Николай Евсеенко: вся жизнь – театр

Текст: 
Полина Никифорова
Фото: 
Артем Кухтин

 

Николай Иванович Евсеенко, заслуженный работник культуры России
В 1974 году окончил Хабаровский институт искусств и культуры
В 1979 году стал директором Хабаровского ТЮЗа
В 2000 году возглавил театр Музыкальной комедии
С октября 2008 года назначен заместителем министра культуры
С мая 2010 года стал художественным руководителем и директором Хабаровского краевого театра драмы и комедии
С 2013 года – директор Хабаровского краевого музыкального театра и театра Драмы и комедии

 

Когда вы были руководителем ТЮЗа, то часто ставили спектакли, которые многие относили к разряду «запрещенных». Как хватало смелости?
Честно говоря, я до сих пор не понимаю, как нам удалось не попасть под идеологический прессинг. Было много дискуссий по нашему вопросу,  но категорического запрета за ними так и не последовало. В любом случае, вечные темы в творчестве присутствовали всегда, поэтому никакой цензурой их задушить было невозможно. Хотя были времена, когда мы откровенно играли с огнем. Это относится к постановкам пьес Шварца «Дракон» и «Тень», которые были в то времена «нерекомендованными», а значит, запрещенными. Или постановка Шекспира «Ричард III», которая поднимала откровенные политические вопросы.  Но нам везло, и больших проблем с властью мы не имели.

Еще сложность была в том, чтобы изменить общую направленность театра, потому что для большинства зрителей ТЮЗ был театром для маленьких. А мы стремились так сбалансировать репертуар, чтобы подтянуть зрителей разных возрастов.  Даже сделали ремонт, чтобы расширить сцену и иметь возможность ставить большие, динамичные спектакли. И если смотреть на то, как выглядит ТЮЗ сейчас, становится очевидно, что направление, выбранное 20 лет назад, было верным.

Расскажите историю о том, как вас со спектаклем «Ричард III» пригласили в театр «Глобус» в Лондоне.
Этот спектакль был поставлен в 1980 году знаменитым режиссером Феликсом Берманом и для того времени был очень нестандартным. Специально для него была полностью изменена конструкция зала и сцены – мы смогли перенести действие прямо в центр зала. Работа шла в трудных условиях: атмосфера была очень напряженной, подготовка спектакля занимала огромное количество времени. Были случаи, когда артисты не выдерживали и теряли сознание от усталости. Но итог этого титанического труда был потрясающим – спектакль имел огромный успех.
Все постановки по Шекспиру отслеживаются, и наша не стала исключением. Поступило предложение, как одному из лучших спектаклей по Шекспиру того сезона, выступить на площадке «Глобуса». Но, к сожалению, под разными предлогами Москва нам не позволила этого сделать. Узнай я сам об этом предложении чуть раньше, возможно, ситуация могла бы сложиться иначе. Но этого не произошло. Но самого факта это не отменяет – наш «Ричард III» был признан одним из лучших спектаклей во всем Советском Союзе.

Чем вы занимались после ухода из ТЮЗа?
Я стал заниматься разной научно-методической деятельностью, а потом меня назначили заместителем начальника управления на Камчатке. Когда вернулся в Хабаровск, начал вплотную работать над развитием музейной культуры. Так, косвенно, я принял участие в открытие археологического и национального музеев. Большое внимание в то время мое ведомство уделяло возрождению национальной культуры народов Севера и Приамурья. И одним из самых масштабных проектов в этом направлении была совместная передвижная выставка собраний русских и американских музеев «Перекрестки континентов: Аляска-Сибирь» в 1995 году.

Вы возглавили театр Музыкальной комедии в 2000 году. В каком состоянии он тогда находился?
Я думаю, что в силу этических причин мне не стоит комментировать ситуацию, но могу сказать одно – в театре было достаточно проблем. Это было очень сложное время – мало того, что зарплату давали не вовремя, так и иногда не было денег даже на бумагу для сценариев. Я начал кормить работников театра в буфете бесплатно, поскольку меня очень беспокоило их состояние. Особенно это касается балетной труппы. При колоссальных физических нагрузках они очевидно недоедали. Со временем экономическая ситуация пришла в норму, и это означало, что пришло время вплотную заняться изменениями в творческой составляющей театра.

Первый спектакль, который был поставлен под моим началом – это «Ханума», который и сегодня является одним из самых популярных спектаклей среди хабаровских зрителей. В этом году мы решили дать ему немного «отдышаться», для того чтобы в конце сезона представить его с новым актерским составом и обновленными декорациями. С появлением новых спектаклей была возобновлена систематическая гастрольная деятельность по Дальнему Востоку и Сибири.

Планомерно театр вышел на всероссийский уровень, принял участие в конкурсе «Золотая маска – 2008» и победил сразу в двух номинациях: «Лучший спектакль 2008 года» - «Самолет Вани Чонкина» и «Лучшая мужская роль» - Владлен Павленко-Гладышев.

Почему было принято решение изменить название театра на «Музыкальный»?
Это решение было принято по ряду причин, некоторые из которых не имеют никакого отношения к театру. Оно позволяет расширить палитру возможностей постановок и слегка расширить состав актерской труппы. Но если говорить о лице театре и его общей направленности, то кардинально оно не изменилось и меняться не будет. Потому что Хабаровск был воспитан на театре Музыкальной комедии, и разочаровывать своего зрителя мы не имеем права.

Какие изменения произошли со сменой названия?
Особых перемен не произошло. В уже имеющийся репертуар мы попробовали добавить оперу, но это не значит, что в будущем она вытеснит музыкальную комедию и оперетту. Во-первых, потому что это не востребовано, во-вторых, у нас и возможностей нет для того, чтобы выйти на серьезную оперную сцену. Придется поменять оркестр, полностью изменить структуру актерского состава, так как будет нужно много вокалистов, что достаточно проблематично для провинциального театра. У театров европейской части страны, например у воронежского, тоже нет вокалистов, но они существую за счет приглашения певцов из других городов, т.е. люди приезжают, разово поют и уезжают. Для нас этот ход неприемлем из-за территориального расположения – очень дорого. Да и кто поедет?

По моему мнению, оперные театры должны быть только в города-миллионниках, потому что прослойка людей, любящих это искусство достаточно тонка, и ее нужно воспитывать, чем мы сейчас и занимаемся. В октябре в Хабаровск с гастролями приезжает Санкт-Петербургский оперный театр, в котором выступают блистательные вокалисты, которых заимствует для своих спектаклей Мариинка и другие серьезные театры. Это значит что категория зрителей, влюбленных в этот жанр, будет удовлетворена в любом случае. Конечно, не все разделяют мою позицию в этом вопросе. Но я не могу понять, а чем плох жанр музыкальной комедии? Или оперетты? Это столкновение жанров лбами не имеет никакого смысла. Зрительский интерес нужно удовлетворять качественным продуктом, а не полуфабрикатом. К серьезной опере мы пока не готовы.

В Музыкальном театре за 13 лет произошли большие перемены. Что происходит с театром Драмы?
За 2-3 года сменился репертуар, поменялось физическое лицо театра. Сейчас им руководит Даниил Безносов, бывший главный режиссер Сахалинского театра драмы. Он полон свежих идей, которые, я надеюсь, мы сможем реализовать. В начале октября театр примет участие в международном театральном фестивале им. Олега Ефремова «ПостЕфремовское пространство» со спектаклем «Широколобый». Его цель – показывать то, чем живут театры за пределами Москвы и Санкт-Петербурга. Помимо нашего театра в фестивале примут участия артисты из Москвы, Израиля, Перми, Арзамаса, Иркутска, Ульяновска и других городов.  Кроме того, в этом году мы открываем новую малую сцену. Она должна помочь стартовать экспериментальным проектам, стать местом для актерских поисков, поэтических вечеров, моноспектаклей. Это же совершенно другая атмосфера, и зритель туда пойдет совершенно другой. Я думаю, что самые удачные спектакли, поставленные на новой сцене, будут включены в основной репертуар театра.

Почему было принято решение объединить два таких разных театра в один?
Тут много причин, большинство из которых экономические. Объединив оба театра мы можем позволить себе задействовать артистов сразу в двух театрах и ставить более крупные постановки опять же с участием и Музыкального театра, и театра Драмы. Самое главное останется неизменным – спектакли будут качественными и яркими, а какими силами это было достигнуто зрителя не должно волновать. Это внутренние проблемы театра, а зритель должен видеть только результат.

 

Каким вы видите будущее театров в Хабаровске?

Я уверен, что у нас хорошее будущее. Все театры сильные, что неоднократно отмечалось критиками на российском уровне. Наш ТЮЗ тоже принимал участие в «Золотой маске». Пусть он и не победил, но сам факт участия – это уже признание заслуг на российской сцене. Интересна деятельность Вадима Гоголькова с его театром «Триада». Поэтому, я думаю, что у нас вполне серьезные, интересные творческие коллективы, которые достойны зрительского внимания. За время существования театров в Хабаровске выросло ни одно поколение театралов, и были сформированы театральные традиции. Каждый спектакль – это шанс соприкоснуться с чем-то высоким, настоящим, с чем-то, что способно перевернуть его душу. Я думаю, что театры всегда будут занимать много места в сердцах хабаровчан, потому что они уже давно неотъемлемая часть нашего города. 

 

 

64
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий

Комментарии