Суд ста трех

Текст: 
Юлия Гарднер

Николаевский инцидент 1920 года оставил кровавый росчерк на страницах истории. После того как японцы нарушили мирный договор, в Николаевске-на-Амуре начались погромы и расстрелы жителей. Приказ уничтожить подозреваемых в связях с белыми и японцами отдал человек, деятельность которого до сих пор вызывает бурные дебаты.  Короткая история его жизни – это также история яркой и трагически оборвавшейся любви.

Бандит или герой, жестокий диктатор или яркий талантливый руководитель, преданный своими же товарищами? Историки до сих пор спорят, кем на самом деле был Яков Тряпицын. За собственные ошибки он поплатился не только своей жизнью. Его жена, находившаяся на четвертом месяце беременности, была расстреляна вместе с ним.

Они познакомились в селе Анастасьевка, расположенном недалеко от Хабаровска. Именно здесь в 1919 году собралась конференция представителей партизанских отрядов. Нина Лебедева, известная хабаровская подпольщица, была единственной женщиной на этой встрече. Она не могла не предпочесть красивого, двадцатидвухлетнего Якова, другим мужчинам. Серьезная встреча, предопределившая победу красных над белыми в Приамурье, обернулась началом истории любви.

Их биографии скудны и не точны. Известно, что Тряпицын имел за плечами опыт Первой мировой войны и штурма Зимнего дворца, Лебедева же с юных лет была связана с революционерами. За участие в покушении на пензенского губернатора она была осуждена на каторгу и сослана в Сибирь. Есть мнение, что именно она является прообразом Мурки из известной песни.

С момента встречи они всегда были вместе. Зимними вечерами, прижавшись друг к другу, влюбленные мечтали, как счастливо заживут после окончания войны. «У нашего сына будут твои голубые глаза», «Нет, твои – синие», - смеялся он.

Но война для них не кончилась. Тряпицын прекрасно понимал, что Николаевск неминуемо окажется в руках японцев, а потому велел эвакуировать жителей, а сам город сжечь. Многие до сих пор не могут простить ему этот шаг.

Эвакуация через тайгу обернулась голодом, мучениями и смертями. Недовольство командующим вылилось в бунт против него. Ранним июльским утром 1920 года Тряпицын и Лебедева были арестованы собственными товарищами. Наспех собранный суд из ста трех человек приговорил их к смертной казни.

9 июля 1920 года в таежном поселке Керби Яков, Нина и пять их соратников, закованные в цепи, сошли с баржи на берег.

«Яша, это правда, что нас хотят расстрелять? Я знаю, что беременных нигде в мире не расстреливают…» После оружейного залпа осужденные упали в яму. Все, кроме Якова - он продолжал стоять и держать в руках тело Нины, пока не был убит выстрелом в упор. Умирая, он прохрипел, обращаясь к любимой: «Мне только тебя и жаль. А остальное – пропади все пропадом!»

По материалам книги В.Смоляка «Междоусобица»

55
0
Ваша оценка: Нет