Сергей Хавро: скверы, парки и аллеи

Текст: 
Сергей Корнеев
Фото: 
архив The Dead Police

Как бы странно это ни звучало, но при наличии хорошей группы в Хабаровске можно развиваться сольно. И развиваться весьма успешно.

В этом плане очень показателен творческий опыт молодого музыканта Сергея Хавро, который благодаря своему проекту Parks, Squares and Alleys добился известности в стране. Но при этом он еще и гитарист\вокалист группы The Dead Police, что не понаслышке знакома музыкальной общественности Хабаровска.

Сергей, расскажи о группе

Началось все в сентябре две тысячи одиннадцатого, когда после летних каникул мне написал Артем Штанов. Раньше у нас с ним была группа, Walrus Meditation, но она благополучно распалась. Мы с Артемом не общались полгода, и тут он неожиданно сообщил, что познакомился с хорошим басистом Сергеем Ждановым и предложил снова собрать группу. С Сережей я уже был знаком, поэтому мы сразу нашли общий язык.

На первой же репетиции стали импровизировать. Так мы написали Don't you wanna go - песню, которая стала нашей визитной карточкой. Как оказалось, за тот полугодовой перерыв после распада Walrus Meditation у нас с Артемом накопилось много идей, которые впоследствии вылились в новый материал, поэтому весну мы провели на студии, записывая наш первый мини-альбом из четырех песен. После его выхода дела пошли в гору, и летом нас пригласили на фестиваль "Простор", где мы выступили на одной сцене с Би-2 и Мумий Троллем.

Сейчас мы не очень много выступаем, большую часть времени пытаемся уделить работе над новыми песнями. Кстати, скоро у нас выйдет сингл, который, я уверен, станет нашим новым хитом, да и новый мини-альбом уже не за горами.

Группа популярна в музыкальных кругах нашего города отсутствием барабанщика. Почему нет участника полноценного состава?

Мы долго думали и решили, что оно нам не нужно. Во-первых, дело в том, что мы репетируем дома у Артема на своем оборудовании, это позволяет нам экономить деньги, силы и время. Люди мы деловые, поэтому втроем согласовать время для репетиций иногда бывает чрезвычайно сложно, а если бы нас было четверо, мы бы виделись, наверное, раз в полгода.

Во-вторых, когда мы начали выступать, мы поняли, что по плану звучания у нас все лучше складывается, чем у других групп. Тем более, наш электронный барабанщик играет ровнее, чем живые барабанщики.  В-третьих, нас любят звукорежиссеры, потому что на отстройку инструментов перед концертом мы тратим в два раза меньше времени, чем остальные.

Отсутствие четвертого участника стало нашей фишкой, и теперь мы каждый раз придумываем новую шутку на эту тему.

И не собираетесь ничего менять?

Было много обсуждений. Артем предлагал найти человека, попробовать пару раз сыграть с ним и посмотреть, что получится. Несколько ребят сами предложили свои кандидатуры, но сейчас нам комфортнее, чтобы все оставалось как есть. В общем, разговоры об этом заходили не раз, но с электронными барабанами мы расставаться пока не хотим. Некоторые считают, что играть под драм-машину – моветон, но мне кажется, все зависит от самой группы. Кто как хочет - так и играет. Жанр indie на то и indie - каждый делает музыку так, как сочтет нужным. Нет, конечно, барабанщик – это всегда плюс группе, и некоторые исполнители  специально привлекают сессионных музыкантов, но, по правде говоря, нас это мало волнует.

У тебя есть сольный проект Parks, Squares and Alleys. Расскажи о нем.

Проект появился гораздо раньше The Dead Police. Когда я начал заниматься музыкой, мне было неинтересно просто на гитаре играть. Я находил ужасно скучным переигрывать чужие песни, поэтому стремился придумать что-то новое. Сначала мы с друзьями частенько собирались у меня и сочиняли глупые песни шутки ради, потом мы стали серьезнее, но все, на что меня хватало в пятнадцать лет – это нескладные стихи с социальным подтекстом. Вместе с тем, мое исполнение песен на русском меня сильно раздражало, поэтому я стал писать на английском, в The Dead Police та же самая ситуация.

Через год я купил нормальную гитару и процессор, стал осваивать музыкальные программы. Так я увлекся звукозаписью, и методом проб и ошибок начал записывать песни дома. В первое время получалось жестко. Тогда я записал восемь песен, и все они сейчас есть в сети в моей группе в "ВКонтакте". Тогда проект назывался Tom & Cherry . Да, глупее названия не придумаешь. Я показал песни своему другу, и он предложил мне собрать коллектив для живых выступлений. Первым шагом была смена названия. Так появился проект Walrus Meditation, а через год мы уже собрали группу. В окончательный состав ее вошли Артем Штанов, Александр Карповец, и барабанщица Лиза Чепковская, которая сейчас играет в Simple is Good.

Музыка, которые мы все вместе писали, была тяжелее в плане звучания. Из-за этого сольные песни в этот формат не вписывались. Я решил снова сменить название для своего проекта, чтобы как-то обозначить то, что я делаю сам. Так появился Parks, Squares and Alleys. Walrus Meditation в итоге распались, я продолжил писать песни дома, и так записал два альбома, которые издал на лейбле из Питера. По правде говоря, особой роли это не сыграло.

В последнее время слушателей у моей музыки значительно прибавилось, и, как оказалось, мое творчество котируют не только в России, но и в Америке и Европе. Последний сингл Youth за 2 месяца набрал 14 тысяч прослушиваний на Soundcloud. А затем очень талантливый оператор из Владивостока Сергей Боровков сделал видео на эту песню, которое, по-моему, получилось чертовски красивым.

Плюс сольного проекта в том, что у тебя развязаны руки, ты можешь писать музыку как угодно, когда угодно и где угодно.

Чье творчество повлияло на твое сольное?

Тут все сложно. Я каждый день что-то новое слушаю и какие-то впечатления и идеи подхватываю, поэтому на "парки" повлияло около тысячи групп. Но в основном это нью-йоркские мастодонты инди-музыки Sonic Youth, шотландцы Belle and Sebastian и парень под псевдонимом Beirut. В плане электронных штук очень сильно повлияли Boards of Canada и Chad Valley. Вообще я поклонник нью-йоркской музыки, поэтому фанатею от MGMT, Beach Fossils, Twin Sister, Foxes in Fiction и LCD Soundsystem. Наряду с этим я являюсь приверженцем музыкального жанра twee-pop и большим поклонником бристольского лейбла Sarah Records.

Планка качества музыкальной индустрии в Хабаровске. Что можешь о ней сказать?

Мне судить сложно, потому что я попал во все это только в две тысячи десятом году. Мне было шестнадцать лет, когда мне предложили поиграть на гитаре в начинающей панк-группе. По правде говоря, я присоединился к ним только для того, чтобы влиться в музыкальную тусовку и протолкнуть Walrus Meditation. Мы сыграли один концерт, который прошел ужасно. Двое парней в зале начали безумно отплясывать, а остальные стояли и смотрели, я не понимал, что происходит,  басист был пьяный и жутко лажал... Но в том безумном времечке есть один плюс - Old School Bar. Это было самое крутое место в Хабаровске, которое мне удалось застать. Там всегда было весело и, если честно, всем было плевать на музыку.  Когда бар закрылся, все резко пошло на спад, но с течением времени стали появляться новые места, новые группы, а старые очень сильно выросли в профессиональном плане. В настоящее время я могу выделить несколько хороших хабаровских групп: Simple is Good, Mareo и Cut Up.

Еще радует, что раньше все пытались быть на кого-то похожими, а сейчас все стремятся найти свой звук, хотят как-то выделяться. Самое забавное, что общая планка качества мероприятий зависит не столько от музыкантов, сколько от публики. Раньше все приходили просто выпить и потусоваться, а сейчас людям интересна музыка, и это приятно.

Несколько раз мы даже устраивали сольные концерты, и это возымело успех. Сейчас музыкальная индустрия в Хабаровске определенно развивается: есть хорошая публика, хорошие площадки и хорошие группы.

 

56
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии