Дети болеют

Текст: 
Антонина Климина

 

Изменить этот факт не под силу ни одному родителю. Но правильным отношением к болезням собственных чад можно повлиять на многое.

 

Одно время я была абсолютно уверена, что проводить время в поликлиниках и больницах не стану ни за какие коврижки. Эти очереди, сложная система предварительной записи… Нет уж, увольте! Подожду до пенсии. В конце концов, мое здоровье — мое личное дело. А если совсем прижмет, выпью лекарство, отлежусь дома, и все пройдет!

Но с детьми… Ты как миленькая бороздишь коридоры поликлиники и незаметно для себя приобретаешь высшее педиатрическое образование. Заковыристые названия лекарств, сложная схема их применения, диагнозы — один экзотичней другого — отлетают от зубов. Становишься настоящей мамой, закаленным борцом со всеми неожиданностями и болезнями, кем-то средним между суперменом и станцией скорой помощи в миниатюре. Что делать при ожогах, порезах, запорах, высокой температуре, вздутии, отравлении и простуде? Все нужные действия воспроизводятся четко, хладнокровно и с минимальными потерями времени. Недаром говорят, что если мама младенца наивна и неопытна, как новобранец в армии, то мама трехлетки — это спецназ.

Да, дети болеют, и происходит это с неприятной регулярностью, отраженной в поговорке про понос и золотуху. В холодное время года — простуды и вирусные кашли, в теплое — кишечные инфекции и тому подобные «радости». Стоит ли удивляться, когда прежде активные и общительные люди с рождением детей превращаются в настоящих отшельников и отменяют одну за другой все встречи-посиделки с друзьями? Что поделаешь — дети болеют….

«Да мы бы рады к вам прийти и пообщаться! Только, понимаешь, младший опять кашляет и температурит… Давай лучше в следующий раз?»

Следующий раз, как правило, наступает года через три…

Дети болеют. И для родителей это каждый раз как снег на голову: неприятно и неожиданно одновременно. И совершенно непонятно, кто виноват.

Впрочем, для других взрослых, напротив, все ясно и прозрачно. Ребенок болеет? Виновата мама!

«Он у тебя вчера по дому без тапочек бегал? Бегал. А теперь ты удивляешься, откуда у него температура 39 и 3! И не надо было разрешать ему шлепать по лужам!»

Взбудораженные и обеспокоенные состоянием ребенка домочадцы находят очевидный источник всех зол — маму, обрушивают на нее свои аргументы и, облегченно вздохнув, возвращаются к своим делам. Но не очень далеко, чтобы, если что, успеть дать горе-мамаше дельный совет, поохав и повздыхав над жертвой родительского недосмотра.

Но кто же виноват в действительности? Неужели и вправду родители? Тогда почему даже у самых образцово-показательных дети болеют не меньше? Что же такое вообще эти детские хвори? Наказание родителям за плохое поведение, карма прошлых жизней, явная несправедливость или роковая случайность?... Риторический вопрос. Все эти версии одинаково неспособны объяснить, почему именно твой ребенок, маленький и беззащитный, должен проходить через череду капельниц, уколов, горьких лекарств и прочих процедур.

Дети болеют, и какие бы чувства (вины, страха, жалости, вселенской печали) этот факт у тебя ни вызывал, демонстрировать их совсем необязательно и даже вредно. Но, с другой стороны, что ты за мать, если при виде больного ребенка ты не заламываешь руки и не вздыхаешь тяжко и драматично? Мать, и не плачет? Значит — не переживает, значит — ненастоящая, равнодушная, плохая. А если она еще улыбается и весело насвистывает? Садюга, не иначе!

Помню, когда я болела в детстве, вокруг сразу начиналась суета и тотальная мобилизация всех взрослых. Меня жалели, со мной сюсюкались и носились как с писаной торбой. С одной стороны, в такие моменты я чувствовала себя особенно нужной, любимой и вообще пупом земли. Так я привыкла болеть и таким образом… решать многие проблемы. И, к сожалению, этот условный рефлекс жив до сих пор. Чуть что — аврал на работе, перенапряг, какая-то сложная ситуация –так и тянет упасть лапками кверху и сказать: «Ах, я самый больной в мире человек!» Даже если никто не прибежит как в детстве жалеть и ублажать, даже если обязанности никуда не денутся и никто не пойдет тебе навстречу, все равно, заболела — получаешь бонус в виде чувства собственной исключительности (я, такая больная, с самой высокой температурой в мире, работаю, как здоровые!)

Вообще, если подумать, у болезней, которыми мы болеем, есть множество психологических выгод. От «пожалеть» до «откосить», «привлечь к себе внимание» и «почувствовать себя особенным». И это закладывается именно в детстве. Как и наплевательское отношение к своему здоровью.

Становится ли ребенку легче, если сидящая рядом мать беспрестанно охает, страдает и рыдает? А остальные ежеминутно заглядывают в комнату: «Ну как он? Ой, бедняжка!» Покупают подарки, игрушки, ставят любимые мультики, чтобы отвлечь, порадовать или избавиться от собственного чувства вины, что не доглядели, не справились? Рано или поздно вся эта картина действий закрепится в сознании ребенка в качестве условного рефлекса: хочешь, чтобы на тебя все обращали внимание, чтобы любили и игрушки новые дарили? Заболей! Ведь на что только дети не готовы пойти для того, чтобы обратить на себя внимание и получить внеплановую порцию любви у вечно занятых взрослых!

Болезни — ужасно неприятная часть нашей жизни. Но все-таки это ее неотъемлемая часть, с которой необходимо как-то справляться. Почему бы вместо привычного многим рефлекса («Я болею — все меня любят») не попробовать выработать у детей другой, более полезный — «Здорово быть здоровым»? Уделять ребенку достаточно времени в обычные, «здоровые» дни и давать ему почувствовать себя важной необходимостью, а не досадной помехой во взрослой жизни? А в случае очередной хвори демонстрировать ему преимущества жизни здорового человека: «Вот перестанешь болеть, и мы пойдем в цирк, зоосад, парк, кататься на велосипеде…» Возможно, тогда и не нужно будет бесконечно замаливать родительские «грехи» и невнимание подарками и прочими пряниками. Да, больному ребенку необходим и уход, и внимание, и любовь со стороны родителей. Но это не значит, что нужно его круглосуточно заражать своей бездонной печалью и страданием.

Лучше на своем примере учить его мужественно переносить все испытания жизни.

Материнская любовь прекрасна, это каждый знает. Но любовь любви рознь. И в периоды тяжелых испытаний особенно очевидно, насколько большей силой обладает любовь-действие и любовь-радость по сравнению с любовью-печалью и любовью-тоской. Печаль — вообще штука заразная и вряд ли может ускорить чье-либо выздоровление. Она, как топкое болото, затягивает все глубже, вызывая все большее уныние и желание опустить руки.

Мне очень нравится одна притча, в которой любимый сын одного старика сломал ногу. Сбежалась вся деревня, все стали охать, причитать, выражать сочувствие отцу в его беде: «Ужас! Кошмар! Вот горе-то!» На что старик ответил: «Не вижу никакого горя, просто мой сын сломал ногу, и я иду его лечить».

Относиться к болезням и другим неприятностям жизни как к свершившемуся факту, как к условию задачи, которую просто необходимо решить... Может быть, со стороны такая мама будет выглядеть не очень патетично и чересчур собранно-хладнокровно, но... какая разница? Главное, что всю свою родительскую любовь, энергию и силы можно будет применить для выздоровления ребенка.

87
0
Ваша оценка: Нет