Театр кукол: бутафорский цех

Текст: 
Виктория Микиша
Фото: 
Евгений Пчелко

Жилая пятиэтажка на улице Ленина, первый подъезд, черная металлическая дверь. За ней  -  трехкомнатное помещение. В узком длинном коридоре шкафы, из которых норовят вывалиться поролон, пенопласт,  на стенах – эскизы, рисунки, словно из детских книг, полки с обрезами тканей, инструментами непонятного назначения, фрагменты костюмов…  Это бутафорский цех краевого театра кукол

После того, как выбрано произведение для постановки, режиссер обсудил с художником декорации, характер и внешний вид персонажей и нарисованы эскизы, здесь  начинается работа над созданием кукол.

 

Главный человек  цеха - Екатерина Ярославцева, заведующий постановочной частью. Она отвечает за результат работы, обсуждает с художником технические детали, заказывает материалы. В детстве ломала куклы, чтобы увидеть, что у них внутри. Любит советские мультфильмы. Когда делает куклу, поёт.

- Вы часто спорите с художником? – спрашиваю я, пока Екатерина показывает, как у огромного лиса открывается и закрывается пасть.

- С художником нельзя спорить! –  Вмешивается Наталья Гордеева, художник-бутафор. Она ушла сюда, в театр кукол, оставив более высоко оплачиваемую работу кондитера. – Это же идея, какие могут быть споры!

- Есть образ, который нужно суметь передать, - объясняет Екатерина.

- Любой ценой?

- Конечно, ведь в нем весь характер куклы! Именно его, а не просто эскизы, создает художник, и мы не можем импровизировать.

- Даже изменить оттенок ткани?

- Понимаете, есть продуманная режиссером до мелочей концепция всего спектакля. Если мы начнем что-то менять, даже в каком-то одном изделии, он  развалится стилистически.

 

Каждая кукла создаётся от недели до месяца, при условии, что над ней работает несколько человек. Сложнее всего делать марионетки: там замысловатая механика. Стоимость материалов, кстати, может быть совсем ничтожна: куклу можно собрать из лоскутков. А вот оценить готовую почти невозможно – это уже объект искусства.

 

Первые куклы в бутафорском цехе, поролоновые, внутри обшивали трикотажем - чтобы у актёра не потела рука, и просто было приятней куклу держать, а на внутреннюю трикотажную подкладку пришивали маленькое красное сердечко. Сейчас бутафоры сменились, и традиция ушла.

 

-  Наталья, вы привязываетесь к куклам, которых делаете?

-  Конечно, они же как живые.

-  На каком этапе создания кукла «оживает»?

- А вот как папье-маше вылепил, ошкурил, загрунтовал… смотришь: оживает!

 

 

На трикотажную подкладку первых кукол театра пришивали маленькое красное сердечко


Наталья Гусева спрашивает меня, какие спектакли театра кукол я видела.
- Но я ничего не помню из детства!

 

- Из детства! Театр кукол необязательно детский. Это же целый жанр, отдельное искусство. Почти классический театр, только актеры – куклы. И они могут сыграть всё. Даже Шекспира.

 

 

44
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии