Камбоджа: большое путешествие

 

 

Сиануквиль
Текст и фото: Анна Ерошенко

Полдень. Душно и жарко. Воздух наполнен запахом тухлой рыбы, выхлопных газов и кремом от загара, потому что прошлой ночью крыса прогрызла тюбик с кремом, и теперь все мои вещи в нем.

Слева от меня гравийная дорога, где устраивают гонки мотобайки, тук-туки и огромные фуры, оставляющие за собой высокие столбы красной пыли. Справа - морской залив, но он выглядит совсем не так, как его описывают туристические проспекты. Водную гладь покрывает пленка нефтепродуктов, полиэтиленовые пакеты и алюминиевые банки. Между дорогой и морем приютилось невероятное количество хижин, лачуг, домиков на сваях, в некоторых из них живут люди, другие служат продуктовыми лавками, автосервисами, парикмахерскими, бильярдными, с ними соседствуют рыбоперерабатывающие фабрики, судостроительные верфи, а вместо заднего двора у каждого дома свой пирс. Я нахожусь в порту Сиануквиля, всего в нескольких километрах  от курортной зоны с фешенебельными отелями, дорогими ресторанами и казино. Каждый тук-тукер предлагает увезти меня отсюда и искренне недоумевает, почему я отказываюсь. Я и сама спрашиваю себя: что я здесь делаю? Гулять в порту одновременно очень неприятно и ужасно интересно. Я брожу среди хаоса, заглядываю в каждую подворотню, пытаюсь слиться с толпой. Но у меня не получается, местные глядят на меня с удивлением. Однако продают стакан свежевыжатого сока сахарного тростника за бесценок, как для своей. Камбоджа - страна, где туризм является основной и единственной статьей дохода. Здесь каждый от карманника до монаха стремится заработать на "фарангах". И меня удивляет, что здесь остались еще места и люди, не испорченные индустрией туризма.

 

 Через сутки меня ждет изнурительная поездка с одного конца страны в другой - 300 км и 20 часов пути в дряхлом автобусе в мекку камбоджийского туризма - город Сием Риеп. Он известен на весь мир живописными развалинами храмового комплекса Ангкор Ват, притягивающими миллионы туристов со всего мира...

 

 

Говорят камни
Текст и фото: Ольга Егораева

Главная цель всех приезжающих в Камбоджу туристов – Ангкор-Ват, уникальный храмовый комплекс – целый город, который в течение шести веков был погребен в джунглях.

В мировой истории найдет мало примеров того, чтобы все источники информации о жизни страны сводились к архитектурным сооружениям.

Камбоджа – как раз такая страна.  От средневекового королевства до нас не дошло почти никаких письменных источников. Большинство из них было уничтожено во время опустошительных войн и пожаров, часть поглотили джунгли. Не сохранилось ни оружия, ни инструментов: дерево и ткани сгнили, а металлические инструменты были вывезены врагами.  Отсутствует и такой ценный источник сведений, как захоронения – древние кхмеры предавали тема умерших огню.

Только по созданиям безымянных зодчих и эпиграфике – надписям на стенах особо почитаемых сооружений , историки этнографы и искусствоведы могут воссоздать  историю некогда великой Ангкорской империи в период наивысшего подьема.

В ХII веке страна, объединенная могущественным королем Сурьяварманом II, стала играть важную роль в политической жизни Юго-Восточной Азии. Сурьяварман IIбыл одним из самых воинственных монархов в кхмерской истории и существенно расширил границы государства за время своего правления. Имя его было прославлено далеко за пределами страны, и даже противники отмечали его военные заслуги. Однако в памяти потомков влиятельный правитель остался как создатель одного из самых обширных храмовых комплексом мира, венца развития архитектурных форм предшествующих веков – храма Ангкор-Ват.

