Детский сад какой-то!

Текст: 
Антонина Климина

 

Сами по себе с возрастом люди, как правило, не меняются. Их изменяют обстоятельства и превратности судьбы, а также проблемы разной степени сложности, которые приходится решать изо дня в день.

 

Поэтому могу с полной уверенностью сказать, что до того, как на меня свалилась ответственность в виде детей, я была совершенно другим человеком. И, пожалуй, перемены, произошедшие во мне в последние годы, мне нравятся, и я с нетерпением жду новых возможностей стать лучше, благо, они постоянно появляются.

Так чему же меня уже научили мои дети?

Не разбрасываться и концентрироваться на действительно важных делах. Работать — в любой обстановке, любых условиях и в любое время суток. Быть организованной: использовать таймер, совмещая несколько дел, вести ежедневник и аккуратно обращаться с документами и справками.

Дети научили меня проще относиться к чужим промахам и недостаткам, а еще — прощать других людей и саму себя. Теперь я всегда помню, где у меня что лежит, даже если внешне комната выглядит как синоним к словам «хаос» и «безумие». Дети сделали меня сильнее и жизнеспособнее. Сейчас я уже не рыдаю, как раньше, сталкиваясь с хамством в лечебных и прочих учреждениях. Не могу сказать, что уже научилась хамить в ответ, но решать насущные вопросы я стала гораздо хладнокровнее.

Но, бесспорно, главное, чему меня научили дети — это умению услышать себя и свои истинные желания. Потому что, как оказалось, понять, чего же я хочу на самом деле, не так-то легко.

В «Бесконечной книге» Михаэля Энде мальчик Бастиан получает в дар волшебный медальон с надписью «Делай что хочешь». И с его помощью он начинает воплощать в жизнь все свои, казалось бы, самые большие мечты. И лишь к концу истории, избавившись от всей наносной шелухи и почти потеряв себя в этих поисках, он наконец находит свое одно-единственное истинное желание.

 


 

«Лечу в Сингапур на съезд владельцев фабрик и заводов» звучит гораздо внушительнее, чем «Да вот, дорисовала на обоях третью рыбину, розовую, с квадратной чешуей»

 


 

Дети всегда точно знают, чего они хотят, а чего — нет. И чем младше ребенок, тем сложней и невозможней заставить его делать то, чего он делать не хочет, особенно, если это неинтересно и скучно. Но чем старше человек становится, тем больший авторитет приобретают слова «должен», «мало ли что ты хочешь», «а вдруг все будут смеяться», «нужно просто немного потерпеть» и прочие. И все большую власть над нами захватывает престиж, мнение большинства и нужды окружающих. И постепенно, шаг за шагом, наши истинные желания, знание, чего хочу именно я и именно сейчас, звучат все тише и тише, пока не затихают совсем.

А начинается все вполне невинно. К примеру, с диалога в песочнице:

— Как, ты не хочешь поделиться с мальчиком машинками? Вот детишки все пойдут и скажут: «Какой жадный, не будем с ним больше играть!»

После чего так или иначе, нередко с боем, кровные машинки оказываются в руках незнакомого пацана, и ты понимаешь, что главное в жизни — быть хорошим для других, даже если придется пожертвовать своими интересами. Иначе «что люди скажут»?

В нашей взрослой жизни, где все как у всех, а иногда еще и лучше, порой не хватает какой-то искорки безумия. Причем не чего-то особенного, экстремального, изысканного и утонченного. Напротив, часто не хватает чего-то самого простого, детского. И обычно у нас даже не хватает времени это осознать. Жизнь катится по проторенной дорожке, громыхая на все лады, подпрыгивая на ухабах, и замечательно.

Но с появлением детей начинаешь воспринимать себя и окружающий мир немного иначе. Даже дни, проведенные на работе, которые раньше измерялись количеством заработанных денег, написанных отчетов или обслуженных клиентов, теперь пересчитываются в других единицах. В количестве непрочитанных книжек, в непостроенных домах из стульев и подушек, несобранных паззлах и конструкторах, в часах, не проведенных в парке и на детской площадке, в мгновениях, не пережитых вместе с ребенком, и которые за тебя пережил кто-то другой. В какой-то момент начинаешь осознавать, что все это гораздо значительнее всех завоеванных карьерных позиций вместе взятых, и что это наполняет жизнь большим смыслом, чем практичные и взрослые дела.

Общение с детьми дает возможность вновь задать себе и, возможно, в корне пересмотреть многие важные вопросы: что я действительно люблю делать, а что — нет? Чего я хочу? К чему стремлюсь? Что для меня главное в жизни?

И еще, прикрываясь необходимостью развивать ребенка, можно в кои-то веки заняться чем-то непрактичным «просто так», для собственного удовольствия.

 


 

Если я нашла свой, хотя и немного странный способ быть счастливой, почему я должна оправдываться?

