За тех, кто в море!

Текст: 
Владимир Кузнецов
Фото: 
Владимир Кузнецов
 
В день Военно-Морского флота внуки мои — Миша и Гриша — пришли поздравить.
 — Дед, а медали у тебя есть? — спросил старший, второклассник.
Пришлось показывать.

 

Мальчишки, наигравшись, умчались, оставив меня с кучкой металлических пластинок под разноцветными лентами и растревоженной памятью. Держу в руке серебристый пятак с профилем самого прогрессивного россиянина: медаль «300 лет российскому флоту» — награда невелика, а душу тронула. Лежит медаль на ладони, а мысли уплывают в далекую молодость. Память — это тоже корабль, только идущий обратным галсом.

Когда же состоялось мое знакомство с флотом? Когда в четвертом классе, мечтая стать моряком, обменял волчью ушанку на видавшую виды бескозырку, за что получил тумаков от отца, или когда по слогам осилил непонятное слово «Гангут». У этого полуострова в 1714 году российский флот одержал свою первую победу.

Вот уже триста шестнадцать лет отсчитало время нашему флоту. А ведь в этой трехвековой пирамиде есть и мои годочки службы на Тихом океане. Короткие фразы из личного дела: учеба, служба, увольнение в запас. С позиции сегодняшнего осознания могу с гордостью сказать, что служил в самом начале золотого периода Военно-Морского флота СССР.

Мы в свое время старались делать все, чтобы в семидесятых годах двадцатого столетия флот Союза стал самым мощным за все время существования. В то время советские подлодки превосходили американские. Рекорды скорости в океанских глубинах были за нашим флотом. Рекорды погружения для боевых кораблей тоже принадлежали нашим подводникам. В книге рекордов факт кругосветного плавания под водой двух наших АПЛ. Подводный атомоход «Ленинский комсомол» дважды прошел подо льдами Северного Ледовитого океана географическую точку полюса, всплыл в полынье и водрузил флаг Отечества в ледяных торосах.

Героизм советских подводников поражал моряков всего мира. Особенно «радовал» американцев. Фамилия капитана 2 ранга В. Козлова, командира «эски» (дизельной подлодки среднего класса), всплывшей рядом с крейсером «Де-мойн» на борту которого находился президент США Эйзенхауэр, надолго запомнилась американским флотоводцам.

В моем журналистском досье, которое веду со времен службы, хранятся факты знаменательных событий, подвигов совершаемых подводниками послевоенных лет, к сожалению, и трагических тоже. Там, в глубинах океана, командиры и штурманы рассчитывают курсы, определяют точки встреч с вероятным противником, полагаясь только на показания приборов да личную интуицию. Конечно, подводник не имеет права на ошибку, но он же человек, а люди могут ошибаться. Печальный счет потерянных подводных кораблей у нас с американцами примерно одинаков.

Уйдя со службы, я не расстался с флотом. Став журналистом, флотскую тему сделал главной. В одной из командировок на Тихоокеанский флот в бригаде подводных лодок встретил старых знакомых. Мои ровесники, с которыми начинал осваивать морское дело, стали уже старшими офицерами. Тогда, за дружеским столом, выпив третью за тех, кто в море, мы вспоминали свою войну — «холодную». Поводом к воспоминаниям послужила еще одна встреча. Там, в тихой бухте на окраине Владивостока, я встретил свою молодость. Она стояла у дальнего пирса в компании таких же «старушек». Господи, моя «Букашечка» — так ласково величали мы свою субмарину — «Буки-164». Большая дизель-электрическая подводная лодка родилась в Ленинграде. Конструкторы, спасибо им за отличную работу, создали этот проект для охоты за подлодками противника. Десять труб торпедных аппаратов плюс запасные торпеды с ядерными боеголовками, представляли серьезную угрозу и надежную защиту рубежей Отечества. Я был одним из 70 человек первого экипажа, с которого начиналась жизнь этого корабля, и волею судьбы стал одним из последних подводников, кто прикоснулся к ее уже остывшему телу. Четверть века служила эта лодка России.

Ступая по ржавой палубе легкого корпуса, под которым горизонтальный кокон прочной стали с тремя отверстиями-люками. Внутри он поделен на семь отсеков, вдоль бортов густое переплетение трубопроводов и кабельных трасс. Войти и выйти из кокона можно только через верхнерубочный люк, диаметр которого равен 65см. Трогаю уже потускневшие поручни вертикального трапа, когда-то до блеска отшлифованные мозолистыми руками подводников. Как все-таки жестоко время, не щадящее ни людей, ни корабли, и только памяти дано будоражить давно ушедшее, прожитое. Вот аккумуляторный отсек, четырех местная каюта — мое пристанище на время походов. По форме она напоминает вагонное купе, а по содержанию — почти вполовину меньше. Электромоторный отсек, где проходило основное время моей службы. Сейчас трудно представить, что в этом чреве стального кита, под постоянный вой электромоторов, периодический рокот дизелей, я проводил месяцы, не видя света белого. Автономность плавания подлодки проекта 641 — 90 суток. Как же работали дизели? — задаст вопрос думающий читатель. Работали. У дизель-электрических подлодок есть такой режим — РДП (работа дизелей под водой). Лодка подвсплывает под самую «крышу» океана, поднимает выдвижные устройства для забора воздуха в машинный отсек — и поехали. Выхлопные газы выбрасываются прямо в воду. Хороша система в хорошую погоду и с хорошим боцманом, управляющим горизонтальными рулями. А если волна поднимется выше допустимого предела, шахта РДП «захлебнется» и добрая порция соленой смеси плюхнется в прочный корпус. В эти секунды работающие дизели хватают воздух из отсеков, создавая вакуум.

Что говорить, служба на подводных лодках не райская, но и тогда и сейчас я гордился и горжусь, что выполнял свой долг перед Отечеством в подводном флоте. И не надо обвинять меня в «имперской» ностальгии, я благодарен судьбе за то, что довелось переживать щемящее чувство гордости, веры в себя и радости до слез, которую испытывал, возвращаясь из автономных походов. Когда под медь оркестра стоял на узкой просоленной, изрядно помятой океаном палубе подводного корабля в строю бледнолицых, смертельно уставших парней. И как потом в военном санатории встречали экипаж традиционной песней на стихи К. Ваншенкина: «Мальчишки, мальчишки, страну заслонили собой…»

Да, флот моего времени был способен защитить страну, противостоять ударной силе американского флота, хранящего в стальных корпусах своих подводных лодок огромную ядерную мощь. Ведь это они, а не мы провозгласили: «Кто владеет трезубцем Нептуна — тот владеет короной мира».

Время и воля Всевышнего сделали свое дело — «холодная война» не перешла в «горячую». Может быть, потому и не перешла, что сила чувствовала силу.

Россия всегда гордилась своим флотом, хранила и лелеяла, как мать родное дитя. Сегодня, пережив страшные трагедии, наш подводный флот возрождается. Со стапелей сходят самые современные атомные ракетоносцы, способные творить чудеса в океанских глубинах. Вот только кто поведет эти корабли в дальние походы?

В мое время служба на флоте измерялась четырьмя годами, потом тремя — это оптимальный срок для изучения и освоения подводного корабля — сложнейшего механизма. Приходили служить мальчишки, а уходили мужчины. За годы срочной службы флот воспитывал ребят, прививал вчерашнему школьнику самостоятельность, требовал самодисциплины, учил, как говорится: «гвозди забивать». Возвращаясь в гражданскую жизнь, флотские парни не пропадали и всегда были востребованы обществом.

Время изменило многое, сегодня на лодках служат контрактники. Для флота это плюс. Однако мне жаль тех пацанов, кому уже не доведется по призыву ощутить все «прелести» флотской службы…

В самом начале двухтысячных годов мне снова повезло. Командование Тихоокеанского флота разрешило фотосъемку на одном из подводных кораблей. Я снова оказался на знакомом с молодости пирсе в бухте Улис.

Не буду заострять внимание на далеко не радужных результатах военной реформы, покажу только снимки, сделанные на подводной лодке 877 проекта. Это «Варшавянка — самая безопасная, по мнению специалистов, дизельная лодка и сегодня состоящая на службе в десятке стран мира.

Заканчивая эту заметку, хочу верить, что, возрождаясь, флот России восстановит и традиции. Берег пересмотрит отношения к плавсоставу, поднимется престиж подводников, уважение к людям, которые только одним погружением ввергают себя в экстремальную ситуацию, постоянно действуют в зоне напряженности и риска.

71
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии

No image

Аnnа

06.10.2012 - 22:13

Я бесконечно люблю море и Ваш

Я бесконечно люблю море и Ваш рассказ меня очень заинтересовал.Вы настоящий патриот Родины.Нынешнее поколение молодых людей бегают от армии и многие из них так никогда и не становятся мужчинами,которые должны нести ответственность за Родину,за близких людей.Пишите пожалуйста еще.Может быть читая Ваши рассказы у молодежи проснется романтика и ответственность за судьбу России.