Ангкор-Ват покоряет сразу, как любое другое великое произведение. Гениальный расчет кхмерских строителей заключался в том,  храм можно увидеть, только преодолев  500 метров дороги, идущей под углом к стене, отгораживающей храм от рва. В нужный момент она делает поворот и почти неожиданно открывает зрителю завораживающий вид на зеркально отраженный в воде рва величественный храмовый комплекс, который кажется парящим в пространстве.

Некоторые источники свидетельствую о том, что «автором проекта» был сын Сурьяварамана II, которому, по легенде, суждено было создать «небесный дворец на земле». Весь строй Ангкор-Вата невероятно гармоничен, оттого пространство внутри монументального  строения кажется легким, просторным и праздничным. Плоскость стен здесь не имеет ни одного сантиметра, не заполненного скульптурой или рисунком – фигурки апсар – божественных танцовщиц, стоящих в позах национального танца, невероятно тонкий растительный орнамент – кажется, что стены исчезают, превращаясь в драгоценный ковер.

 

 

Достопримечательностью первого этажа храма является галерея с ее знаменитыми рельефами, образующими восемь огромных панно двухметровой высоты общей площадью 1200 м2 – стены, сплошь покрытые скульптурными изображениями! Сюжеты здесь самые различные: и сцены из «Рамаяны» - старинного индийского эпоса, горячо любимого кхмерским народом, и возвышенный рассказ о подвигах короля, и сцены, посвященные прославлению бога Вишну.

Рельефы Ангкор-Вата настолько полно передают сцены жизни, что становятся настоящей летописью. В них и быт, и войны, и религиозные процессии описаны до мельчайших деталей – одежда, оружие, одеяния…точность изображений почти документальна.

Рельефы, расположенные в галерее первого этажа, были предназначены для толпы, поэтому они говорили с ней языком простым и красочным, живыми образами поэтических легенд. В камне воссоздавался мир народных преданий. Барельефы галерей от прикосновений древних кхмеров в течение столетий кажутся отлитыми из бронзы.

Вокруг внутренних двориков тянутся галереи с изображением улыбающихся апсар. Они – свидетели предствлений королевского балета. Танцовщицы двигались двигались по площадке дворика, где со всех сторон их окружали барельефы с изображением апсар – всего их около двух тысяч, и все они разные. Апсары расположены на пилястрах и галереях, и они великолепно сохранились. Если рассматривать их внимательно, можно различить веселых и строгих, нежных и задумчивых.

Украшение второго этажа сдержанно. Это – место уединений и раздумий, доступный только высшему духовенству и членам королевской семьи.  Здесь находятся «библиотеки» - небольшие постройки, в которых хранились древние тексты, написанные на высушенных листах пальмового дерева.

Третий этаж с завершающими башнями словно парит над храмом и окружающим его пространством.

Храм украшала не только скульптура. Разнообразие скульптурных форм дополнялось еще и цветом, об этом свидетельствуют остатки краски на плафонах галерей внутренних двориков. Каменные плиты разных оттенков были подобраны с особым, тонким пониманием цвета. Можно только догадываться о том, как красиво они сочетались с бронзовыми украшениями, ныне исчезнувшими (сохранились только следы креплений), и облицовкой из драгоценных металлов.

Чешский историк искусства Милослав Краса так описал свои впечатления от посещения Ангкора: «Длинный ряд храмовых пирамид Ангкора  и их приход к единственному в своем роде строению – Ангкор-Вату не может быть сравнен ни с чем на свете. Все это до такой степени самобытно, как кристалл нового, незнакомого элемента».

Завершение строительства Ангкор-Вата совпало со смертью Сурьявармана II. Страна, достигшая своего могущества, начинает терять его. Ряд военных поражений вел Камбоджу к катастрофе. Народное восстание, социальный кризис, опустошительные набеги.  Почти тридцать лет, которые лежат между правлением двух королей Сурьявармана II и сменившего его Джайявармана VII заметно отразились на развитии архитектуры. Во второй половине XII- начале XIII века было построено множество храмов, но в них уже не было гармонии и чистоты пропорций Ангкор-Вата.

 

Мертвый город
Ангкор-Ват, оставленный кхмерами во времена краха империи, дошел до наших дней в сравнительно хорошей сохранности. Судьба других памятников оказалась гораздо трагичнее. Тропический лес буквально поглотил их, и непроходимые джунгли в течение шести веков ревниво охраняли тайну прекрасных городов, которые жили в памяти людей лишь в прекрасных легендах.

Только в конце XIX века человек начал приоткрывать ее завесу. Французские исследователи Анри Муо и Шарль Карпо, попав в район Ангкора, одними из первых вступили на каменные плиты «мертвого города». Об ошеломляющем впечатлении, которое возникло  от знакомства с  ангкорскими памятниками, последовали  восторженные сообщения в печати. С первого десятилетия XX века началось постепенное изучение вновь открываемых памятников – обнаружение погребенных в джунглях таинственных сооружений волновало умы сотен энтузиастов-исследователей, многие их которых, впрочем, были дилетантами. Их работы привели к появлению нескольких взаимоисключающих гипотез о происхождении и постройке древних столиц.

Только начиная с 1920-х годов, когда на помощь ученым пришла авиация, с воздуха удалось зафиксировать всю территорию Ангкора.

Огромные баньяновые деревья оплетали корнями каждый памятник, и подчас для того, чтобы освободить здание от «объятий» деревьев, нужно было разобрать его, а затем в том же порядке сложить заново.

Иногда из-за необычайной прочности соединения каменных плит отделить их друг от друга и от деревьев было невозможно, и, чтобы не разрушить памятники окончательно, их оставляли нетронутыми.

Сегодня отдельные памятники кхмерской скульптуры представлены в национальных и художественных музеях мировых столиц, а также частных коллекциях.

 


 

 

12 апреля 1970 года не стало Анри Маршаля – прославленного Археолога, крупнейшего исследователя культуры и искусства Камбоджи. С 1916 года он был хранителем всей территории древних столиц некогда Великой Ангкорской империи и внес неоценимый вклад в понимание ее истории. Оставаясь европейским ученым, Маршаль нашел в Камбодже свою вторую родину. Он был женат на кхмерской женщине, носил одежду кхмеров, говорил и писал на их языке. Он был глубоко предан людями и культуре страны и завоевал беспецедентный авторитет и любовь ее населения. Анри Маршаль был похоронен у стен Ангкор-Вата по кхмерским традициям.

 


 

Многие считают, что во время создания «Маугли» Редьярд Киплинг  вдохновлялся именно этими живописными развалинами: «… и хотя этот город лежал весь в развалинах, он показался мальчику великолепным и полным чудес. Еще видны были остатки мощеных камнем дорог, ведущих к разрушенным воротам, где последние обломки гнилого дерева еще висели над изъеденных ржавчиной петлях. Деревья вросли корнями в стены и высились над ними, зубцы на стенах рухнули и рассыпались в прах, ползучие растения выбились из бойниц и раскинулись по стенам башен висячими косматыми петлями. Большой дворец без крыши стоял на вершине холма». 

 

Улыбающаяся апсара – одна единственная среди тысяч других, редкому туристу удается  ее найти. По легенда, скульптор накануне работы над ней сделал предложение возлюбленной, и та ответила согласием.  Восторг молодого кхмера уже несколько веков отражает улыбка танцовщицы.

 

Могущественный король щедро осыпал подарками монастыри. Драгоценные камни некогда украшали всю поверхность храма. Сегодня от них остались лишь выемки в стенах и каменных аллеях, и сложно себе представить все былое блистательное великолепие комплекса, символа могущества королевской власти. 

 

Отсутствие хвостов у львов – охранителей храма - говорит о том, что они представляли явный интерес для непрошенных гостей комплекса. Историки склонны считать, что они были сделаны из золота.

73
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии