Новая русская кухня: размышляя о еде

Текст: 
Наталья Попова

Человек, более-менее сведущий в кулинарии, знает, чем старая французская кухня отличается от новой французской. Объяснит, расскажет, проведет ликбез в плане истории. Человек, сведущий более, начнет рассказывать про новую кухню Европы, бельгийские достижения, но я хочу спросить о другом: есть ли «новая русская кухня»? И еще интереснее: новая дальневосточная есть?

Совсем недавно в Москве прошел фестиваль «Новая нордическая кухня по-русски». Интересные личности из Дании, Норвегии и Швеции — шефы, производители и поставщики продуктов, издатели кулинарно-гастрономических книг и организаторы гастро-туров — приехали в российскую столицу и привезли с собой много неожиданного и непривычного. Семинары, презентации, мастер-классы, дегустации… Но более остального заинтересовала меня книга «Нормы от «Номы» или красиво есть не запретишь. Новая нордическая кухня», которую презентовали 29 ноября. Прекрасная, насыщенная информацией и умными мыслями книга о современной культуре питания в Северной Европе.
«…в конце 1950-х годов в Скандинавии произошли изменения. Во время расцвета общества всеобщего благосостояния стало проще импортировать продукты питания издалека. Изысканной кухней стала считаться кухня французская, вкусной — итальянская; экзотическая кухня с добавками карри приобрела популярность среди тех, кто был готов экспериментировать. Датчане продолжали готовить и есть блюда местной кухни. Но пропагандировать их было непрестижно, и рецепты, требующие дополнительного времени, оказались забыты.

Капуста, репа, каша и суп домашнего приготовления исчезли со стола в 1960-е, 70-е и 80-е годы. На смену им пришли спагетти с фаршем и индонезийский рийстафель, из полезной пищи — тушеная брокколи. Когда ведущие рестораны хотели продемонстрировать свое кулинарное искусство, то в меню включались французские блюда из трюфелей, цесарки и фуа-гра… В то время чувствовалась необходимость дистанцироваться от бедности, которую Дания переживала во время Второй мировой войны и в послевоенные годы, и отказаться от символов того времени: капусты, селедки, кольраби и хлебной каши…».

Ничего не напоминает? То-то же. Мы тоже отошли от каш и репки, почти забыли домашние пельмени и котлеты, селедку покупаем разделанную и порезанную на кусочки, а хлеб — выпеченный из пекарской смеси. Это плохо? Ответ не может быть однозначным. Но согласитесь, в нашей современной дальневосточной жизни гораздо больше авокадо, чем папоротника, и гораздо больше пасты, чем лапши куриной домашней.

Впрочем, как и автор упомянутой чудесной книги, я вовсе не призываю отказаться от итальянской, китайской или азербайджанской кухни. Но хотелось бы и хорошей русской, новой, а еще интереснее — адаптированной, новой дальневосточной кухни. Со знакомыми с детства продуктами, с известными приемами и способами приготовления, выверенными региональной историей рецептами.

Может, никому такая кухня особо и не нужна? Может, она так же, как и классическая и простая датская, рожденная непростым климатом и сдержанным географическим расположением, обречена навсегда уйти в область семейных традиций? Надеюсь, что нет. Если жители Северной Европы уже не просто возрождают свою кухню, дают ей вторую жизнь и новое дыхание, а еще и устраивают фестивали этой самой возрожденной кухни в столице большого восточного соседа, то и у нашей кухни тоже есть шанс. У нашей русской и у нашей маленькой и скромной дальневосточной. У нас есть, чем удивить, чем гордиться и что открыть гастрономическому миру. Верю, что когда-нибудь и у нас это получится и случится.

 

46
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии