Вечные ценности: территория люкса

Текст: 
Анастасия Хватова
Фото: 
Сара Фокс, архивы пресс-служб Loewe, Hermes

Существует мнение, что люкс — это состояние души, а не ценник. Но если сумка стоит пятьдесят, а платье сто тысяч долларов, где же тут душа?

Loewe

 

Что такое люкс? Своя яхта на причале в Портофино, отдых в швейцарских Альпах или пятая по счету Birkin? Почему кожаная сумка, себестоимость которой по самым смелым подсчетам не должна превышать двухсот евро, стоит тридцать тысяч, и как объяснить появление на свет платьев с ценником из четырех нулей, которые не подлежат ни стирке, ни химчистке, то есть становятся «одноразовыми»? Откуда у людей такая страсть к баснословно дорогим и совершенно непрактичным вещам, и почему модные дома постоянно повышают цены на свои товары? В современном мире потребления полно вопросов, на которые так сложно найти разумные ответы.

«Люди, которых я отношу к категории интеллектуалов, утверждают, что моя одежда слишком дорогая. Что я могу на это сказать? Какая одежда — такая и цена!» — бескомпромиссно заявляет Миучча Прада в интервью. И она не лукавит. Конгломерат Prada тщательно следит за соблюдением самых высоких стандартов качества на одиннадцати фабриках в Италии и Великобритании, не скупится на внедрение новых технологий и из сезона в сезон производит нечто по-настоящему революционное — то, что задает тон всей индустрии моды на год вперед. Стоит ли удивляться, что, несмотря на затянувшуюся рецессию, по окончании финансового 2012 года, дом Prada заявил о 46-процентном росте своих доходов. Выросла капитализация и другого итальянского дома «для тех, кто понимает» Bottega Veneta. Руководство компании убеждено, что лучше повысить стоимость на фирменные сумки, сплетенные из кожаных полосок, чем уступить в качестве своей продукции. И с этим утверждением согласны многие игроки люксового рынка. Они тратят все больше времени на производство одного платья, сумки или туфель, используют только ручной труд, закладывают фабрики вдали от промышленного Китая, стригут шерсть с овечек, пасущихся на экологически чистых лугах, и гордятся своими новыми технологическими разработками.

Hermes

 

Возьмем, к примеру, такие простые, но значительные в иерархии дома Hermes квадратные платки, те самые, которые боготворила Миранда Пристли из бестселлера «Дьявол носит Прада». Первые платки Тьерри Эрмес выпустил еще в 1928 году. С тех пор они считаются эталоном элегантности и, как и знаменитые сумки Birkin и Kelly, являются визитными карточками Дома. Работа над каждым новым дизайном платка может растянуться на период от шести месяцев до года и за это время художник успевает тщательно проработать рисунок, продумать, как он будет смотреться сложенным и завязанным на шее, а гравировщик перенести рисунок на трафарет и подобрать цвета из палитры в 75 тысяч оттенков. Стоит заметить, что шелковые коконы для производства платков привозят на собственную фабрику дома в Лионе из Бразилии, а по завершении нанесения рисунка края каждого платка подшиваются вручную. В среднем это занимает 32 минуты. Ну и напоследок платок проходит жесткий контроль качества — если он не соответствует высоким стандартам Hermes, его без сожаления сжигают — такова цена безупречной репутации и преданности поклонников.

Loewe

 

А как быть с марками, которые на ценнике указывают сумму, аналогичную Hermes или Louis Vuitton, но не могут похвастаться столетней историей и легендой, окружающей бренд с момента основания? Они тоже стараются предложить покупателю нечто уникальное, оправдывая свою претензию на люксовость. Например, бизнес-стратегия марки The Row, основанной сестрами-актрисами Мэри-Кейт и Эшли Олсен, как раз и состоит в производстве дорогих, эксклюзивных вещей высочайшего качества. И пока мир никак не может прийти в себя от их крокодиловых сумок и рюкзаков за 39 тысяч долларов, они неустанно наращивают темпы продаж и уже входят в элиту американской моды. В осенней коллекции бренда, показанной в рамках Недели моды в Нью-Йорке, был представлен объемный свитер. По сообщению официального лица марки, свитер был связан в Нью-Йорке, и на это ушло 90 часов ручной работы. И хотя цена на свитер еще не объявлена, руководствуясь привычным для The Row ценообразованием, можно представить, сколько он будет стоить.

Mulberry

 

Так что же такое люкс? Объект желания? Качество? Цена? С наступлением глобальной эпохи масс-маркета, не исчезнет ли люкс как класс? На этот вопрос мне ответила Донна Каран, у которой я брала интервью в прошлом году: «Рынок объектов желания, включающих красивую, сделанную ремесленниками одежду из роскошных тканей, будет существовать всегда. Ведь наша страсть к роскоши никогда не исчезнет». И с этим сложно не согласится. Нечто ценное, особенное, уникальное — это то, что предлагает современный мир люкса. Те, кто может позволить себе платье и сумку за тридцать тысяч, готовы заплатить даже больше, но только чтобы их платье было одно, а на сумке были выгравированы инициалы. В мире, где все давно поставлено на поток, преимущество люкса именно в индивидуальном подходе к клиенту. И вряд ли это изменится в ближайшем будущем.

44
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии