Владимир Павлович Хрустов

Текст: 
Анна Ерошенко
Фото: 
Анна Ерошенко

 

Заслуженный художник России, член Союза Художников. Принимал участие в 200 выставках различного уровня, в том числе международных: во Франции, Испании, США, Южной Корее, Китае. Провел 31 персональную выставку. Более 60 работ находятся в собраниях художественных музеев и галерей.

 

Как и где вы начинали свой путь художника?

Я родился в маленьком провинциальном городке, где не было художников, не было художественных школ, и мечта стать художником казалась мне недостижимой. После армии я приехал в Хабаровск поступать на художественно-графический факультет.

Я считаю, в изобразительном искусстве два пути: талант и ремесло. В школе тебя научат рисовать правильно, академическое образование поможет тебе овладеть мастерством, и если Бог наградил тебя талантом — станешь художником, а если нет — будешь ремесленником, что тоже неплохо.

Если человек талантлив, он это чувствует. Вот я смотрю на молодежь: молодой художник может быть с гонором, может быть скромнягой, но он себя ценит, он знает, что он талантлив, что он живописец.

 

Как вы считаете, интерес к живописи у молодежи есть?

Есть. Выставки молодых художников проходят каждый год. Таланты в России всегда были и есть. Конечно, жизнь изменилась, и новое поколение — не такие как мы. Дело даже не в том, что многие из них рисуют цифровой, а не нестоящей кистью, это просто техника. Жизнь стала сложнее, и для многих коммерческая составляющая искусства стоит на первом месте. Раньше мы о таких вещах не думали. Была поддержка государства, фонд, от которого художники получали заказы. А сейчас рынок: ты должен умудриться так написать, чтобы купили именно твою картину.

 

Есть ли у вас работы, про которые вы заранее знаете, что их не купят?

Это может произойти с любой картиной. В молодости у меня были работы, которые мне безумно нравились. А потом они годами стояли, и никто на них внимания не обращал, хотя это были хорошие работы. Есть картины большого размера — они дорогие, вот их никто и не покупает. А бывает, стоит работа 15 лет, а потом раз и купили ее. И думаешь: "Ну за что?" И работа старая, и писать еще тогда толком не умел. Поведение зрителей непредсказуемо!

 

Есть ли у вас любимая тема?

Над которой в данный момент работаешь, та и любимая! Все время над одним и тем же работать невозможно. Загорелось мне, например, серию натюрмортов ниписать. Сделаю пять работ, потом тему надо срочно сменить. Поэтому к любой тематической выставке приходится готовиться с перерывами. Невозможно сразу 50 работ написать на одну тему. То есть, наверное, можно, но плохо получится. Работа должна нравиться, пока ты ее пишешь.

 

Как рождается образ? Например, для натюрморта. Вы специально собираете интересные предметы, составляете композицию или, может, вас вдохновляет уже готовый натюрморт, увиденный где-то?

Быает, увидишь красивую ветку на фоне земли или камня — красивое сочетание, а остальное уже сам добавляешь. Иногда просто возьмешь букет, поставишь, и больше ничего придумывать не надо.

Летом обычно много времени проводишь на пленэрах, собираешь материал, а зимой все используешь — и этюды, и наброски, и — редко — фотографии. Некоторые художники умеют и любят рисовать по фотографиям, у меня это не очень получается. Я привык к тому, что натуру нужно сначала через себя пропустить, потом отсечь все лишнее, найти свой образ.

 

Портреты на заказ пишете?

Нет. Я обычно рисую только тех людей, которые мне нравятся. Однажды заказал мне мужчина портрет своей жены. Я писал-писал, мучился, а потом говорю: "Извини, старик, не могу! Не получается!" С тех пор и не берусь. Портрет — это такая штука, человек одно видит, хочет, чтобы красиво было, а ты его совсем по-другому видишь.

Как-то раз предложили мне мастер-класс на Пекинском телевидении провести. Решили, что буду портрет китайской девочки рисовать. Я думал, будет девчушка загорелая, в национальной одежде, а пришла красавица белая, вся раскрашенная! Прическу ей сделали модную, платье подобрали, стала она на китаянку вообще не похожа. Включили в студии свет, софиты со всех сторон и даже пол — стеклянный и весь светится! Я прошу: "Ну пол хотя бы выключите, мне же палитру не видно!" Они говорят: "Нет! Так неэффектно будет выглядеть!" Но в результате все остались довольны и решили, что нужен еще один мастер-класс. Только теперь я должен старичка был нарисовать. Я домой вернулся и думаю: нужно потренироваться. Пригласил соседа — полковника в отставке. Приходит он ко мне и приносит фотопортрет в рамочке, где он молодой красивый, и говорит: "Вот, нарисуй с фотографии, чтобы внуки гордились!" Так что сложное это дело, портрет.

 

Ваша жена, Надежда Васильевна тоже художник. Сложно ли уживаться двум творческим людям?

Мы с Надеждой вместе с первого курса института, уже 36 лет. В одной мастерской работаем с утра до вечера. В чем-то это, наоборот, помогает. Она всегда по делу говорит. Все чувствует, все видит. Я огрызаюсь, но потом исправляю.

Хотя в творчестве в первую очередь себя нужно слушаться. Я прислушиваюсь к людям, которые меня знают, художникам, зрителям. Каждый видит в работе то, что он хотел бы сделать. Слушать, конечно, всех надо, но важно делать все равно свое.

 

У вас прошло более 30 персональных выставок, получается, они бывают чаще, чем раз в год. Как вы успеваете к ним подготовиться?

Так я в последние годы только этим и занимаюсь. Утром прихожу в мастерскую и до вечера я здесь. Каждый день, и субботу, и воскресенье, никаких отпусков! Только если куда-то на пленэр выезжаю. В среднем за год 60-80 работ получается написать. По-настоящему хороших работ получается написать примерно 5 в год, остальные я называю нормальными.

 

Это только вам так кажется!

Нет, зритель чувствует. Обычно по возвращению с пленэра я выбираю лучший этюд. Вот с Камчатки приехал, привез работы. Приходит ко мне знакомая и говорит: "О! Классная работа, подаришь ее мне?" Я говорю: "Конечно, не подарю, потому что она лучшая!" Зритель всегда чувствует, даже если никакого специального образования у него нет. Поставишь в ряд несколько работ, выберет всегда лучшую.

 

Я знаю, что китайцы проявляют большой интерес к вашему творчеству, а как насчет Европы?

Раньше многие китайские художники учились в России. Интерес к русской реалистической школе остался и сейчас, поэтому они приглашают нас на совместные пленэры, на мастер-классы. А для европейцев мы азиаты. Однажды на открытии выставки так и сказали: "Перед вами хорошее азиатское искусство". Меня сначала это возмутило, обиделся даже. Позже я побывал в студиях, пообщался с европейскими художниками и, действительно, увидел разницу. Искусство у них в основном формальное, слишком много современного налета. Многие по-настоящему талантливые художники не занимаются живописью, занимаются концептуальными какими-то вещами. А искусство — это ведь невербальный язык общения. Раньше мои учителя говорили: "Возьми листочек и попробуй написать все, что ты хотел передать в своей картине. Если ты сможешь это написать, вот и повесь тогда этот листок на стену. А изобразительное искусство — это совсем другое, у него свой язык, его нельзя словами описать!"

 

 

119
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии

No image

Гость Демина (Путилова) Любовь Степановна

24.11.2014 - 22:53

Володя, я рада за тебя.

Володя, я рада за тебя. Помоги найти мне твою сестру Ольгу(мою подругу детства) для общения. Буду тебе очень благодарна.