Страна одинокого солнца

Текст: 
Вадим Пасмурцев
Фото: 
Вадим Пасмурцев

 

Япония. Мы, группа русских журналистов, были приглашены сюда японо-российским центром международных обменов. Мы приехали в страну, которая чуть более года назад пережила цунами, аварию на АЭС Фукусима, разрушительный спад на фондовых биржах и во внешней торговле. Нам обещали объяснить, почему Япония выстоит. Несмотря ни на что.

 

 

Хрустальный Токио

Это здесь, завернув за угол небоскрёба, можно набрести на буддийский или синтоистский храм. Зачерпнуть воды из священного источника, название которого никогда не узнаешь. Сидеть на стёртых ступенях, перебирая в руках рисовую солому, гладить шершавые камни стен и созерцать закат, отраженный верхними окнами многоэтажек… Улицы – зелёные, чистые, и сам воздух, кажется, зеленеет, звеня в кронах деревьев.

В этом заслуга токийских властей – вредные производства постепенно переносятся за городскую черту либо максимально снижают выбросы. На дорогах всё больше гибридных автомобилей, впрочем, как объяснили нам позже, сейчас модно совсем отказываться от авто. И даже крупные чиновники токийского муниципалитета ездят на работу на экспрессе, уверяли нас гиды. В этом заслуга рядовых японцев.

Когда курящие коллеги искали урну, оказалось, что свои окурки японцы носят с собой, в специальных пеналах – такие продаются в любом минимаркете. Да и прочий мусор японцы утилизируют совершенно незаметным образом, и без их помощи вы долго будете искать, куда деть надоевшую жевательную резинку или использованный билет в метро.

На улицах Токио принято улыбаться. По-другому себя вести как-то не получается - это очень вежливый город. Знание английского спасает в любых ситуациях, но даже несколько слов из разговорника значительно облегчат жизнь. Однажды нам, заблудившимся в подземке беспечным туристам, помогла  японская девушка, отвела к полисмену… На ломаном английском они объяснили, что мы выбрали неверную дорогу, и даже помогли вернуть деньги за билеты, купленные не в ту сторону. Всё потому, что девушка, услышав нашу перепалку, не постеснялась подойти и спросить «what station you need?»

 

Деревянный Киото

От Токио до Киото лучше всего добираться скоростным экспрессом Синкансэн. По пути вы будете любоваться на аккуратные японские фермы, маленькие городишки - дома лепятся друг на друга, ветер колышет занавески и развешенное бельё, скачет ребятня… Прибыв в Киото, понимаешь – здесь бьётся древнее сердце Японии, бьётся тихо-тихо - дракон заснул, просьба не беспокоить.

Современный Киото – это небоскрёбы, теряющиеся в дымке, мощёные улицы и широкие проспекты с многополосным движением, роскошные отели… Но мы почти не видели его таким. Потому что есть исторический город – деревянные дома, крыши из глиняной черепицы, кирпичная кладка какого-нибудь особняка… Узкие улочки петляют, пахнут горячими сладостями, предлагают сувениры, тянут прикоснуться к тёплому дереву стен… Влекут всё выше, к воротам храма Кьёмидзудэра, что раскинулся на склонах горы Отова.

Древние легенды, поверья и небылицы свернулись тут клубком, не распутаешь. Вот Бутай — отрытая веранда, что нависает над крутым склоном, оперевшись на 139 столбов. Существовало поверье – если спрыгнешь с тринадцатиметровой высоты и останешься в живых – исполнение желаний гарантировано. Говорят, многие выживали, но исполнились ли их желания, неизвестно. Зато долгие столетия выражение «прыгнуть с площадки храма Кьёмидзудэра» означает «сделать решающий шаг».

В ларьке неподалёку можно купить листочек с предсказанием судьбы. Он услужливо расскажет, бояться ли зависти коллег, прекратить ли любовные отношения, вложить ли деньги в рискованный бизнес. Если напророчите себе беду – стоит привязать свою судьбу к дереву в храмовой роще. Чтобы не настигла. Впрочем, и хорошее предсказание надо привязать – чтоб исполнилось.

Прежде чем быть допущенным к большому храмовому колоколу, нужно отдать дань японским богам, бросить монетку в прикрытый решёткой короб-жертвенник. А если отскочит от прутьев? Нет, звякнула, ударилась о решётку, провалилась внутрь. Тяжёлый канат в руках, тяжёлое било в нескольких метрах над тобой. Наверное, нужно о чём-то просить, но никаких просьб, бьёшь как в набат, и что-то вторит в тебе глухому бронзовому зову…

 

Предпоследний самурай

– Молодёжь уже не та… – вздыхает Акио Кавата, профессор Токийского университета и университета Васэда, менеджер блога Japan and World Trends**. Он помнит те времена, когда Япония восстанавливалась из послевоенных руин. Строилась Токийская телебашня, «Корпорация «Тойота» внедряла свою систему управления качеством, а на том месте, где сейчас Баскин Робинс…

Профессор Кавато демонстрирует нам слайд:

– Там была маленькая железнодорожная станция и вокзальный туалет. Теперь это большой терминал и торговый центр, здесь теперь продают мороженое, но я его не покупаю.

Улыбка на его лице появляется лишь после того, как мы сами начинаем неуверенно смеяться.

– Девушки стали такие… хищные. Как мужчины. А мужчины – наоборот.

Профессор Кавато жалуется: стоит присмотреться, и взгляд обязательно наткнётся на какого-нибудь щеголеватого парня, который поправляет причёску, смотрясь в окно подошедшего экспресса или в витрину магазина. В метро парни подводят ресницы, не отводя взгляда от экрана айфона…

- Раньше такого не было! – взывает в пустоту профессор. – Теперь все ходят по улицам, уткнувшись в гаджеты. Люди разучились жить с широко открытыми глазами…

Глаза его грустны – он помнит Японию без хайтека.

– Вы оптимист? Вы верите в будущее?

Профессор оживляется, и разговор переходит на политику, проблему Курильских островов и островов Сэнгаку. Акио Кавато верит в будущее Японии, потому что японцы умеют не сдаваться. «Во время катастрофы на АЭС «Фукусима» рядовые граждане реагировали намного быстрее властей, - рассказывал он. - Собирались в отряды, разгребали завалы, дружно перечисляли средства для пострадавших – поступали так, как до этого их предки, многие сотни лет». Взаимопомощь как основной инстинкт.

 

Пристанище красивых

Токийские районы Сибуя и Харадзюку – место обитания тех, кого мы бы назвали японскими хипстерами. Молодёжные субкультуры во всей красе, молодежь группами и поодиночке. Здесь множество модных магазинов и кафе, здесь можно купить диски с японской музыкой или модную майку с японскими музыкантами. Сюда с замирающим сердцем стремятся молодые туристы, ценители японской музыки, фильма о Хатико (маленький памятник собаке стоит у входа на станцию Сибуя, рядом с другим экспонатом – зелёным вагоном метро), любители аниме… и просто туристы - так, поглазеть.

У подземного перехода, по ту сторону от Хатико и станции Сибуя, стоит дурманящий запах табака. Курящих в Японии вы увидите редко, но здесь, у подземного перехода, привычная замызганная урна, вокруг которой роятся представители субкультур.

Всматриваюсь.

Многие японки красятся в рыжий или высветляются добела, в моде густой «солярный» загар. Невероятные сочетания рюшей, кружев, чулок-перчаток и макияжа, а в лицах - ничего. Парни – длинноволосые, наголо бритые, в широкополых шляпах, мрачных френчах или цветастых майках. Макияж. Глаза покрасневшие. Пустые.

Два часа с лишним я ходил по молодёжному кварталу, всматриваясь в лица людей.

В глазах уже мелькало, и я даже не запомнил её лица. Отступил в сторону, пропуская  очередную компанию лолит, успел развернуться прямо по курсу. Из-под полей чёрной шляпки на меня удивлённо смотрели… синие. Она отвесила лёгкий поклон с высоты велосипедного седла, поправила шляпку – не отводя взгляд. Я тоже поклонился, солнце жадно заглядывало мне через спину. Молодое, острое лицо, чуть заметная сеточка вокруг полыхнувших глаз… Откуда вы, леди?

Не останавливаясь – она на запад, я на восток, мы разошлись, чтобы не увидеться. Харадзюку и Сибуя окончательно потеряли цвет.