 


 

Недавно я (под предлогом развития мелкой моторики) позвала сына лепить осьминогов из имбирного теста. Ребенок свалял какой-то маленький невыразительный комок, потыкал его палочкой и пошел заниматься другими, более интересными делами. Зато мы с моей сестрой еще долго сидели на кухне и лепили медуз, рыб, морских звезд, каракатиц, китов, осьминогов и кальмаров, а потом запекали их в духовке. И это был восторг!

С детьми словно просыпаешься и вновь вспоминаешь о мелких и до невозможного простых радостях жизни. Если старость — это отсутствие желаний, то в таком случае присутствие детей превращает многих взрослых в 12-летних людей с восторженными лицами.

Директор престижной клиники может часами рассказывать, что они с пятилетней дочкой делали из цветной бумаги. А солидный мужчина с горящими глазами рассуждает о трехколесном велосипеде, который «совсем как настоящий байк, только маленький».

Дети учат, и мы охотно учимся, становясь все более живыми, молодыми и непосредственными.

Есть, конечно, и исключения, когда до крайности уверенные в своей правоте родители зачем-то стремятся вылепить из своего подвижного, веселого и непосредственного малыша угрюмого и ну очень рассудительного маленького старичка. Всем взрослым дается шанс соскочить с рельсов унылой и практичной жизни, стать наконец самими собой, свободными, счастливыми и научить этому своих отпрысков. Но, увы, не все его используют.

Мелочи мелочами, но интересно было бы узнать статистику, сколько женщин, выйдя из декрета, в корне меняют область деятельности, находят себя как творческую единицу или открывают свое дело? Просто однажды, получив наконец возможность заниматься чем-то просто «для себя», безо всякой пользы для бюджета и карьеры, начинаешь жить по-другому, в соответствии со своими желаниями, а значит, своим предназначением. И оказывается, что быть собой намного интересней, чем соответствовать стандартам окружающих.

Как-то раз мне ужасно захотелось нарисовать на обоях в комнате гигантских рыб. Наверное, каждого из нас порой посещают какие-то иррациональные, бессмысленные, но необъяснимо заманчивые желания. Расшить старые валенки бисером. Собрать модель финикийского корабля. Уехать в лес, чтобы бегать вокруг костра и громко, от души петь песни мимо нот. А у меня вот — рыбы. Даже всего две краски, имеющиеся в наличии, меня не смутили.

Я с упоением начала творить, и месяц спустя две стены уже украшали изумрудно-розовые рыбы длиной чуть поменьше метра, сюрреалистичный корабль и стая глуповатых птиц. Никакой художественной ценности, но море радости от творческого процесса. И вот как раз тогда в моей комнате приключилась одна ну очень серьезная и взрослая женщина, абсолютно уверенная в том, что хорошо прожить жизнь и быть успешным можно только одним-единственным способом. Она взглянула на все это изумрудно-хвостатое великолепие и фыркнула свысока: «Детский сад какой-то!» После чего с королевским достоинством удалилась. И я даже не нашлась, что сказать.

Возможно, если бы я сказала, что «это мы с сыном рисовали, разрабатывали руку, развивали воображение, внимание и цветовосприятие», она бы отнеслась к моему шедевру немного по-другому. Но, с другой стороны, если я нашла свой собственный, хотя и немного странный способ быть счастливой и реализованной, почему я должна оправдываться?

Свобода, на мой взгляд — это, прежде всего, способность быть самим собой, умение слушать себя и свои желания. Мы же в конце концов не подростки, которые больше всего на свете боятся выглядеть недостаточно взрослыми и солидными. По сути, нам уже никому не нужно ничего доказывать. Почему же так иногда хочется на вопрос «Чем вы сейчас занимаетесь?» ответить что-то типа: «Пишу диссертацию. Докторскую» или: «Разрабатываю тренинг для топ-менеджеров» или «Лечу в Сингапур на съезд владельцев фабрик и заводов». Это звучит, конечно, внушительнее, чем «Да вот, дорисовала на обоях третью рыбину, розовую, с квадратной чешуей» или: «Склеил дом из спичек. Ушло двадцать коробков».

Но все это мелочи. Самое печальное, что все эти маленькие, дурацкие, но милые сердцу радости постепенно уходят из нашей жизни. Их вытесняет суета, беготня, срочные и неотложные дела, долг примерного семьянина, график успешного человека и тому подобные вещи.

Дети дают нам второй шанс смыть с себя налет излишней взрослости и обнаружить, что со времен детского сада мы сами не так уж сильно изменились. И возможно, часы и дни, проведенные дома с ребенком — строительство шалашей из подушек, бег наперегонки, стрельба из водяных пистолетов и игра в войнушку, создание автобусов из обувных коробок и рисование странных узоров на старых простынях... Возможно, это окажется самым интересным и радостным делом в жизни? Ведь в конце концов кто сказал, что жизнь будет прожита не зря, только если ты проведешь ее на работе?

 

 

66
0
Ваша оценка: Нет