Нарочно не придумаешь

Текст: 
Сергей Хамзин

Разница между сюжетами мыльных опер и жизни одна –  первые вызывают улыбку, вторые – смех сквозь самые настоящие слезы. 


Мама меня воспитывала одна. Папаня сбежал из семьи в тот счастливый момент, когда я только начал делать первые шаги. Понятно, что моя память не смогла сохранить его «светлый» образ, а мама никогда не любила о нем рассказывать. Даже отказалась подавать на алименты. «Станет старый и больной - заставит тебя платить ему, - говорила она. - А он разве твою помощь заслужил?».

 

Жили мы скромно, как, впрочем, и большинство граждан страны под названием Советский Союз. Мне повезло, что во времена моей молодости учеба в институте была бесплатной. В современных реалиях рыночной экономики мы бы с доходами мамы  вряд ли осилили мое высшее образование. А так я благополучно окончил политехнический институт, получил модную и перспективную специальность, связанную с компьютерными технологиями, и без проблем устроился на хорошую работу.

Свою собственную квартиру я купил в 25 лет. Не скажу, что  жить с мамой было тесно – всё-таки у нас была трехкомнатная квартира. Просто наступило время уходить в свободное плавание. Как только появилась своя квартира, я всерьез задумался о женитьбе. На отсутствие внимания со стороны девушек я никогда не жаловался, но серьезных и долгих отношений у меня ни с кем не было.

Пока я не познакомился с Ингой.

Я сразу попал под ее чары. Она работала главным бухгалтером в одной крупной строительной фирме и, по местным меркам, была человеком обеспеченным. Я тоже к моменту знакомства уже приобрел статус ведущего специалиста в своей компании, и неплохо зарабатывал. Про деньги я заговорил не случайно. Просто все мои друзья и мама решили, что у меня роман с этой прекрасной женщиной из-за денег. А вывод такой они сделали по одной простой причине – Инга была старше меня почти на 20 лет!

 

Вот-вот, чувствую, что и вы, прочитав эту фразу, стали крутить пальцем у виска. Но разве настоящая  любовь заглядывает в паспорт? Инга совершено не выглядела на свои 47 лет. Ни  внешне, ни внутренне я нашу разницу в возрасте не чувствовал. Нам друг с другом было хорошо.

 

В первый год мы жили то у Инги, то у меня. Это была ее инициатива. Инга успела побывать замужем и говорила, что ее брак разрушила семейная рутина, а когда в любой момент человек может уйти на время в своё «гнёздышко», чувства только крепчают. Мол, чем дольше разлука, тем встреча желанней…

Друзья к нашему бурному роману относились по-разному. Кто-то равнодушно: мол, это ваша жизнь, кто-то скептически: говоря, что я страдаю «мамкиным синдромом», когда хочется рядом иметь не женщину-любовницу, а женщину-мать. Были и те (их было меньшинство), кто просто радовался за нас и с нетерпением ожидал приглашения на свадьбу.

Наши отношения продолжались почти 3 года. Уже и не помню, когда в них возникла трещина. Инга меня любила так же сильно, как раньше, а я почему-то постепенно стал к ней охладевать – на радость маме. Мама мне не уставала говорить, что Инга мне не пара, что я гублю свою жизнь и любая девушка моего возраста готова стать мне преданной женой. Постепенно маме удалось меня убедить своими аргументами.

С Ингой мы расстались по моей инициативе. Увы, разбежаться и остаться друзьями не получилось – Инга устроила мне истерику, назвала маменьким сынком, не умеющим отвечать за свои слова и поступки. Я всё это выслушал без особых эмоций, в полемику не вступал, ждал, когда всё закончится. Закончилось…

Год я прожил один, «зализывая» душевные раны, а потом встретил Ксению. Узнав ее возраст, сильно порадовался: мы – ровесники. Значит, я – нормальный, не правы те, кто говорит, что меня тянет только к женщинам возраста моей мамы. Ксения была полной противоположностью Инги – бесшабашная, озорная, живущая одним днем. Очень быстро я понял, что с этим человеком мне очень комфортно, тем более Ксения очень быстро нашла общий язык с моей мамой, и они стали такими подружками, про которых говорят  «не разлей вода».

Три года мы жили с Ксенией (а она сразу переехала ко мне, теории про «долгую разлуку и желанную встречу» ей были незнакомы). Вот наступил момент, когда и я, и она созрели для того, чтобы стать мужем и женой. Понятно, что перед тем как отнести заявление в ЗАГС, я захотел познакомиться с ее родителями. Она не отказала, но предупредила, что у нее в семье не всё так просто. Мама ушла из жизни, когда Ксения еще была школьницей, ее воспитанием занимался отец, а год назад  он женился на женщине младше себя почти на 10 лет, и с мачехой Ксения никак не может найти общий язык. Я свою подругу тут же успокоил: «Нам же не надо будет жить с твоим отцом и мачехой, а познакомиться всё равно надо!».

Знакомство мы наметили на 8 марта, чтобы праздник был двойным. Для будущего любимого тестя я взял бутылочку армянского коньяка, для будущей не менее любимой тещи – роскошный букет цветов и «Мартини». Ксения же по секрету мне сказала, что нас ждет царский обед – мачеха с утра не отходила от плиты и готовилась удивить гостей кулинарными изысками.

Мы на такси подъехали к новенькой многоэтажке (машину я заблаговременно поставил на стоянку, так как собирался хорошенько «пригубить» коньяка), на лифте поднялись на седьмой этаж и в предвкушении приятной встречи позвонили в дверь. Послышались шаги, затем звук открывающегося замка, дверь распахнулась, и на пороге я увидел… Ингу!

Сказать, что я был в шоке - это значит ничего не сказать! В неменьшем шоке пребывала и Инга. Хорошо, что на лестничной площадке горела тусклая лампа, и наши лица было нелегко разглядеть посторонним. Первой с шоком справилась мачеха Ксении и пригласила нас в квартиру. Навстречу вышел добродушный дяденька, который сразу меня схватил в свои объятия со словами: «Вот и познакомились, зятек!».

Я вручил Инге цветы, она сдержанно поблагодарила и пригласила к столу. Он действительно был царским, такого разнообразия блюд я не видел давно, но вся праздничная трапеза для меня прошла как в тумане. Говорил в основном папа Ксении, я лишь кивал головой. Немногословной была и Инга. А Ксения каждые пять минут шептала мне на ухо, чтобы я расслабился. Увы, в такой ситуации расслабиться не получилось, и при первой же возможности я поспешил уйти домой. Ксению забрал с собой и всю дорогу от нее выслушивал упреки в том, что никогда еще меня таким грустным и неразговорчивым она не видела. Я в ответ лишь тяжко вздыхал. Что я мог ей ответить?

 

И вот передо мной сейчас стоит трудный выбор: рассказать Ксении про Ингу и повести ее под венец или же расстаться с милой девушкой, чтобы в моей жизни опять не появилась Инга, к которой, как я вдруг понял, интерес за эти годы у меня не пропал? Самое тяжелое в этой ситуации то, что я ни с кем не могу посоветоваться – не хотелось бы, чтобы о «семейном треугольнике» кто-то узнал. Инга хранит гордое молчание. По всей видимости, оставила за мной право искать выход из непростой ситуации…

История основана на реальных событиях, но никакого отношения к личной жизни автора не имеет.

 

47
0
Ваша оценка: Нет