Валентина Боровицкая: воспитание романтизмом

Текст: 
Антонина Климина
Фото: 
Анна Ерошенко

 

Московская писательница, драматург и публицист Валентина Боровицкая посетила Хабаровск, чтобы прочитать цикл лекций о судьбах русских писателей — Лермонтова, Тургенева, Тютчева, Толстого, и рассказать о своей новой книге.

Ее взгляд на прошлое и литературу может показаться взглядом отъявленной монархистки и романтика, которому следовало родиться на полтора века раньше. Но, с другой стороны, может, это в нас слишком мало веры и много сомнений?

 

 

 

Валентина Николаевна Боровицкая родилась в 1942 году в Вологодской области. Окончила филологический факультет МГУ. Работала редактором в Государственной научно-технической библиотеке (1969— 91), была главным редактором, затем директором издательства "Страстной бульвар" (1991—95). Печатается как поэт с 1960 года. Автор ряда книг, наиболее известные — «Эпилог. Роман об И.С. Тургеневе», «Синяя тетрадь», «Перекресток», цикла стихотворений «Старинная тетрадь», «Стихи о любви», нескольких пьес. Член союза писателей России с 1995 года. Живет в Москве.

 

 

 

 

 

Есть ли место романтической прозе — романтической в том, возвышенном смысле, какой в него вкладывают любители русской классики — в сегодняшнем дне, утилитарном и неприкрыто циничном? Нужна ли вера в любовь без компромиссов, в абсолютную верность, слово чести и собственное достоинство? На этих ценностях воспитывалось русское дворянство 18-19 столетий. Могут ли они помочь в жизни и нашим детям? «Держать лицо, даже если вас опускают в кипящее масло» сегодня мало кто умеет.

 

Валентина Боровицкая проповедует «во славу великой русской литературы», читая лекции школьникам и студентам по всей России больше тридцати лет. Екатеринбург, Волгоград, Питер, Северный Кавказ, Европейский Север, Дальний Восток… Неотказывается от поездок на север Архангельской области, если там ждут читатели там ждут.

 

Рассказывает, листая страницы прошлого, как другие листают глянцевый журнал — смакуя яркие детали жизни, любовных драм и творческих исканий известных писателей и исторических деятелей, рисует малоизвестные особенности характеров своих героев — благодаря чему абстрактные имена, знакомые по школьным учебникам литературы и истории, превращаются в живых людей, со своими достоинствами, недостатками и неповторимой харизмой. И о русской истории и судьбе русских она пишет со всей свойственной ей страстью — эмоционально, сопереживая, не боясь давать оценки.

Ее знаменитая «Синяя тетрадь» — не просто рассказ о белом движении и подвигах офицеров, героизме простых людей времен Гражданской войны — это ни что иное, как плач по ушедшей эпохе, по благородству и чести, высоким духовным идеалам и людям, подобных которым сегодня уже не найти. Впрочем, идеальные люди — всегда редкость, уверена Боровицкая: «Историй цельной верности за всю историю человечества немного, такие люди поднимаются как огни, освещая все вокруг».

Этой весной писательница приехала в Хабаровск со своей новой книгой, продолжением «Синей тетради». «Перекресток» — книга, написанная возвышенным романтическим слогом на основе исторических фактов. Ни много, ни мало, писательница решилась написать свой взгляд на историю России, где на авансцену выходят персонажи не первого плана,историю с целостной логикой повествования и трагико-романтическим видением судеб русских монархов — от Ивана Грозного до Николая Второго. Здесь трон — это электрический стул, а самодержцы — люди, приговоренные нести тяжелое бремя власти. По-женски пристрастно и эмоционально, она выписывает портреты и судьбы царей, наделяет одного ореолом мученичества и монаршей благодати, а другого превращает в носителя абсолютного зла.

Категорично? Субъективно? И что же? Возможно, только так и можно заинтриговать молодое поколение русской историей и вызвать у подростков интерес к своему прошлому.

Абсолютизация роли России в мире, превозношение ценностей монархии и дворянства, женский взгляд на историю и русскую судьбу придают изящной, увлекательной и остроумной прозе Боровицкой некоторую однозначность, а романтическая трактовка событий русской истории таит в себе опасность подменить реальную историю красивой сказкой о ней.

Пожалуй, ей не стать новым учебником истории — слишком в ней чувствуется романтико-трагическое восприятие автора, слишком эмоциональна и вольна эта новая попытка осмысления уроков прошлого, но книги определенно будут интересны любителям классической русской прозы и тем, кто не боится по-другому взглянуть на историю своей страны.

70
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии