Сергей Разенков: опере быть!

Текст: 
Полина Никифорова
Фото: 
Данила Червинский

Сергей Разенков – заслуженный деятель искусств республики Удмуртия, с 2009 года - главный дирижер Хабаровского музыкального театра

 

В репертуаре Сергея Разенкова около 60 опер, оперетт, балетов, более 20 осуществленных постановок, а также программы симфонической музыки. Дирижировал спектаклями в Театре оперы и балета Республики Башкортостан, в Санкт-Петербургском театре оперы и балета им. М.П. Мусоргского. Участник IV Всероссийского фестиваля балета «Стерх»; оперного фестиваля «Моцарт за Полярным кругом», номинант XV Всероссийского театрального фестиваля «Золотая маска» в номинации «Работа дирижера в опере».

 

Дирижер – сложная профессия?

Очень сложная и, можно сказать, уникальная.  Моя задача - создать музыку из нот партитуры и воплотить ее сначала во внутренний звук и потом, с помощью добровольного подчинения своей воле и большого желания большого коллектива людей, донести это звучание до слушателя.

На профессию дирижера есть две точки зрения. Одна Михаила Плетнева: «Дирижер – это не профессия, это привилегия». Музыканты отдают дань уважения одному лидеру. А второе мнение Владимира Федосеева: «Профессия дирижера – это талант». И я с ним полностью согласен. В последнее время стало модным известным музыкантам брать в руки дирижерскую палочку и считать, что они состоялись как дирижеры. В свое время великий пианист Святослав Рихтер, который никогда не становился за дирижерский пульт, согласился провести один концерт в московской консерватории, который с треском провалился. Он настолько тяжело это переживал, что решил больше никогда в жизни не вставать на дирижерское место. Но есть и другой пример – Герберт фон Караян. Был пианистом, но стал выдающимся дирижером. Эти два примера подтверждают одну истину: дирижером нужно родиться. Потому что способность проецировать свою волю дана очень редким людям. На самом деле, при достаточно большом количестве представителей это профессии, настоящих талантливых дирижеров очень мало.

 

Есть ли различия между театральным, оперным и симфоническим дирижером?

Да, различия есть. Более того, есть такое мнение среди профессиональных дирижеров, что это вообще разные профессии: дирижер театральный и дирижер симфонический. Как говорил Караян, «когда я дирижирую симфоническим оркестром, то я отдыхаю и получаю удовольствие. Когда я дирижирую в опере или в театре, я работаю как ломовая лошадь». Потому что в театре очень много условностей, очень много сложностей организационного порядка. Если симфонический оркестр смотрит только на тебя и каждую минуту внимает только твоему жесту, то в театре все наоборот – ты должен следить за всеми. Не только за оркестром, но видеть еще и сцену, а на сцене хор, солисты, балет, масса статистов, световые эффекты, звуковые эффекты, с которыми ты должен совпасть. Были даже такие спектакли, что мне приходилось одновременно слушать минусовую фонограмму для того, чтобы совместить звучание оркестра с реальным звуком. В театре задач очень много и сложность их исполнения выше, чем при работе с симфоническим оркестром.

 

Правда, что когда оркестр впервые видит дирижера, он может сразу понять, сложатся их взаимоотношения или нет? Как прошла ваша первая встреча с оркестром Музыкального театра?

Это правда. Оркестр буквально через пять минут понимает, что за человек перед ними. Первостепенная задача дирижера расположить коллектив к себе таким образом, чтобы заслужить внимание музыкантов, получить их желание сыграть с ним.

Первый раз я познакомился с нашим оркестром на прослушивании. Тогда я дирижировал спектакль «Веселая вдова». Уже потом мне сказали, что с моим приходом оркестр заиграл по-другому, музыканты сразу почувствовали, что нужно делать. Если смотреть на всю мою дирижерскую деятельность, я не могу вспомнить, чтобы у меня когда-то были проблемы с взаимоотношениями. Я открыт для своих музыкантов, потому что наша основная задача - исполнить музыку, а для этого мы должны быть одним целым. Я всегда старался общаться с оркестром так, чтобы не оскорбить их неосторожным словом, выпадом, замечанием. Тирания в отношениях дирижера с оркестром не сможет сделать работу качественной, от этого он не будет играть более вдохновенно Моцарта или Шостаковича. Если постоянно давить на  музыкантов, то это будет скорее  школярский  оркестр, зажатый и скованный жёстким учителем.

 

Заметили ли зрители, что в театре сменился дирижер? Как они отзываются о вашей работе?

В театре очень сложно отследить реакцию зрителя, но нет ничего невозможного. Многие хабаровчане часто ходят в театры и могут заметить разницу - меняется и качество звука, и манера исполнения.

После окончания первого сезона моей работы в театре я работал в камерном оркестре «Глория» в Хабаровской краевой филармонии. Два сезона вел абонемент - цикл концертов, которые назывались «Вас приглашает маэстро». Эту идею я давно реализовываю в разных городах с разными коллективами. Моя цель состоит в том, чтобы собрать музыку, которую буду играть, и рассказать о ней слушателям, подчеркнув, что именно для меня в ней важно. После первой программы многие зрители были приятно шокированы необычным подходом к концертам. Даже сами музыканты были удивлены. Они говорили мне: «Вы так об этом рассказывали, что мы не могли поверить в то, что сейчас будем играть эту музыку». Когда я давал подобный концерт в Ижевске, и мы играли скрипичный концерт Чайковского, скрипач, который должен был играть основные партии, стоял за кулисами, когда я рассказывал о концерте. Нужно отметить, что его он играл очень много раз. И после выступления он мне сказал: «Вы так об этом сказали! Я стоял за кулисами, слушал и не мог понять, как я сейчас буду выходить и это исполнять».

Я знаю, что зрители приходили и покупали абонементы специально на мои концерты, потому что им хотелось слышать это вступительное слово. Реакция слушателей была замечательна.

 

С какими проблемами вы столкнулись, когда начали работать в хабаровском театре?

Пять лет назад театр поменял статус. Вместо театра Музыкальной комедии он начал называться Музыкальным. Это предполагает наличие серьезных постановок из классического репертуара. С моим приходом такие постановки появились. Это вполне объяснимо, потому что во время прослушивания я сразу обозначил, что я оперный дирижер, и получил четкую установку – ставить классику. За время моей работы удалось поставить  два полноценных оперных  спектакля – «Любовный напиток» Г.Доницетти и «Мадам Баттерфляй» Дж.Пуччини.

Для дальнейшего развития этого направления нужно решать кадровый вопрос, решение которого позволит укомплектовать хор, оркестр, балет и труппу солистов новыми профессиональными исполнителями.

Первый шаг в этом направлении сделан – открыто отделение сольного пения на кафедре исполнительского искусства Хабаровского государственного института культуры и искусства. И это уже принесло свои результаты - две студентки этого отделения начали работать в театре и участвовали в последних премьерах прошедшего театрального сезона.

Надо продолжать работу в этом направлении и дальше, чтобы поднимать исполнительский уровень театра.

Ведь музыкальный театр – театр многоплановый и многожанровый. И каждый жанр требует профессионального знания и владения его законами.

Классическое направление должно развиваться, чтобы занять достойное место в репертуарной афише театра. Успех двух оперных спектаклей и последняя постановка балета свидетельствует лишь об одном – музыкальная классика  востребована и будет иметь своё зрительское признание в Хабаровске.

 

66
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии