с Настей. О том, чтобы узаконить наши отношения, разговоров не было – Настя считала, что штамп в паспорте никакого значения не имеет. А я не был разведен с Татьяной, поэтому тоже не горел особым желанием вести юную подругу в ЗАГС -  понимал, что до этого нужно пережить тяжелый бракоразводный процесс.

Вместе с Настей мы прожили 3 года. В первое время мы были самыми счастливыми людьми. Но потом она всё чаще стала говорить о ребенке. Я эти разговоры не поддерживал, так как совершенно не хотел в 50 лет опять становиться отцом. Всё чаще Настя стремилась уйти без меня в ночной клуб с подружками (а может и с друзьями?). Меня туда совершенно не тянуло, так как контингент отдыхающих в клубах явно годился мне в дети. Вот так постепенно в наших отношениях начались разногласия. Я, как мог, старался сдерживать Настю и на все ее упреки находить оправдательные аргументы. Но обстановка в доме накалялась. А тут еще начались проблемы и на работе. Наша компания не выполнила пару больших контрактов и оказалась на грани банкротства. Генеральному директору пришлось сокращать штат, и одним из тех, кто попал под сокращение, был я. Без работы, конечно, я не остался – меня взяли в другую дорожную компанию, но уровень зарплаты там был намного ниже. Я больше не мог финансово обеспечивать Настю так, как раньше. Ей это не нравилось, и скандалы разгорались всё чаще и чаще.

Понятно, что долго такие отношения продолжаться не могли. Но я даже в самом страшном сне не мог представить, насколько ужасной будет развязка. Однажды я пришел с работы с сильной головной болью. Настя опять меня встретила скандалом – на этот раз поводом стало то, что я не мог оплатить ей путевку в Париж, куда она всю жизнь мечтала поехать. У меня даже не было сил с ней спорить, настолько мне было плохо. Спасибо, что не отказалась вызвать «скорую помощь». Приезд врачей уже помню как в тумане – суета вокруг меня, громкие разговоры, упреки женщины-доктора в адрес Насти и… я провалился в пустоту.

Очнулся в больничной палате. Оказалось, что меня «разбил» инсульт. Не хочется вспоминать, как я боролся с болезнью. Настя ко мне в больницу ни разу не пришла. Мои престарелые родители сообщили о случившемся Татьяне, но та ничего не хотела обо мне слышать и даже запретила сыновьям со мной общаться. В итоге поднимали меня «на ноги» отец и мать, которые сами в силу своего возраста нуждались в уходе.

Болезнь я в итоге победил. Но радости особой от этого не испытывал. На работе нашли повод меня уволить. Настя сказала, что встретила большую любовь и я ей больше не нужен. Татьяна вообще отказывается со мной говорить, передав через родителей, что предателя прощать не намерена. Вот и получилось, что в 52 года я остался один, больной и никому не нужный. Понимаю, что винить в сложившейся ситуации я могу только себя  - своими руками разрушил некогда счастливую жизнь. Но неужели нет никакого выхода? Живу я сейчас у родителей, получил инвалидность и сил теперь мне хватает только на то, чтобы работать вахтером. Но так не хочется осознавать, что в 52 года жизнь  закончилась…

Описанная история основана на реальных событиях, но никакого отношения к личной жизни автора не имеет.

22
0
Ваша оценка: Нет