 

Че. Плюшевый герой

- Почему в Японии так популярен Чебурашка? – спрашиваем мы Хироюки Фудзивара, главного менеджера "Проекта Чебурашка" в компании, которая приобрела права на использование образа мультгероя. Истоки этой любви нужно искать в начале двухтысячных, убеждает топ-менеджер. Именно тогда трудовое законодательство в Японии фактически уравняло женщин и мужчин. И в Токио из провинций поехали в поисках работы молодые, незамужние.

- Они рано утром уходили на работу, возвращались совсем поздно… Времени на личную жизнь не было, они не могли создать семью, им даже некогда было посидеть с мужчиной в кафе… И когда они приходили в свою одинокую съёмную квартиру…

В этот момент женщины начинают плакать.

– Для них и был разработан Чебурашка, – улыбается Хироюки Фудзивара, девушка-ассистент подаёт ему ушастого русского беспризорника…

Это очень эргономичная игрушка, объясняет японец, вертя Чебурашку в руках. У него есть большие мягкие уши, его удобно прижать к груди, с ним можно спать в обнимку…

История продолжается. Наш лектор уверяет – одинокие женщины нашли пару. Родили детей. «Мы рассчитываем, что женщины, для которых наш герой стал спутником жизни в годы одиночества, теперь будут вместе со своими детьми смотреть мультики про Чебурашку».

 

Банзай-патриотизм

Самое известное японское слово русские журналисты пытались произнести в качестве тоста на банкете в нашу честь. «Вы - поклонник японского императора?» – последовал шутливо-вежливый вопрос. «Банзай!» – это не аналог русскому «ура!», а пожелание здравствующему монарху десяти «тысяч лет счастья», верноподданнический девиз, объяснили нам.

Сегодня японцы отзываются о своём императоре уважительно просто. «Он очень хороший человек», – поведала нам представитель Японо-Российского центра Сугахара Сачико, улыбаясь чему-то.

– А реставрация монархии? Хотят ли японцы вернуть власть императору? – настаивают коллеги.

– Император – это символ. Японцы его очень уважают, – таков был ответ.

Самый уважаемый император Японии – Мэйдзи, носивший также имя Муцухито. Он родился в девятнадцатом веке, положил конец власти сёгунов, подавил восстания феодалов. Провёл реформы. Совершил промышленную революцию. Победил в русско-японской войне. Изменил Японию. Вошёл в историю.

Храм Мэйдзи Дзингу в его честь ничуть не напоминает мавзолеи вождей. Здесь тихо падают листья, идут на поклон старики, а молодёжь играет японские свадьбы. Ещё сюда приносят новорождённых. Традиция.

Музейные стенды в красках и монохроме живописуют земной путь императора. На его небесный путь смутно намекает запах курительных палочек, звон поминальной монетки – её нужно бросить в зарешёченный короб, помолиться, поклониться… загадать желание? Туристы перебирают дощечки с предсказаниями. Японка что-то читает, расположившись на храмовой скамье. Монахи вяжут ленточки. Молодой жених во фраке поправляет бабочку. Журчит священный источник, стучит ковш – кто-то черпает судьбу или истину, а может – воду.

Патриотизм – это очень личное.

 

Сокровище нации

В сердце Токио, между Воротами Грома и храмом Сэнсо-дзи, раскинулись торговые ряды. Здесь можно купить японские халаты, которые туристы принимают за кимоно, веера и сувенирные палочки, керамику, фарфор, предметы буддийского и синтоистского культа, сладости… Здесь – радостная суета. Рядом - биение большого города. «Японцы – очень одинокий народ… их главное правило – жить так, чтобы не создавать проблем друг другу».

Идёшь в людском потоке, и вокруг тебя незримое, ничем не нарушаемое пространство. На самой границе слуха – тихий звон. Старый бронзовый колокольчик с истрёпанной бумажкой на язычке; истлели края, полустёрлись иероглифы. Звенит неразличимо, и, кажется, нашёл…   «…сокровище нации – это не высокие технологии, не промышленная мощь или фондовые индексы. Узы взаимопомощи и долга, связывающие людей воедино».

Поднимаясь красным кругом на белом небосводе, встает из ночного пепла одинокое солнце.

 

11
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии

No image

Альбина С.

02.12.2012 - 23:35

Вадим, вас как всегда приятно

Вадим, вас как всегда приятно читать...

No image

Вк.

05.12.2012 - 11:42

Спасибо!

Спасибо!