Всегда «в обойме»

Текст: 
Анастасия Содоль
Фото: 
Анна Ерошенко

 

Андрей Лебединский — один из самых успешных стрелков в России. За его плечами золото четырех паралимпийских игр и мировой рекорд в стрельбе из пистолета с двадцати пяти метров.

 

Досье

Андрей Анатольевич Лебединский, заслуженный мастер спорта, многократный чемпион мира и России по пулевой стрельбе из пистолета, четырехкратный чемпион Паралимпийских игр, спортивный стипендиат Президента Российской Федерации.

 

В пулевую стрельбу Андрей пришел в 14 лет, уже имея навыки обращения с оружием. Его отец был лесником, иногда брал сына в тайгу и разрешал пострелять из своей винтовки. В секции по стрельбе Лебединский взял в руки пистолет. «Сначала занятия были чем-то вроде мальчишеского хулиганства, — вспоминает он. — Я не относился к ним серьезно. Но со временем желание просто пострелять переросло в желание попадать».

Через год он выполнил норматив кандидата в мастера спорта, через два стал мастером спорта. А вскоре и выиграл первенство СССР по пулевой стрельбе у своего кумира — Игоря Басинского. Они были одного возраста, но белорусский стрелок всегда выступал лучше. За все то время, что они встречались на соревнованиях, Лебединский смог только однажды его обстрелять. Он был горд собой, еще бы — обойти такого мастера! Потом были другие соперники и другие победы, но именно та победа в 1981 особенно запомнилась.

В спортивной карьере Лебединскому трижды приходилось серьезно задумываться над тем, уйти из спорта или остаться. Сначала травма, полученная в 1984, почти на год выбила его из обоймы. Он был студентом третьего курса института физкультуры, с большими планами на будущее в спорте, желанием подниматься все выше — и вдруг травма.

Тогда из-за врачебной ошибки спортсмен лишился ноги. Девять месяцев он пролежал в больнице, оправляясь после тяжелой операции. «Если бы не поддержка родных и друзей, я бы не справился», — признался Андрей.

 Лебединский взял себя в руки, продолжил тренировки, окончил институт физкультуры. Потом еще долго выступал на различных соревнованиях, завоевывая награды в копилку города.

Второй раз ему пришлось делать выбор в 1999 году, когда в правый глаз попала окалина и прожгла роговицу. Зрение удалось сохранить, но прежней четкости уже не было. Андрею пришлось учиться целиться левым. Он долго не мог приспособиться к изменениям — приходилось разворачивать голову и стрелять из неестественного положения.

Третий раз накопившаяся усталость изматывающих переездов и тренировок чуть не стала причиной ухода из спорта. Вскоре после олимпиады в Афинах он стал замечать, что теряет интерес к стрельбе. Андрей взял тайм-аут на полгода. Он не тренировался, не ездил на соревнования. Отдохнул, привел мысли в порядок и вернулся к тренировкам с желанием добиться новых успехов на паралимпийских играх, которые должны были вскоре состояться в Пекине.

«Олимпиада как русская рулетка. Никогда не знаешь, что тебя ждет, — уверен Андрей. — Можно не справиться с волнением, погнаться за десяткой, в конце концов, может подвести пистолет… Все это со мной уже было.

К примеру, в Сиднее в 2000 году я показывал отличный результат в стрельбе с двадцати пяти метров, был фаворитом, и тут вдруг пистолет дает сбой — гильзу выбрасывает, а новый патрон не подает. Это иногда случается на соревнованиях. Никто от этого не застрахован. В таких случаях звучит команда «дострел» и судья показывает, сколько выстрелов спортсмену разрешено сделать. Я слышу команду: «fiveshoots!» (пять выстрелов). Смотрю на монитор, вижу, что два попадания есть и понимаю, что мне не нужны пять выстрелов. Я указываю в монитор: мол, какие 5 выстрелов?! А судья стоит на своем.

Тогда я подумал, что, возможно, изменились правила, а мой тренер просто не успел довести до меня информацию. Тем более, что в сборной уже давно ходили разговоры о скорых изменениях.

Я заряжаю пять патронов, стреляю и сразу же получаю снятие очков: за лишний выстрел, за лишнюю зарядку… Я поворачиваюсь к судье, а его и след простыл! На его месте сидит другой человек и ведет себя так, словно ничего не произошло. Я не говорю по-английски и не могу объяснить, что, собственно, не виноват в этой ситуации. Еще и тренеров сборной не пускают за ограждение. В итоге улетел на третье место. Обидно было, но так сложились обстоятельства, ничего не поделаешь.

Затем в Афинах не справился с эмоциями и снова получил бронзу в стрельбе с двадцати пяти метров. Сам виноват. Решил отыграться за прошлую олимпиаду. Начал работать на попадание, а не на технику. Забыл основные принципы стрельбы, погнался за десяткой, вот и результат.

Тогда в прессе писали, что Лебединскому за десять минут до выхода на огневую сообщили о рождении дочери. Это не правда. Дочь родилась за неделю до моего выступления. Журналисты решили добавить остроты моменту, а может просто не проверили факты. Эмоции по поводу отцовства уже давно улеглись. Дело тогда было не в этом.

На двух других олимпиадах мне пришлось выступать под сильным психологическим давлением. В Пекине в 2008 году в адрес российской сборной звучали нелицеприятные реплики со стороны китайских спортсменов. Они грозились нас «раскатать», все время повторяли, что нам не видать медалей, что мы проиграем. Старались морально нас подавить. Это сильно нервировало. Приходилось сдерживаться, чтобы не нагрубить в ответ.

В итоге, несмотря ни на что, наша команда победила, оставив китайцев, фаворитов в стрельбе из пневматического пистолета с десяти метров, без наград. Для них был шок проиграть в своем коронном виде стрельбы.

Но психологическое давление со стороны спортсменов не идет ни в какое сравнение с давлением со стороны спортивных чиновников. Особенно сильно я ощутил его в Атланте в 1996 году. Это были первые паралимпийские игры, в которых я принял участие. От меня ждали только золото. Не дай Бог, что-то другое! Собраться, выйти на огневую и показать все, на что способен, было невероятно сложно. Нервы на пределе. Сконцентрироваться мешала и жара под пятьдесят градусов.

Очень много сил я потратил на то, чтобы справиться с напряжением. Первое упражнение на десять метров далось с огромным трудом. А потом меня словно «отпустило», и последующие два упражнения — на двадцать пять и пятьдесят метров дались уже с меньшими затратами сил. В итоге в той олимпиаде я завоевал две золотые медали и одну бронзовую и поставил мировой рекорд в стрельбе из малокалиберного пистолета с двадцати пяти метров. Его до сих пор никто так и не смог побить!»

Для Андрея каждая медаль того соревнования одинаково дорога. «Не важно, что первая отняла больше сил, чем вторая и третья, — уверен он. — От этого их ценность не меняется. Ведь подготовка к каждому виду упражнения была одинаково тяжелой».

За годы тренировок и выступлений на всевозможных соревнованиях по стрельбе у Лебединского накопился бесценный опыт, которым он охотно делится с начинающими спортсменами, и каждый раз удивляется, как же тренеры не видят, что их спортсмены допускают грубейшие технические ошибки.

Лебединский когда-то сам работал тренером, задолго до олимпийских медалей. Но распрощался с этим видом деятельности в начале 1990-х. С тех пор не брал больше учеников. На вопрос: что мешает сегодня вернуться к тренерству? он отвечает, что пока нет времени — тренировки, соревнования… Он еще сам в большом спорте и уходить из него не планирует. А совмещать тренерство и спортивную карьеру было бы слишком тяжело.

Впереди у Андрея Лебединского участие в пятых паралимпийских играх, к которым он активно готовится. Совсем недавно спортсмен вернулся из Европы с чемпионата Германии и Кубка мира. График жесткий: две недели дома и снова в путь.

Отправляясь на очередную олимпиаду, он ничего не загадывает — знает, на этих играх возможно все. Ехать на соревнования за победой — это заранее обрекать себя на проигрыш. Он едет в Лондон с единственной целью — достойно представить страну.

37
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий

Комментарии

                  3D ФОРМАТ



 


 

Содержание