Источник всех бед

Текст: 
Сергей Хамзин

- Я никогда не думал, что с любимой женщиной можно расстаться из-за предрассудков ее матери. Но именно теща  сделал меня причиной всех несчастий в семье, из-за чего однажды я потерял статус любимого мужа.

Кто-то может сказать: в этом вина моей жены – мол, пошла на поводу у матери. Но я бы не торопился делать такие поспешные выводы…

Про такую любовь, какая была у нас с Юлей, принято говорить «студенческая». Мы вместе учились в нашем педагогическом университете, равнодушны были друг к другу до 3 курса, а потом что-то внутри «щелкнуло», и мы поняли, что не можем жить друг без друга. Свадьба была скромной, хотя и мои и ее родители лезли из кожи вон, чтобы сделать для нас достойный праздник. Но в начале 90-х годов, когда проходило это событие, честные работяги (коими были наши родители) не могли похвастаться большим количеством денег, и даже проданный моим отцом старенький «Запорожец» не позволил нам сделать богатую свадьбу. Да нам особой роскоши и не хотелось. Главное, что была любовь. Будущая семейная жизнь казалась нам счастливой и безмятежной.

Сегодня, спустя годы, я часто анализирую: а всё ли у нас действительно было замечательно? Юля была моей первой женщиной, сразу ставшей женой. С кем-либо сравнивать я ее не мог. Я тоже для нее был первой настоящей любовью, и опыт общения с мужчинами до меня у нее сводился лишь к робким поцелуям на последних рядах кинотеатров.

Об отдельном жилье мы даже и не могли мечтать, поэтому поселились у ее родителей. Наверное, это была первая и главная  ошибка, так как мама Юли – Анна Ивановна, сразу стала меня воспитывать. Я не сопротивлялся, но всё равно делал всё по своему: 23-летнего детину перевоспитать трудно. До крупных скандалов у нас дело не доходило: я всегда вовремя уходил в нашу комнату и плотно закрывал за собой дверь, лишь представляя за ней искаженную гримасой злобы лицо любимой тещи.

Через полгода ушел из жизни отец Юли. Ушел в самом расцвете сил – ему не было и 50 лет. Просто однажды пришел сильно уставший вечером домой, пожаловался на боль в груди, сел в кресло и… больше не встал. Его смерть стала большим горем для всей семьи. Оно даже сблизило нас с Анной Ивановной, но лишь на время. Придя немного в себя после похорон, она не упускала возможность сравнить меня с любимым мужем. Естественно, сравнение было не в мою пользу.

Потом уже беда случилось у нас с Юлей: мы потеряли нашего неродившегося ребенка. Врачи настоятельно советовали прервать беременность, так как развитие плода шло неблагополучно. Нас все успокаивали: мол, молодые, будут у вас еще дети. А я вдруг почувствовал, что мне стало нелегко «достучаться» до любимой жены: она всё чаще уходила «в себя», ни с кем не хотела разговаривать. Теща подливала масла в огонь необоснованными обвинениями в мой адрес. И главным из них было то, что я слишком легко воспринял потерю ребенка. Но что значит «легко»? Если я не бился головой об стену в припадках горя, это же не означает, что мне было всё равно?


Кто-то бы, узнав такое, просто бы посмеялся. Но мне было не до смеха. Начался самый настоящий террор со стороны тещи. Что-либо объяснять Анне Ивановне было бесполезно.


Прошло еще полгода нашей совместной жизни, когда от болезни умерла тетя Юли – родная сестра Анны Ивановны. Юля ее очень любила, и хотя все знали, что дни тети сочтены из-за болезни, всё равно ее смерть стала шоком. После похорон в квартире появилось сразу две женщины, редко выходящие из состояния депрессии: Юля и Анна Ивановна. Я даже их сводил к своему знакомому психологу, который только развел руками и сказал, что лучший лекарь в такой ситуации – это время.

На этом беды в семье не прекратились. Анну Ивановну чуть ли не силком отправили на пенсию, хотя она еще была полна сил и энергии. Такое равнодушие со стороны коллег сделало ее еще более озлобленной. Обанкротилась частная школа, в которой работала учителем Юля, а зарплата в простой средней школе была в три раза ниже, что сразу отразилась на нашем семейном бюджете. Я, понимая, что два учителя в одной семье – это явный перебор, ушел работать на стройку, где очень быстро подорвал свое здоровье.

Все эти проблемы постепенно копились, но вылились в большой скандал только после очередной смерти в семье: трагически погиб племянник Анны Ивановны. Парень разбился на мотоцикле. И вот именно тогда теща во всеуслышание заявила, что все проблемы в семье начались только после моего появления в их доме! Ей хватило «ума» даже сходить к какой-то гадалке, которая уверенно показала на мою фотографию и посоветовала избавиться от меня как можно скорее.

Кто-то бы, узнав такое, просто бы посмеялся. Но мне было не до смеха. Начался самый настоящий террор со стороны тещи. Что-либо объяснять Анне Ивановне было бесполезно. В этой ситуации меня больше всего удивила Юля, точнее, ее пассивность. Она не встала и на сторону мамы, но и никак не поддерживала меня. Юля оставалась равнодушной ко всему. Долго это продолжаться не могло, я вызвал жену на откровенный разговор. И тут она мне заявила, что, наверное, мама права: все беды в их семье – от меня.

Я не мог больше этого терпеть и ушел. Развод оформили быстро. Около года меня «трясло» от мысли о моей бывшей семье: неужели мнение какой-то гадалки способно так легко заставить ненавидеть мужа и зятя?

Сегодня с высоты прожитых лет мне просто жалко и Юлю и Анну Ивановну. Они до сих пор живут вдвоем, Юля больше замуж не вышла, а ее мама тщательно оберегает уже немолодую женщину от каких-либо мужчин. У меня же всё в жизни сложилось замечательно: красавица-жена, умница-дочка, интересная работа и полное удовлетворение жизнью. Но иногда всё-таки я вспоминаю события  20-летней давности и не могу найти ответ на один вопрос. Неужели Юля и Анна Ивановна на самом деле верили, что все беды в их семье от меня? А еще больше меня интересует другое: думают ли они так до сих пор?

Описанная ситуация основана на реальных событиях, но не имеет никакого отношения к личной жизни автора.

39
0
Ваша оценка: Нет