Умеющий прощать

Текст: 
Сергей Хамзин

 

Выбирая себе профессию, я знал, что она мне не позволит много времени проводить со своей семьей. Ведь удел любого журналиста — это странствия и скитания в поиске интересных тем. Но я никогда не мог подумать, что мои постоянные командировки смогут так сильно повлиять на мою личную жизнь. Впрочем, после всего случившегося, я не жалею ни о чем…

 

Тяга к творчеству у меня была с детства. Пока мои сверстники весело гоняли футбольный мяч или без толку бегали по двору, я запоем читал книги классиков. А после прочитанного, стараясь подражать великим писателям, сам на бумаге старался придумать свой особенный мир с самыми бесстрашными героями. Мои родители, которым я давал читать свои творения, говорили, что я талантлив. А бабушка, не умевшая читать (да, бывает в жизни и такое), просто не могла нарадоваться своим внучком только из-за того, что я мог часами сидеть за письменным столом и писать.

Когда пришло время выбирать высшее учебное заведение для дальнейшего обучения, сомнений у меня не было: только Дальневосточный федеральный университет, только факультет журналистики. Учеба давалась легко, хотя были определенные проблемы в первый год из-за того, что жить приходилось в общежитии, а я всё-таки был домашним мальчиком. Но все неудобства компенсировались интересными занятиями, практической деятельностью и пониманием, что весь мир лежит перед моими ногами!

После защиты дипломного проекта (кстати, с отличием!) вернулся в родной Хабаровск, устроился сначала работать на одну из местных телекомпаний, а спустя пару лет стал собственным корреспондентом по Дальнему Востоку одного федерального телеканала. Вот тут-то и начались мои бесконечные командировки. Утро одного дня я мог встретить на Сахалине, вечер другого — в Магадане. А нужно сказать, что к этому времени я уже был женат. Людмила была из «нашего» круга — она работала ассистентом режиссера на  телевидении и, как мне тогда казалось, должна была понимать «выездную» специфику моей работы. Она вроде бы первый год понимала, пока мне не предложила выгодный контракт другая федеральная телекомпания. Суть предложения была в том, что на целый год я отправлялся собственным корреспондентом в Петропавловск-Камчатский.

Это предложение Людмила встретила «в штыки». Она сначала уговаривала меня отказаться от него, а потом, когда я все-таки подписал все документы (зарплату предлагали в 2 раза больше той, что у меня была, как я мог отказаться?), категорически отказалась ехать со мной. Никакие мои доводы она слушать не хотела, и после серии семейных скандалов я на всё махнул рукой и улетел на Камчатку один.

Не скажу, что сильно скучал по любимой. Просто работы было так много, что не до скуки. Сначала мы созванивались ежедневно, потом еженедельно. А однажды понял, что мы не разговаривали друг с другом целый месяц! Я всё хотел набрать номер Людмилы, но каждый раз что-то мешало. В итоге позвонила она и сказала одну новость. Не могу ее назвать страшной, но для любого женатого мужчины она очень неприятна. В общем, Людмила поведала мне, что ждет ребенка. Представляю ваше удивление на лицах, мол, что тут неприятного? Да вся проблема в том, что беременна моя жена Людмила была от другого!

 


 

Сегодня-то я прекрасно понимаю, что причиной моего гнева была отнюдь не работа, а душевное состояние, вызванное поведением любимой женщины. Я никогда не разбрасывался словами и не называл то, что сделала Людмила «предательством»

 


 

Когда эту новость я услышал, сначала решил, что она шутит. Или же придумала еще один способ вернуть меня домой из длительной командировки. Но потом позвонили друзья, поведали, что у жены появился новый ухажер. И что самое интересное, как только этот парень узнал о беременности Людмилы, сразу исчез.

Полгода я с женой не разговаривал, просто не брал телефон, когда она мне звонила. Все новости о ее жизни узнавал от друзей. Прерывать беременность Людмила не стала, и в положенный природой срок, аккурат ко времени окончания моего годового контракта, родила здорового мальчугана.

На Камчатке больше оставаться мне не хотелось. За год работа так меня вымотала, что сама мысль о телевизионном сюжете меня приводила в бешенство. Сегодня-то я прекрасно понимаю, что причиной моего гнева была отнюдь не работа, а душевное состояние, вызванное поведением любимой женщины. Я никогда не разбрасывался словами и не называл то, что сделала Людмила «предательством». Учитывая, что косвенно во всём произошедшем виноват был я. Если бы не оставил жену одну, вряд ли случилось то, что случилось.

Я вернулся в Хабаровск. В первые дни пожил у друзей, потом стал снимать квартиру. И постоянно чувствовал, что очень хочу увидеть Людмилу. На работе она взяла декретный отпуск, и в аппаратных телестудии мы, естественно, больше не пересекались.

 


 

Это была даже не любовь, а какая-то нечеловеческая страсть, подкрепленная постоянным отсутствием рядом любимого мужа

 


 

Однажды, выпив для храбрости, я решился навестить свою любимую жену. Она гуляла с малышом во дворе нашего дома. Внешний вид Людмилы был невеселый: какая-то простенькая курточка, скромная шапочка на голове, потухший взгляд. Я подошел к ней и, ничего не объясняя, просто… обнял. Она разрыдалась. И я понял, что ближе Людмилы для меня в жизни по-прежнему никого нет.

Потом был долгий разговор на кухне, который прерывался кормлением Максима. Да-да, своему сыну Люда дала мое имя! Она рассказала, что встретив отца Максима, просто потеряла голову. Это была даже не любовь, а какая-то нечеловеческая страсть, подкрепленная постоянным отсутствием рядом любимого мужа. Когда узнала, что в положении, хотела сначала прервать беременность. Но врачи рекомендовали это не делать: был велик риск потом вообще не иметь детей.

Я слушал и слушал, с каждой минутой понимая, что не хочу покидать эту уютную квартиру. Мою квартиру. И я остался…

Прошло семь лет. Максим уже пошел в первый класс, а его сестренка Леночка только учится делать первые шаги. Да, у нас с Людой родилась очаровательная дочурка, которая сделала нашу жизнь по-настоящему счастливой. Максим называет меня папой, носит мою фамилию, а кто на самом деле его отец мы пока решили не рассказывать. Даже квартиру сменили, чтобы «добрые» люди не проболтались. Подрастет, сам всё поймет и, я надеюсь, маму свою не осудит…

Описанная ситуация основана на реальных событиях, но не имеет никакого отношения к личной жизни автора.

 

29
0
Ваша оценка: Нет