Книжный обзор: май 2013

 

Джон О’Фаррелл

«Мужчина, который забыл свою жену»

Подготовила Александра Галактионова

Каково это: очнуться в вагоне метро без малейшего представления о том, кто ты, куда направляешься, где работаешь, кто твои друзья? Каково потерять прошлое, забыть многолетние привычки? Герой нового романа Джона О’Фаррелла «Мужчина, который забыл свою жену» Воган попадает в такое положение и начинает жизнь заново в буквальном смысле. Из его памяти в результате приступа психогенной амнезии стираются все личные воспоминания, и сам он как будто становится другим человеком, а свой реальный возраст осознает, только увидев отражение в зеркале.

Роман написан простым языком, насыщен событиями, неожиданными сюжетными поворотами и держит читателя в напряжении до последних страниц. Но легкость повествования и отсутствие многостраничных отступлений не мешают автору поднимать вечные философские вопросы о сущности истории, ее восприятии человеком, о все искажающей памяти и находить свое оригинальное решение каждого из них.

Джон О’Фаррелл, британский комедийный сценарист и автор нескольких популярных бестселлеров, написал добрую смешную книгу о серьезном. Тонкий юмор и трогательные моменты тесно переплетаются с реалистичностью описания болезни, переживаний героя, его беспомощности и постепенного возвращения воспоминаний. Редкий случай амнезии, описанный в «Мужчине, который забыл свою жену», позволяет с новой стороны взглянуть на типичные бытовые проблемы большинства семейных пар, проживших вместе более пятнадцати лет. Исключительные обстоятельства толкают героев романа на переоценку ситуации и поведения друг друга, а возможность взглянуть на ситуацию глазами партнера оказывается лучшим выходом из назревших проблем.

«Вот тогда-то я впервые его заметил. Светлая полоска на безымянном пальце. Призрачный шрам обручального кольца. Ногти, кстати, очень неаккуратные — криво остриженные, с воспалённой кутикулой.

— Ну конечно, близкие! Похоже, у меня есть жена! — радостно воскликнул я. Кольцо, должно быть, просто украли. Меня, наверное, стукнули по голове и ограбили, а моя дорогая жена сейчас разыскивает меня повсюду. След обручального кольца воодушевлял. — Может, моя жена как раз сейчас обзванивает больницы, пытаясь найти меня, — самонадеянно заявил я.

Неделю спустя я всё ещё пребывал в больнице и всё ещё ждал её звонка».

 

 

Елена Чижова

Подготовила Лана Крамски

Действие романа, лауреата «Букера», разворачивается в советском послевоенном Петербурге: львы, Нева, все это в романе есть. Отлично передана та наивность советских людей, о которой сейчас так скучает либеральное сообщество. Первые телевизоры, коммунальные квартиры, отношения с соседями, одна кухня и личная жизнь под пристальным взглядом коллектива. Все эти бытовые мелочи, безусловно, документируют эпоху, но, что важно — совершенно не довлеют. Они проходят по роману незаметные, как незаметны нам в собственном доме столы, стулья и холодильник.
Гораздо важнее тут взгляд девочки на своих трех бабушек и маму; мамы, замученной и замотанной, все же остающейся по-детски чистой и совестливой. Бабушек — на происходящее вокруг, взгляд из глубины, с горы прожитого, отплаканного, отвоеванного и потерянного.

У романа своя собственная интонация, очень определенная, очень понятная, где-то невероятно щемящая. Он полноводен, как полноводна жизнь людей, видавших войну, любовь и смерть, нищету и нечаянную радость, людей, не ученых, но сцепившихся с жизнью крепкими руками, основательным шагом.

Читается очень легко, и легкость эта не поверхностна, а герои не говорят (что у нас довольно редко) трактатами с простынь — речь живая, быстрая, интуитивная.

Что еще важно. В романе нет морали. Он не делает нравоучительных выводов, не вводит черно-белых оттенков ни в людей, ни в события. И в этом он, опять же, похож на настоящую большую жизнь, которая не ставит точку, продолжая течь от матери к дочери, от бабушки к внучке.

Абсолютно заслуженный Букер.


«– Я-то, — бабушка Евдокия жалуется, — грешница. Многих возненавидела. Вот Он и держит меня, не пускает помереть. Дожидается, видно, пока сердце мое отмякнет, будто какой сухарь. На тот свет-то надо размякши, а как, — говорит, — забудешь? Душа-то, небось, не тело: мылом не отмыть...»

 

 

 

45
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии