Город Наполеона

Текст: 
Надежда Меркушева

 

На этом острове всегда светит солнцеи почти не бывает дождей. В древности он принадлежалгрекам, затем римлянам, пизанцам и генуэзцам, а за два года до рождения Наполеона этот остров стал французским, хотя сами корсиканцы никак не хотят признать свое отношение к этой нации.

До Корсики я добиралась на пароме из Марселя. В тот ноябрьский день штормило, и, когда показался остров, уставшие от качки пассажиры прилипли к иллюминаторам. Остров быстро приближался, и мне казалось, что это никакой не остров, а пышный букет, который прямо на глазах вырастает до гигантских размеров. Возможно, на меня повлияло воспоминание об увиденной однажды картине с островом, утопающем в зелени садов и лесов.

На пристани меня встретил ученик моей французской подруги, корсиканец Люк, в доме которого я должна была остановиться. Люк — владелец нескольких ресторанчиков. Его жена не работает, занимается домом и воспитанием трех сыновей — подростков. Ей помогают две приходящие служанки и садовник. Вот садовнику Рабле и поручили показать мне остров. И Люк, и Рабле были очень хороши собой, что неудивительно для Корсики.

Если вы никогда не видели корсиканцев, то вспомните Алена Делона, который водном из французских фильмов 60-хгодов блестяще сыграл выходца с Корсики. Подвижного, темпераментного и бесподобно красивого. Вот такие мужчины и живут на этом острове. Не уступают им и местные красавицы. Стоит только вспомнить, что здесь родилась Летиция Каста, и вам всё станет ясно.

Язык, на котором говорят корсиканцы, неподготовленному человеку понять очень трудно. Они говорят на смеси французского с итальянским. Их речь, как и мимика с жестами, яркая и выразительная. Меня предупредили о том, что характер островитян горячий, к тому же унаследован от мавров, поэтому я никого ни о чем не расспрашивала, довольствуясь тем, что мне показывали и рассказывали Люк и члены его семейства.

В первый день до ночных звезд я гуляла по корсиканской столице, городу Аяччо, и на каждом шагу сталкивалась со статуями Наполеона Бонапарта. Здесь их великое множество и все они разные.

«Фонтан четырех львов» на плошади Феша

 

На площади де Голля молодой Наполеон в золотом лавровом венке и тоге римского императора восседает на скакуне. В такой же тоге он возвышается над центральной площадью «Фонтан четырех львов». Зато на площади Аустерлица французский император стоит в военном мундире и легендарной шляпе. Стоит он на вершине монументальной каменной пирамиды. К ней ведут две узкие лестницы, между которыми на гладких плитах огромными буквами выложена надпись: «Наполеон I— император Франции 1804 — 1815».

Кажется, в этом городе не осталось ни одного места, так или иначе не связанного с именем Наполеона Бонапарта.

Мне очень хотелось увидеть его дом, но когда меня привели на маленькую, будто сонную улочку Сен-Шарль и показали простое четырехэтажное строение, я засомневалась, что это и есть то самое место. Слишком скромными показались мне и дом, и улочка.

Дом на улице Сен-Шарль, в котором родился Наполеон

 

Однако никакой ошибки не было. Именно в этом доме, ныне музее, 15 августа 1769 г. родился будущий император Франции. Я переходила из комнаты в комнату и думала о том, почему о нем написано столько неправды. Например, он не был совсем низкорослым. Я сама видела музейные документы под стеклом, составленные знаменитым корсиканским патологоанатомом, в которых говорится, что рост Наполеона составлял 170 сантиметров. Для своей эпохи он считался высоким человеком.

На маленькой площадке возле дома между розовыми кустами и апельсиновыми деревьями установлен бюст маленького Наполеона. Это сделала его мать Летиция после смерти любимого сына, прежде чем навечно упокоиться самой в семейном склепе Бонапартов.

Побывала я и в музее Феша, где получила такое наслаждение, какое можно получить только от созерцания шедевров, написанных самыми гениальными живописцами. В музее много работ испанских, фламандских, французских, германских и голландских художников. Здесь же находится самое престижное французское собрание итальянских картин— невероятное пожертвование кардинала Феша, дяди Наполеона по материнской линии.

Откуда у дяди взялись такие картины? Ответ довольно банальный. В течение итальянской кампании кардинал Жозеф Феш их просто конфисковал именем племянника в церквях, дворцах аристократов и в музеях. Конфисковал, перевез на остров и украсил ими свой дом.

Я зашла в собор, построенный еще в 1582 году, где крестили маленького Бонапарта, послушала тишину возле усыпальницырода, наведалась во Двор Наполеона. Я гуляла по старинным улочкам, наслаждаясь той романтической атмосферой, которая присуща только старым кварталам средиземноморских городов с крошечными магазинчиками, ресторанами и кафе.

Собор Аяччо, в котором был крещен Наполеон

 

Кстати, в Аяччо все увиденные мной рестораны назывались либо «Бонапарт», либо «Наполеон», либо «Наполеон Бонапарт». В них я не заходила, зато прошлась по сувенирным лавкам. Ассортимент товаров для туристов был достаточно широк, но надписи на майках, статуэтках, чашечках и даже наперстках сводились к двум основным лозунгам: «Свободу Корсике» и «Мы не забудем тебя, Наполеон». Зато здесь можно было купить копии документов эпохи императора.

Я прогуливалась по набережной Наполеона, рассматривая ратушу, в которой находился Музей Бонапарта, когда раздался оглушительный грохот. Ко мне приближалась колонна французских гусар. Они шли с походными барабанами. Мгновенно набережная заполнилась туристами, потянувшимися на это зрелище. Вслед за толпой я поспешила к холму, у подножия которого располагалась площадь Аустерлиц.

В тот день на ней были разбиты биваки, горели костры, а на вертеле жарились туши баранов. По счастливой случайности я попала на городской праздник, в честь которого был устроен большой музыкальный спектакль под названием «Корсиканский орел».

Само зрелище было очень ярким. Палили пушки, в небо запускали фейерверки, гремели барабаны и падали гусары. Зрители смеялись над Кутузовым, в ярости топающим ногами, и долго аплодировали Наполеону, который время от времени пробегал по полю брани. Такая забавная интерпретация военных действий 1812 г как нельзя лучше подходила для праздника, но вряд ли бы она пришлась по душе самому «Корсиканскому орлу».

– Какой роман вся моя жизнь! — не раз восклицал Наполеон на острове Святой Елены. (На этом атлантическом острове в 1821 году он и скончался). Это его восклицание выражает оценку пройденного им жизненного пути безо всякого намека на самовосхваление. И в то же время, в восклицании слышится горечь, вызванная осознанием несовместимости своего существующего положения с феерическим блеском прошлого.

Но, кто знает, возможно, сам Наполеон, увидев себя в этом праздничном спектакле, посмеялся бы вместе с остальными зрителями, потому что увидел бы любовь в глазах корсиканцев к самому себе — человеку, чье имя стало священным на этом острове.

Эту любовь я чувствовала в Аяччо, городе, где имя императора стало культовым.

На площади Аустерлица, когда я осматривала памятник Наполеону, сразу несколько человек посоветовали мне обязательно постоять несколько секунд ровно посредине меж двух орлов, венчающих колонны с датами жизни и смерти императора. Все жители острова, включая детей, уверены в том, что, сделав это, человек сможет изменить свою судьбу.

Памятник на площади Аустерлица, два орла, меняющие судьбу

 

Я встала ровно посредине между двух орлов, постояла там несколько секунд и, спускаясь вниз по лестнице, обернулась, чтобы навсегда оставить в своей памяти кажущийся крошечным силуэт великого французского императора Наполеона Бонапарта.

28
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии

No image

Мария Ивановна

06.12.2012 - 22:22

НАПОЛЕОНУ БЫ ПОНРАВИЛОСЬ ТО,

НАПОЛЕОНУ БЫ ПОНРАВИЛОСЬ ТО, ЧТО ВЫ написали о нем. Мне лично понравилось.

No image

Татьяна Бурмистрова

08.12.2012 - 21:35

Я в восторге от этого

Я в восторге от этого блестящего эссе. Автор очень красочно, с легкой иронией, но тем не менее - с любовью, рассказала нам о городе детства кумира не только корсиканцев, но и самих французов. Мы вместе с автором побывали на полных летнего зноя, не смотря на ноябрь, узких улочках древнего Аяччо. Я искренне признательна автору этого эссе за полученное удовольствие.

No image

NN

09.12.2012 - 19:33

Спасибо, Надежда, за такую

Спасибо, Надежда, за такую солнечную, яркую экскурсию в прошлое к ныне живущим и бережно, любовно хранящим великую историю корсиканцам, вызывающим уважение!!!

No image

Ольга К.

11.12.2012 - 08:40

Очень живописно!! Ощущение,

Очень живописно!!
Ощущение, что вместе с автором я побывала там, побродила по улицам, посетила музеи.
Спасибо Надежда, большое спасибо, за предоставленное удовольствие!!

No image

Eлена Зарудная

19.12.2012 - 23:17

Потрясающий рассказ, легкий

Потрясающий рассказ, легкий интересный, Наденька, ты как всегда на высоте! Прочитала на едином дыхании, столько новых чувств и эмоций, и при этом многое впервые открылось. Захотелось на Корсику! Cпасибо!

No image

Владимир.

12.01.2013 - 18:34

Весьма любопытная статья!

Весьма любопытная статья! Выражаю свою огромную признательность автору и пожелаю дальнейших творческих успехов.