Лестница в Небо длиной в 6600 ступеней.

Текст: 
Андрей Соловьев
Фото: 
Андрей Соловьев

 

Ко всем горам в Китае с незапамятных времен было особое отношение. Но именно гора Тайшань всегда занимала особое место в китайской модели мироздания. Возможно, из-за ее расположения на крайнем Востоке Китая - полуострове Шаньдун, где впадает в море великая Желтая река и где, как считалось, проходит граница обитаемого мира. Она считалась центром Вселенной. Своеобразной лестницей в Небо, местом обитания Богов.

С глубокой древности правители царств и могущественных династий приносили на склонах Тайшаня жертвы, чтобы получить от Неба мандат на благополучное правление. Все культовые фигуры  китайской истории, от Конфуция до председателя Мао, поднимались на священную гору, чтобы прикоснуться к тайнам ее величия         

Сам я мечтал подняться на Тайшань много лет.  И вот вместе с моим другом Гришей Туриянским мы решили совершить настоящее восхождение, поднявшись на Тайшань своими ногами от подножия до вершины.                                                               

Мы знали, что на вершину ведет череда каменных лестниц общим числом в 6600 гранитных ступеней. И в наших планах было не пропустить ни одной.                 

Меня разбудил яркий свет. Открыв глаза, я тут же зажмурил их снова, зарывшись лицом в подушку. Но над ухом журчал Гришин голос: "Хватит! Вставай! Уже полвосьмого..." Ну и что? Разве неясно, что я не слышу?.. Внезапно меня словно пронзил удар молнии : " Боже мой! Да где же это, собственно, я сплю?! Дома? Тогда почему здесь Гриша?! "Стоп! Мы же сегодня поднимаемся на Тайшань! И эту мысль тут же догнала вторая : "Как же нас угораздило вчера так напиться?!" Голова моя гудела, как колокол, отбивающий в старину время суток в китайских городах. И как только можно было додуматься ехать ночью в клуб, зная, что утром восхождение?! Или это божества горы весело пошутили над нами, чтобы посмотреть, как мы будем карабкаться на гору, спотыкаясь и падая? Меня охватило отчаяние. Перенести восхождение возможности не было. Ладно, надо взять себя в руки. Буду подниматься в любом виде, даже если придется ползти на животе. Думаю, Нефритовый Император, обитающий по преданию на вершине, все же не должен обидеться. В конце концов, даосы превозносили вино как субстанцию, помогающую слиянию человеческой души с Небом и Землей.

Выходим за ворота гостиницы. Мы приехали вчера в Тайшань поздно вечером, не рассмотрев толком в темноте, где находимся. При свете утра стало ясно видно, что улица, на которой мы ночевали, ведет прямо к подножию великой горы. Под небольшим углом она почти прямо поднималась все вверх и вверх, а в перспективе под ярким голубым небом в утренней дымке белели величественные утесы, поросшие лесом - ближайшие к нам отроги Тайшаня. Гора неожиданно оказалась настолько близко, что уже через двадцать минут улица, слегка изогнувшись, уперлась в каменную арку. На синем поле были вырезаны красные иероглифы "Первые Ворота Неба". К арке вели каменные ступени. Видимо, первые из тех 6600, которые нам предстоит пройти. Сразу за аркой дорога сузилась и стала постепенно уходить вверх лестничными пролетами, сделанными из камня либо выдолбленными прямо в скале.  Из разных источников нам было  известно,  что подьем на Тайшань занимает около четырех часов. Отягощенные вчерашней выпивкой, мы с Гришей медленно брели по мощенной камнем дороге, тяжело взбираясь по лестницам. Вдоль дороги стояли лавки, лавочки и лавчонки, выстроенные в традиционном стиле. Там предлагалось все, что требуется паломнику для успешного подьема: дорожные посохи и просто палки, разнокалиберные четки, целые штабеля благовоний для воскурения божествам горы и многое другое, что помогает человеку наладить мост между Землей и Небом. Мы ничего покупать в лавках не стали. Гриша несколько дней назад приобрел в Пекине шикарную карбоновую трость с компасом в набалдашнике, которая при необходимости могла  служить штативом для сьемки. Что же касается благовоний, почти все китайцы набирали их целыми коробками, и мы справедливо решили, что дыма хватит и на нас.                                                                      

Поток людей, идущих к вершине, пока был довольно редкий. Временами на лестничных маршах на короткие промежутки даже становилось совсем пустынно, и тогда можно было представить, будто мы не туристы, а усталые крестьяне, проделавшие нелегкий путь пешком из далекой провинции. Но, хотя последствия вчерашнего неумеренного веселья и вид мокрой Гришиной майки легко помогали вообразить себя усталыми паломниками, гора наполняла меня удивительным чувством умиротворения и полноты жизни. Дорога проходила посреди леса.

Повсюду на поверхности скал были вырезаны каллиграфические надписи, выполненные в разной технике и прославляющие величие и красоту горы. Подъем давался нам нелегко. Лестницы были то пологими, то довольно крутыми, после которых приходилось отдыхать, восстанавливая дыхание. То и дело нам встречались древние храмы, где перед позолоченными статуями даосских святых возносился в небо густой дым курений. Повсюду были признаки того, что почитание даосских святынь совсем не ослабло за пятьдесят лет политики атеизма. У каждого алтаря осыпались грудами пепла благовонные курения. В каждом храме стояли на коленях люди всех возрастов, отбивая поклоны и читая молитвы. Вокруг старых деревьев на территории храмов, натянуты ряды железных цепей, унизанные множеством закрытых висячих замков. Похоже, верующие старались пристегнуть замками к горе свои молитвенные просьбы, чтобы они служили напоминанием богам. Кроме замков, невероятно популярны длинные красные ленточки с написанными молитвами, которые привязывают в основном просто на ветви деревьев - ведь сама гора тоже божество, которое отвечает на просьбы смертных.     

                                                                       

Разобраться, кому посвящены те или иные храмы, непростая задача. Зарождение многих культов уходит в такое далекое прошлое, что проследить начало их истории совершенно невозможно.  Нефритовый император Юй Хуан, чей храм венчает вершину Тайшаня, признан даосами владыкой Небес. Кроме него на горе особо почитают таинственную Матушку Бися - Владычицу Лазурных Облаков. Она тоже живет возле самой вершины. К ней на поклон обычно идут женщины, поскольку Бися может помочь в рождении детей. Владыка Восточного Пика занят тем, что встречает человеческие души, прилетающие после смерти на Тайшань, и расселяет их на горе. Если верить этой теории, то бесплотные духи должны были к нашему времени собраться на горе в таком количестве, что невозможно было бы ступить и шагу, не задев кого-нибудь из них. Всего на Тайшане официально насчитывается двадцать два древних храма. Есть даже храм, где поклоняются Лежащему Тигру Тайшаня. За какие нужды принято молиться Тигру  я, правда, так и не узнал..                                                                                                                                

Лестница становилась все круче. А мы отдыхали все чаще. Горизонтальные участки почти исчезли с дороги, и нам приходилось идти только вверх и вверх. В одной из лавок Гриша купил новую футболку и с наслаждением переоделся в сухое. Свою мокрую майку, с которой буквально текла вода, он просто выбросил. Мы поднялись уже довольно высоко. С дороги сквозь деревья открывался вид на залитую светом долину далеко внизу и каменные уступы совсем рядом с нами в рядах стройных елей. Долгое время впереди нас шла женщина, пожилая, довольно полная и сильно хромавшая на правую ногу. При ходьбе она  опиралась на палку и каждую ступеньку преодолевала явно с трудом. Но все ее движения были столь собранными и целеустремленными, что ей удавалось подниматься не просто с той же скоростью, что и мы, но даже постоянно убегать вперед. Всю дорогу она непрерывно пела песню на один и тот же повторяющийся мотив, довольно заунывный для европейского уха. Я заметил, что мы с Гришей тоже набрали неплохой темп под ее пение. Внезапно после очередного лестничного марша женщина упала на колени перед маленькой кумирней, увитой красными ленточками и колокольчиками, словно рождественская елка, и принялась усердно молиться. Похоже, это и была цель ее восхождения. Изнемогая от усталости, мы продолжали карабкаться вверх уже без музыки. Я попытался затянуть битловскую "Can't Buy Me Love", но ожидаемого эффекта не получилось. И хотя группа молодых китайцев вознаградила мой вокальный номер аплодисментами, после пения я выдохся окончательно. Нас поддерживала  только уверенность, что вершина уже где-то совсем рядом, поскольку леса вокруг становилось все меньше, а голубого неба все больше.

С вытаращенными глазами и красными лицами мы царапались по бесконечным гранитным ступеням и вдруг неожиданно оказались на открытом пространстве. Несколько каменных террас, роща невысоких деревьев и белое современное строение рядом. Лестницы кончились. Так это вершина? Чуть в стороне стояла каменная арка с иероглифами на синем поле, похожая на ту, что была у подножия.  Иероглифы гласили : "Средние Ворота Неба". Что?! СРЕДНИЕ?! А где же вершина?   Еле волоча ноги, мы подошли к ограждению террасы. Мы стояли на краю гигантского разлома, за которым зияла пропасть. Лестница уходила круто вниз, прилепившись к отвесному склону.  Нашим глазам открылось необъятное ущелье, на противоположной стороне которого  почти вертикально поднимался к облакам каменный склон, по которому, будто муравьи, медленно ползли вверх те, кто твердо решил проделать весь путь от начала до конца своими ногами. Так вот они - тысячи ступеней, которые преодолевают настоящие паломники. Проделанный нами изнурительный путь показался теперь просто баловством. Голова кружилась уже при одном взгляде на эту картину. Через пропасть тянулись тросы, по которым от станции канатной дороги медленно проплывали в вышине прозрачные вагончики, сверкая на солнце стеклами. Основная масса туристов присоединялась к очереди на канатку и улетала в стеклянных пузырях к вожделенной вершине Тайшаня. Мы прекрасно понимали, что даже если каким-то чудом нам удалось бы живыми преодолеть оставшийся маршрут пешком, то у нас явно не осталось бы сил на обратный путь, и ночевать нам точно пришлось бы на горе. А это совсем не входило в наши планы. И скоро мы тоже плыли по воздуху в прозрачной кабине, любуясь сверху отвесными каменными утесами всех форм и размеров, сложенными из покатых розовых глыб.

Через десять минут мы уже стояли на другой стороне гигантской расселины, на дороге, идущей вдоль длинного и мощного горного хребта, высшая точка которого, как мы теперь поняли, и была вершиной всего Тайшаня. Лес остался внизу, и ничего не мешало больше обзору. Нас окружали только каменные уступы, сплошь испещренные вырезанными в скалах иероглифами, и удивительная панорама горных долин далеко внизу. Чистейший воздух наполнял легкие. И хотя я привык, что в горах всегда низкая температура, у вершины Тайшаня было на удивление тепло. Но до вершины оставалось еще больше часа пути.

Снова череда нескончаемых лестниц. Последняя арка перед вершиной - Южные Ворота Неба. И последний рывок. Почти вертикальный лестничный марш, выше которого подниматься было некуда. На площадке из огромных каменных валунов стоял маленький, квадратный в сечении храм размером примерно немногим больше трехкомнатной квартиры в типовой десятиэтажке - земное жилище Нефритового императора. Что же, на тесной вершине Тайшаня просто не нашлось больше места. Должно быть, его неземные чертоги больше соответствуют статусу Владыки Небес.  Посреди маленького дворика, окруженного алтарями и курильницами, стояла скромная каменная плита, вокруг которой громоздились тысячи и тысячи висячих замков. На плите была вырезана простая красная надпись 1545.                                                                                        

Я вышел назад за ворота храма. Вот и все. Как говорил Остап Бендер, сбылась мечта идиота. Я поднялся на Тайшань. И даже почти своими ногами.  За спиной клубился дым курений. На вершине царила такая тишина, что звуки человеческого голоса тонули в ней, как в безбрежном океане. Шесть тысяч шестьсот ступеней лежали у моих ног. А над головой сияло лишь ослепительно голубое небо со стройными рядами перистых облаков. Легкий и чистый ветер, нежный, словно шелковый, теплый и прохладный одновременно, ласкал мое лицо и мягко шевелил волосы. Могучий ветер небесной стихии Ян обдувал меня так нежно, словно качал ребенка, и пронизывал мое сознание непостижимым покоем. Я не ощущал больше даже следов вчерашних возлияний. Мысли в голове стали кристально четкими и ясными, а тело послушным и гибким. Энергия Великой горы текла через меня вместе с этим ветром. Грозные властители империй, философы, ученые, поэты и просто паломники к святым местам - все они незримо стояли сейчас рядом со мной. Миллионы молитв, вознесенных Небу за четыре тысячи лет, привязанные к горе красными ленточками и пристегнутые  замками, кружились в прозрачном воздухе. Глазам открывалась удивительная панорама.  Большинство китайских гор окутаны клубящимся туманом или облаками. Но вершина Тайшаня оказалась великолепным исключением. В бездонной голубой чаше, сколько хватало взгляда, плавали гигантские отвесные скалы, разделенные глубокими ущельями и пологие зеленые склоны. Где-то далеко внизу угадывались в тумане квадратные пестрые заплатки деревень среди изумрудной глади полей, белые квадраты городов, и ярко вспыхивали на солнце блестящие ленты рек.  

В головокружительном полете планета неслась через черную безбрежность космоса, храня под тонким голубым куполом драгоценную гармонию природы и уникальной культуры человечества. В тишине, свободной от шума цивилизации, звучала вечная музыка небесных сфер, зовущая к миру, покою, гармонии и любви... Казалось невероятным и диким, что под этим голубым и чистым Небом кто-то на Земле по-прежнему считает возможным навязывать свою волю силой оружия, что прямо сейчас где-то грохочут взрывы и льется кровь, что одни страны превозносятся над другими лишь потому, что они больше и сильнее. Может быть, лидеров мировых держав нужно иногда приводить сюда, на вершину? Может быть, с вершины Тайшаня им легче будет увидеть, как пронзительно прекрасен наш мир. Но, вместе с тем, как он хрупок и беззащитен. И если мы хотя бы не попытаемся вместе сохранить его красоту для наших потомков, то даже боги Великой Горы будут бессильны нам в этом помочь. 

69
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии

No image

Сергун Гудальян

01.03.2012 - 12:41

Отличное повествование. У

Отличное повествование. У автора есть всё, чтобы стать настоящим публицистом. Текст полон поэтики и романтизма. Точность наблюдений и богатый словарный запас. Старайтесь Андрей, из Вас получится замечательный писатель! Спасибо.

No image

Андрей Соловьев

01.03.2012 - 15:22

К сожалению, статья не

К сожалению, статья не укладывалась в формат журнала и ее пришлось сократить в два с половиной раза. Причем, именно поэтика и романтизм по большей части отправились в корзину. В результате восхождение на Священную Гору превратилось в затяжной подьем по каменной лестнице. На самом деле все было гораздо интересней...