Корсика

Текст: 
Надежда Меркушева

 

На утро второго дня пребывания на Корсике меня разбудил колокольный звон, который несся по воде от монастыря с маленького острова напротив. За открытой дверью террасы светило солнышко, чирикали птички, пахло хвоей и морем. И это в ноябре!

Прямо перед домом из моря поднимались скалы, а по всей бухточке были разбросаны громадные валуны, выглядывающие из-под невысоких волн. Рассмотрела я и старинные сторожевые башни. Позднее узнала, что они были построены еще генуэзцами, которым в свое время принадлежал остров. Когда-то башни охраняли Корсику от набегов завоевателей. Сейчас эти необитаемые строения реставрируют. В одних открывают музеи, вдругих — ресторанчики с простой, но вкусной корсиканской кухней.

В 7 утра мы с Рабле, садовником Люка, выехали на экскурсию по острову.

Протяженность острова с севера на юг составляет 183 километра, а с востока на запад — 83. Из-за высоких и каменистых гор Корсика является самым малонаселенным регионом Франции.

 

Когда выезжали из Аяччо, светило яркое солнце. Когда въехали на территорию заповедника Скандола, занимающего половину Корсики, оно, может, и светило, но вокруг были такие высокие горы, заросшие зелеными гигантскими деревьями, что о свете и тепле можно было забыть.

Часа через два наша машина добралась до такой высоты, что от прежнего насыщенного зеленого цветаничего не осталось. Повсюду была коричневая земля, темно-серая дымкаи черные остовы деревьев. Потом мы заехали в густой туман.

Когда появилась возможность хоть что-то рассмотреть, я увидела несколько белесых домишек с подтеками от когда-то покрашенных ставней. Мы оказались в деревушке с одной-единственной улицей. Еще несколько жалких лачуг чудом держались на крохотном пятачке, висящем над черной пропастью. Вокруг были горы, вершины которых прятались за тучейгустого цвета маренго.

В этих местах с их острыми горными пиками, селениями из двух-трех домишек, приютившихся над бездонными пропастями, и бурными речками с ледяной водой, мы носились на автомобиле еще часа два. Именно носились, потому что раньше я с такой дикой скоростью не ездила! Мне говорили, что так водят машины абсолютно все корсиканцы. Даже водители больших автобусов ездят по узким высокогорным дорогам с такой же скоростью, что и по равнинным трассам. А горные дороги внутри островане имеют ничего общего со скоростными европейскими магистралями. К тому же, по ним бродят отары овец, а иногда пробегают дикие кабаны. И тех и других я видела сама, к счастью, только из окон автомобиля.

В тот день мы с Рабле ездили только горными дорогами, и все они приводили нас к домикам пастухов, старым мельницам или генуэзским мостам. Иногда — к небольшим укреплениям, построенным на берегу моря, пизанским церквям или барочным соборам. Бывало, что на горных перевалах дорогу перекрывали бараны, и никакие автомобильные сигналы не могли сдвинуть их с места.

На нашем пути было очень много маленьких старинных деревушек с извилистыми улочками, крошечными харчевнями и лавочками, которые, кажется, не менялись со времен средневековья! И была у всех этих мест одна характерная особенность — с них всегда открывался необыкновенный вид. Фантастический, величественный, божественный — как угодно можно назвать, любое определение будет правдой.

Когда на моего водителя находили приступы хорошего настроения, он принимался рассказывать мне о Корсике. Именно от него я и узнала, что на острове есть даже своя пустыня — Агриаты. Это 35 км лунного пейзажа, поросшего бесконечным кустарником, там почти нет поселений.

А еще, видимо желая хорошенько напугать меня, он рассказал мне о флаге Корсики. Ни за что не догадаетесь, что на нем изображено, потому что ни одному нормальному человеку не придет в голову идея изобразить на флаге отсеченную головумавра с завязанными глазами. А у корсиканцев на этот случай и своя легенда имеется. В глубокой древности смелые воиныс Корсики, убивая своих врагов, отрубали им головы и водружали их на пики для устрашения будущих завоевателей. А белая повязка есть не что иное, как символ независимости острова.

Целый день колесили мы по острову, а поздним вечером, когда я вернулась с экскурсии, все семейство Люка собралось в гостиной у большого стола. И взрослые, и дети смотрели на меня в ожидании моей реакции на деликатес, которым собирались меня поразить. Передо мной лежала гора мяса дикого кабана в черничном соусе!

