Книжный обзор: июль 2013

Джон Бойн «Абсолютист»

Подготовила Александра Галактионова

 

«Абсолютист» - девятый роман ирландского писателя Джона Бойна, посвященный большей частью событиям второй мировой войны. Наибольшую известность Бойну принес другой роман на близкую тему «Мальчик в полосатой пижаме», получивший ряд престижных литературных премий и экранизированный в 2008 году Марком Херманом.

«Абсолютист» написан живым языком и состоит в основном из диалогов. Рваная композиция держит в постоянном напряжении, автор вновь и вновь обращается к прошлому главного героя Тристана Седлера, открывая новые подробности, которые по мере появления рождают у читателя  еще больше вопросов. Повествование в романе ведется от первого лица. Тристану 21 год, но он уже ветеран, невольно повзрослевший и испытавший на себе все тяготы военной жизни.

Роман рассказывает о войне, в которой нет величия, подвига или геройства, о войне, в которой нет смысла. Кругом только хаос, грязь, насилие в таком количестве, какое сложно представить живущим в мирное время, а люди, привыкая к смерти, учатся быть безразличными, терпеть происходящее со слабой надеждой, что когда-то этому придет конец. Не поддаться окружающему безумию и остаться человеком оказывается сложной задачей, а принятые в пылу эмоций решения накладывают отпечаток на всю жизнь. Несмотря на молодость перед Тристаном и его однополчанами в той или иной форме постоянно встает проблема выбора между долгом и убеждениями, необходимостью выполнять приказ и голосом разума, говорящим об абсурдности происходящего.

Манера изложения Бойна и содержание романа перекликаются с уже ставшими классикой жанра «Поправкой 22» Джозефа Хеллера и «Бойней №5» Курта Воннегута, при этом «Абсолютист»  без сомнения достоин быть упомянутым в этом ряду.

«И я снова берусь за дело, как всегда. Сосредотачиваюсь на нем. Наполняю ведро. Выплескиваю наверх. Снова наполняю. Я верю, что если так делать достаточно долго, то время пройдет, и я в конце концов проснусь дома, и отец обнимет меня и скажет, что я прощен».

 

 

Сергей Самсонов «Аномалия Камлаева» (2008)

«Проводник электричества» (2011)

Подготовила Лана Крамски

Сергей Самсонов в 2008 поставил на уши всю литературную критику страны, написав роман, к которому многие писатели идут всю жизнь (а некоторые так и не доходят). Автору на тот момент не было и 30 лет. Несмотря на то, что русскую прозу (и тем более авторов) принято журить, я уверена, что эта история войдет в учебники. И вот почему.

«Аномалия Камлаева» - это 500 с лишним страниц классического романа, который держит читателя исключительно силой личности персонажа. Это биография великого андеграундного  композитора – с детства и до самого, пожалуй, напряженного момента жизни. А причина, по которой в обзоре объединены две книги, проста, но нетривиальна: через несколько лет после выхода книги автор решил роман переписать. Потому что он «никуда не годится».

Предупрежу сразу: начало обеих книг ничего особенного не предвещает. Более того – еще и отталкивает излишне откровенными сценами и сарказмом в худших традициях. Но претерпевший все это, да будет вознагражден: зрелый, густой язык, необыкновенно живые персонажи, прописанные до мелочей – каждый со своей душой, историей, бесом, силой и – правдой. Самсонов, что важно, совершенно не страдает типичной болезнью новичков – приписывать героям свой собственный опыт. Читая «Камлаева» и «Проводника» невозможно поверить, что у автора нет музыкального или медицинского образования (а ведь его и правда нет): музыка, которую он описывает, до того реальна, что ты всерьез подумываешь как бы достать эту редкую пластинку. В его героев веришь как в живых людей. Но, отражая с удивительной точностью мельчайшие детали, Самсонов занимает души героев вечными сверхсмыслами. И Камлаев и Эдисон, и Нина: живые существа, ищущие ответы на свои великие вопросы, жаждущие жизни  и никак не умеющие успокоиться. Да и финал: заканчиваются романы на высокой точке, оркестровом всхлипе, кульминации, которая не дает расслабиться ни на минуту.

Конечно, есть огрехи. Это и неправдоподобные «с простынь» монологи, и не всегда удачные сцены, да и профессионалы могут найти несостыковки, но Самсонов – имя, которое стоит запомнить. Потому что это тот самый волшебный частный случай писательской алхимии, когда человек каким-то непостижимым образом вмешает в себя огромное количество других миров и умеет сотворить героев значительней, сильнее и больше себя самого.

«Иван был совершенный материалист, естественник, но все-таки порой ему казалось, что женщина есть плотское, физическое предъявление в мире мужской души, до плотности света сгущенная мысль мужчины о своей любви, как говорил Камлаев; вот точно так же Маша была нагульновской мыслью о правде, чистоте, о самом близком и родном. Нагульнов не мог быть законченным гадом – Маша была его великим оправданием».

94
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии