Небо под контролем

Текст: 
Роман Смирнов
Фото: 
из архива Юрия Ульянова

 

20 октября 2011 года в Хабаровске был создан беспрецедентный по масштабам автоматизированный укрупненный центр Единой системы организации воздушного движения (ЕС ОрВД) России.

 

Его специалисты контролируют 10 процентов воздушного пространства страны — огромную площадь в 2,5 миллиона км2, в которую входят Хабаровский и Приморский края, Амурская, Сахалинская и Еврейская автономная области, небо над Охотским и Японским морями.

Об особенностях одной из самых опасных и ответственных профессий в мире нам рассказал молодой диспетчер хабаровского центра Юрий Ульянов, победитель конкурса профессионального мастерства среди авиадиспетчеров на Дальнем Востоке в номинации «Лучший диспетчер районного центра».

«В небе самолеты летают по строго определенным маршрутам, и задача авиадиспетчера — обеспечить пилоту каждого борта максимально эффективный и безопасный перелет до пункта назначения: помочь выбрать оптимальный курс и высоту, предупредить о неблагоприятных метеоусловиях — грозах и зонах турбулентности.

Даже сегодня, когда у нас есть возможность работать с новейшим оборудованием, лучшими в стране системами метеоконтроля и предупреждения потенциальных столкновений, когда летать стало спокойнее, эта работа требует непрерывного внимания.

Человек, далекий от авиации, вряд ли может представить себе интенсивность воздушного сообщения. В день в зоне ответственности хабаровского центра может быть около 1000 самолетов, идущих по пересекающимся маршрутам. За время полета они меняют сектора и диспетчеров, и твоя задача — непрерывно держать связь и с пилотами, и с коллегами, ведущими твой борт вне твоей зоны. При этом, не дергая лишний раз ни тех, ни других. На экранах мониторов самолеты — небольшие точки с полными выходными данными. Десятки точек и цифр, но за каждой — сотни людей, прямая ответственность за безопасность которых лежит на тебе.

Когда я сдавал на класс, мне задали вопрос — можно ли, работая с суперсовременными системами, допустить серьезную ошибку? К сожалению, можно — человеческий фактор еще никто не отменял. Получается, мы, люди, как раз и работаем над тем, чтобы его минимизировать. Диспетчер не может быть рассеянным, не может быть нервным, эта профессия собранных и грамотных людей, которые умеют четко следовать инструкциям и четко выдавать команды, используя при этом определенную не только русскую, но и английскую фразеологию радиообмена — язык, известный пилотам всего мира. Отступать от нее можно лишь в исключительных случаях, чтобы, например, перефразировать сообщение, которое может быть непонятно из-за помех эфира или акцентов. Кстати, пилоты обязаны строго выполнять команды диспетчеров — в полете не может быть разногласий.

Реально ли быть начеку каждую секунду в течение всей своей смены? Конечно, нет. Как раз поэтому диспетчер не должен нарушать правила отдыха. Отработал час — отвлекись на 10 минут. Или 2 отработал — 20 отдохнул. У нас даже есть комната психологической разгрузки. Если ты сильно вымотался, можно сообщить старшему диспетчеру, что нужна подмена. Ты никогда не должен быть уставшим — тут просто не до геройства. Даже если на твоем радаре всего 3 борта, ты не можешь отвлекаться — вдруг возникнет нестандартная ситуация? Ты просто обязан выполнять свою работу по технологии. Не будешь выполнять — получишь выговор. У нас ошибки караются очень серьезно. Слишком уж велика может быть их цена.

Я родился в Ульяновске и прожил там большую часть жизни — 22 года. Моя мама — Надия Талгатовна — руководитель авиационного учебного центра авиакомпании «Полет».

Мама имеет право проверять уровень языковой подготовки летчиков и выдавать сертификаты, позволяющие им выполнять международные рейсы. Много специалистов проходили у нее курсы повышения квалификации, и я часто ходил с ней на работу. Пилоты и диспетчеры знали меня, рассказывали о том, как интересна авиация, мы вместе ездили на аэродром. Я просто не мог не увлечься: скорости, расстояния, постоянное движение.

Вдохновленный их рассказами я принял решение учиться на авиадиспетчера и закончил Ульяновское высшее авиационное училище гражданской авиации (УВАУ ГА).

Самыми интересными днями я до сих пор считаю те, когда в моем секторе происходит интенсивное воздушное сообщение. Пилоты что-то запрашивают, маршруты пересекаются, нужно вычислять, отслеживать, согласовывать. Так ты с каждым днем узнаешь новое. Диспетчер вообще должен постоянно чему-то учиться. Ты обязан знать все и за себя, и за пилота — друг без друга вы просто не существуете.

70 процентов пролетающих над нами бортов — иностранцы. Большой поток идет из Японии, Америки и Китая. Летают во все стороны, садятся на дозаправку. И не важно, вышел ли китаец, француз, итальянец или немец — ты общаешься со всеми, помогаешь всем.

Из сотен пролетающих в небе самолетов все могут быть разными, и ты должен знать летные характеристики каждого. Постоянно поступают новые документы, анализ инцидентов, на которых ты тоже учишься. Ты должен отлично владеть технологией управления воздушным движением, фразеологией радиообмена, схемами действия в опасных ситуациях, техниками самоконтроля — паника в нашей работе исключена! Все эти знания — основы подготовки диспетчеров, и предметы, которые преподают в училище, максимально прикладные. Учиться, признаюсь, было безумно интересно.

Училище я закончил с красным дипломом, хотя никогда не ботанил — просто любил учиться. Я рос с обычными парнями в своем ульяновском дворе. Помню, они удивлялись — как у меня получилось это сделать, если мы свободное время почти всегда проводили вместе?

Моим первым инструктором в Хабаровске был Лимешенко Константин Евгеньевич. Когда я только пришел, меня посадили на очень насыщенный сектор. За год работы я набрался просто бесценного опыта. Конечно, тебя никогда не оставят одного — всегда поможет старший диспетчер или руководитель полетов, у нас это опытнейший специалист Привальцев Юрий Леонидович. Он начинал как я молодым, и прошел многое. В случае необходимости к нему можно обратиться за помощью. Впрочем, это происходит нечасто именно из-за специфики профессии. Воспитывать никого не надо. Диспетчер — это очень серьезный человек, который знает, куда и зачем пришел, и четко выполняет свои обязанности.

Конечно, вне работы мы можем расслабиться, где-то пошутить, вместе со сменой выехать на природу. Я люблю пообщаться с коллегами, многие из которых в 2 раза меня старше, они рассказывают свои истории, как они поступали в тех или иных ситуациях. Но как только ты сел за мониторы — все, начинается совсем другой мир. В нем не до лишних разговоров.

В течение всей смены ведется аудио- и видеозапись. Каждый рабочий день начинается с медицинского контроля. Пульс, давление, внешний вид должны быть в норме. Если ты устал, если не в форме, тебя могут не допустить к работе. После осмотра — инструктаж по воздушной и метео-обстановкам. Плюс каждый день проводится так называемый «розыгрыш» — любому диспетчеру могут задать любой связанный с профессией теоретический вопрос, на который ты обязан ответить. Все эти процессы и весь рабочий день документируются. Так можно в любой момент можно посмотреть, как ты себя вел, что делал, какие кнопки нажимал, кому что передал или забыл передать.

И, знаете, не было ни секунды, чтобы я пожалел о выборе профессии. У меня иногда спрашивают — может, стоило в летчики пойти? А я думаю, зачем? Я уже успел поработать бортпроводником — у меня порядка 700 часов налета, успел полетать в кабине пилота и представляю, каково это. Да и потом, кто-то же должен быть диспетчером. Конечно, пилоты получают в разы больше — они меняют параллели, это очень вредная работа, это высота, сумасшедшие графики и совсем другая ответственность. Пилот в среднем выполняет около 15 рейсов в месяц и может находиться дома всего десять из тридцати дней. Приезжает, отдает деньги семье и обратно в рейс.

А диспетчер всегда дома.

У молодых специалистов в Хабаровске много привилегий. Хорошая заработная плата, премии, помощь в покупке квартиры. Но, знаете, убери все плюсы — я бы все равно остался в профессии. У меня была возможность переехать в Москву, но зачем? Главное в жизни — не география и не списки якобы упущенных возможностей. Главное — не потерять себя. Вот и родители, которым я очень благодарен за их вклад в меня и воспитание, рады, что я нашел свою дорогу в жизни».

87
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий

Комментарии

No image

Анна.

02.08.2012 - 15:39

Спасибо за статью -теперь мы

Спасибо за статью -теперь мы точно знаем ,что вы можете печатать заказные статьи ,которые точно не отражают реальной картины .Вы описали мальчика ,кот. работает без году неделю и очень радуется ,что на этой работе даже наказывают за ошибки и квартиры помогают покупать .Хочется искренне надеяться ,что он так и не знает ,что на днях похоронили диспетчера ,кот. проработал 39 лет и всю свою жизнь прожил в бараке без удобств -только за 3года до смерти взял кредит и купил благоустроенное жилье.А мальчик конечно молодец -будет начальником,скорее всего ему уже это пообещали.И еще мальчик наверное не знает ,что на этой профессии средний возраст смерти 45-50 лет и в основном от рака или сердце.Никогда не печатайте статьи ,Роман,не проверив информацию со слов начальства и детей ,которые пока живут романтикой, а то вы рискуете быть нелюбимым всеми диспетчерами ,кот.и в самом деле являются профи в своем деле .Пока с уважением.Анна. PS.А Юрий Леонидович действительно хороший и опытный профи ,уж лучше бы вы о нем написали статью было бы интереснее -а то какая -то рубашка навырост получается.