Возможно, кто-то из вас и слышал о таком изыске, но лично я — никогда и нигде. Осенью, когда корсиканский кабан, объевшись желудями и еловыми шишками, тучнеет, его мясо считается особым деликатесом. Кабан в чернике был для меня полной неожиданностью, но я бы справилась с этим, если бы к нему не подали пиво из каштанов. Глядя на карамельную пену, я вспомнила свой первый поход в Лувр. Был январь, стоял легкий мороз, а над аллеями парка, ведущими к музею, витал восхитительный запах. Я увидела мангалы с решетками, на которых арабы жарили каштаны. Я заплатила за крошечный пакетик четыре евро и тут же отправила в рот горячий каштанчик. Отправила и застыла на месте от разочарования. Полное несоответствие запаха и вкуса! Я выбросила пакетик и зареклась пробовать эти орехи.

Об этом я и рассказала радушным хозяевам, а они только засмеялись. Затем жена Люка сказала:

— Парижские арабы их прямо на улице собирают. Так мы эти каштаны не едим. Это ж декоративные, конские. Их даже свиньям не дают. Они для красоты посажены. А мы едим только плоды дерева Castanea sativa. Не зря это дерево на Корсике называют хлебным, ведь только его каштаны и являются съедобными.

Вплоть до начала прошлого века на острове были целые деревни, где не знали другого хлеба, кроме каштанового. С каштанами готовят супы, пудинги и даже мороженое. Ими торгуют на улицах — готовят на жаровнях, установленных на специальных тележках, предлагая этот деликатес с пылу, с жару.

За тем поздним ужином я много чего интересного узнала про каштаны, но, пожалуй, самой удивительной информацией для меня явилось то, что японцы не менее корсиканцев обожают каштаны и являются их большими почитателями.

В последний день мы с Рабле выехали еще до восхода солнца и побывали в старинном Сартене, который с легкой руки Проспера Мериме называют «самым корсиканским из корсиканских городов». Его дома цвета охры, построенные из местного гранита, произвели на меня очень сильное впечатление. Необыкновенная легкость во всем облике города на фоне изумительного горного пейзажа. Но как это можно было возвести воздушный город из гранита, тяжелого и основательного камня, для меня осталось загадкой.

В тот день побывали мы и в Кортэ, бывшей столице страны в период ее независимости (1755 — 1768). Затем переехали в Кальви. Многие корсиканцы называют его самым красивым городом острова. Кальви действительно, невероятно красивый город, особенно прекрасна его крепость, которая находится на скале высоко над морем и охраняет проход в залив.

А поздним вечером того же дня Рабле вывез меня на побережье к какому-то крошечному городу, чтобы я могла полюбоваться закатом. Он остался в машине, а я, путаясь в лабиринтах тесных старинных улочек, побежала к крепостной стене, чтобы найти удобное место для обзора.

И почему я не художница? Представляете, какую картину я могла бы нарисовать! Даже сейчас, закрою глаза, а тот закат передо мною — в полнеба и полморя. Никогда раньше я не виделатакого бежево-розового бесконечного моря, похожего на топленое молоко, и такого же неба. На бастионе в полном молчании стоялидесятки людей и завороженно смотрелина запад. Уже опустилось солнце, на море набежала тьма, а люди всё не расходились.

Подмигивали разноцветные маяки, а бледнеющая вода была спокойной, зеркальной. За моей спиной оставался прикрепившийся к обрыву над пропастью кукольный корсиканский городок — кремовые стены, оранжевые крыши, зеленые ставенки и аккуратные балкончики с цветочными горшками.

Пока я оглядывалась да рассматривала городской пейзаж, густая ночь накрыла море,и оно исчезло из вида. Только его дыхание, плеск волн, шум прибоя и неясные силуэты маленьких суденышек выдавали его присутствие. Море было рядом, и оно было живым.

Мне не хотелось бы прерывать свой рассказ о чудесах на этом удивительном острове, но нельзя объять необъятное. Каждый увиденный мной уголок Корсики неповторим, и, побывав там, я еще раз убедилась в том, как прекрасна наша Земля и мир, в котором мы все живем.

 

86
0
Ваша оценка: Нет