Невидимый фронт

Текст: 
Анастасия Лахматова, Вадим Пасмурцев (1)
Фото: 
Стас Регер, Вадим Пасмурцев (1)

В этом проекте мы рассказываем о людях, которые каждый день следят за порядком в городе и тем, чтобы ничего не нарушало привычного течения нашей жизни.

Судьбы наших героев неразрывно связаны с Хабаровском, они не хотят никуда отсюда уезжать, и мы не представляем, что бы мы без них делали

 

Человек, который

…следит за городскими фонтанами

Пётр Слюсарь

Начальник фонтанного комплекса

Большую часть своей жизни я проработал в МУП «Горсвет». Начинал с рядового электромонтера, потом стал диспетчером, старшим диспетчером, потом — начальником фонтанного комплекса. Скоро уже будет год, как я в этой должности.

У меня дочке 4 года, она все фонтаны города называет папиными.

Зима — это время, когда мы идем в отпуск. Потому что летом отдыха, конечно, никакого. С середины марта мы начинаем монтаж оборудования: насосы, светильники, дней за 10 до 1 мая — дня открытия фонтанов — заполняем их водой, проверяем, все ли в порядке. В октябре начинается демонтаж.

Я бы добавил в городе зон отдыха в разных районах. В Южном вообще кроме развлекательных комплексов вообще негде погулять, на том же велике покататься негде.

Монетки, которые народ кидает в фонтаны, не причиняют вреда. Все они уплывают в сливной колодец при мойке. Другое дело — мусор, он забивает очистную систему.

В прошлом году запретили употребление алкоголя в общественных местах, и народ перестал прыгать в фонтаны и устраивать заплывы на прудах. Остались только флешмоберы, которые, кстати, особенно любят площадь Ленина — то «Фейри» в фонтан нальют, но обливания устроят. С пеной, конечно, проблем особых нет, и обливаться не запретишь, но, главное, чтобы не портили оборудование. Простым ведром можно легко повредить и даже сломать светильники.

 

 

 

 

Человек, который

…предсказывает погоду

Людмила Антоновна Игнатенко

Ведущий специалист отдела долгосрочных прогнозов погоды Хабаровского Гидрометцентра

Никогда не мечтала стать синоптиком. Меня привлекала романтика, и я решила попробовать. Уже позднее поняла, что пошла по стопам своей семьи: мой дядя был наблюдателем на метеостанции, отец когда-то хотел им стать. Но почему-то я никогда не придавала этому значения.

В моей биографии ничего не может удивить, все как обычно, и я — обычный человек. В журналах нужно про других писать. Ну и что, что я работаю уже 40 лет, есть и те, кто работает дольше.

Каждый может учить, лечить и предсказывать погоду. Бытует такое мнение. На самом деле, наша профессия — одна из самых сложных. Может быть, конечно, я так думаю, потому что это моя работа.

Природа — очень непредсказуемая и упрямая вещь. Главное — нами не управляемая. Циклоны, антициклоны, воздушные массы. Все они действуют по своим законам и все они, казалось бы, изучены, но узнать все, мне кажется, мы не сможем никогда. Ничто не может иметь стопроцентную оправданность.

Каждое явление уникально, оно не повторяется в точности. Это одновременно и усложняет нашу работу, и делает ее интересной.

Прошли те времена, когда, как говорится, погоду определяли с помощью палки и веревки. Сейчас в своей работе мы пользуемся гидродинамическими схемами, которые через интернет получаем из Японии, Великобритании, США. Проще, конечно, стало. На основании всех данных, которые к нам поступают, составляются приземные карты погоды. Все наносится автоматически, с помощью компьютера. Раньше у нас были специальные люди — наносители. Они раскладывали огромные карты на несколько столов, разделяли их на части, получали данные телеграммами и каллиграфическим почерком очень быстро наносили их на бумагу. Одну такую карту рисовало несколько человек, потом клеили ее скотчем, и к назначенному времени она уже была у синоптика. Потом карты стал писать специальный аппарат — на большом столе лежал чистый бланк карты, по которому бегало перо. Сейчас его уже не увидишь, разве что на фотографиях.

Во всех прогнозах есть погрешности. 100% верности не даст никто. Наши прогнозы верны примерно на 95-97%, иногда даже на 98%. Это считается хорошим показателем.

Хороший наблюдатель — подлинное золото. Тяжелейшие условия, небольшое вознаграждение. Истинные энтузиасты.

Техника вообще сейчас дошла до грани фантастики. Но без человека, я думаю, еще долго исследования не обойдутся. Как-то невозможно это.

Люди у нас работают замечательные. Здесь они все настоящие. Нет, я не хочу сказать, что где-то работают плохие люди, просто наши — совсем удивительные. Придет сюда человек и просто поглощается своей работой, любит ее, тонет в ней. И, заметьте, за небольшую зарплату. Наши синоптики наши — настоящие патриоты. Бывает, ругаются на работу свою, но потом всегда остывают. Все проходит: и снег, и плохое настроение.

Хабаровский Гидрометцентр был когда-то кузницей кадров. Раньше молодые специалисты приезжали сюда на стажировку из всех вузов страны. После окончания они становились настоящими специалистами. Сложно даже сказать, сколько мы выпустили профессионалов. Сейчас в Хабаровске специалистов-синоптиков не готовят.

Молодежь сейчас не хочет идти на низкие зарплаты. Такое время.

Ответственность. Есть такое во мне качество. На работу приехала устраиваться ровно в срок, третьего августа, как сказали. Пришла с документами, а мне говорят: «Кто ж на работу в пятницу-то устраивается?». Посмеялись еще надо мной. Мне это неважно, я же работать приехала. Сказали третьего — значит третьего.

Хабаровчане так прирастают к своей земле, что их ни за что отсюда не вытащишь. Можно даже не пытаться — бесполезно. Я раньше думала, что отработаю два года, как положено, и вернусь домой к родителям. Потом вышла замуж и осела здесь. Как-то возвращалась в Хабаровск из Иркутска на самолете. Смотрю вниз, а там Амур, такой необъятный... Тогда я и поняла, что никуда я уже отсюда не денусь.

Часто говорят, что синоптики врут. Это ведь не так. Хотя иногда, конечно, ошибаемся с прогнозами. Реагируем на такие высказывания по-разному: иногда ворчим, иногда смеемся. Что делать? Работа такая.

«Работа синоптиков и хирургов похожа: за ошибки строго спрашивают». Так мне когда-то сказал один врач-хирург. Он делал мне операцию, и я очень попросила его не ошибаться.

Холод закончится обязательно. Зима у нас без аномалий, как многие думают. Вот в семидесятые-восьмидесятые годы мы бегали на работу в валенках, в которые подкладывали газету.
Люди уезжают не из-за наводнения. Не мне об этом говорить. Но я бы не хотела покидать города. Мне здесь нравится.

Хабаровск я люблю. Раньше любила Иркутск и всегда уезжала оттуда со слезами на глазах. А теперь поняла, то Хабаровск — лучший.

 

 

 

Человек, который

…готовит выпуски «Места происшествия»

Валентин Борозняк

Шеф-редактор отдела криминальных новостей Медиахолдинга «Губерния», программа «Место происшествия»

Чтобы работать на происшествиях, нужно быть фанатом своего дела. Нас никто не ждет и в большинстве случаев нам не рады. Это понятно, ведь мы приезжаем туда, где проблем хватает. У кого-то машина разбита, у кого-то квартира сгорела. Это трагедии для людей. Но зачастую те, с кем мы не могли найти общий язык на месте событий, потом приходят, просят съемки.

Корреспонденты часто становятся свидетелями в судах.

Новости могут подождать, происшествия — нет. Когда, например, должно состояться какое-то заседание или открытие, корреспондентов ждут. Стелют ковровую дорожку, встречают, здравствуйте-пожалуйста... На происшествии этого нет, мы должны быть там как можно скорее, иначе «картинка» уйдет.

Люди разные: есть адекватные, есть не очень. Кто-то нас воспринимает нормально, все расскажет, покажет, объяснит. Кто-то начинает бросаться, кричать. Ребята к этому нормально относятся. Работа такая.

Мы не всем удобны. Я это понимаю. Но раз уж взялись за информирование общественности, то нужно это делать по возможности хорошо. Хоть и стараемся никого не обидеть. Лица закрываем, что-то не показываем. Нравимся мы или нет, мы все-таки помогаем.

Сразу после ДТП нет времени придумывать. У человека нет возможности что-то сочинить, он рассказывает все, как было — или уклоняется от ответа. Уже потом, посоветовавшись с адвокатом, он начинает рассказывать «удобную» историю — «издание второе, исправленное и дополненное». Следователи часто обращаются к нам именно за такими видеоматериалами. Они позволяют установить, как все было.

Большая часть происшествий случается с пьяными людьми. Хотя и трезвый человек не всегда выдержан. Герои наших комичных репортажей, как правило, пьяные. Нетрезвый — душа нараспашку, говорит свободно, именно то, что думает. Такой интервьюируемый — находка для корреспондента. Он, как правило, не скрывает эмоций, называет вещи своими именами. Но, к сожалению, такие люди чаще поражают своими поступками. Алкоголь — катализатор. Кого-то он толкает на веселье, у кого-то обнажает темные стороны, лишает тормозов. Многие не умеют пить, и это печально. Еще хуже, когда от этого страдают окружающие.

Девушки у нас достойные. Из четырех «полевых» корреспондентов — три девушки и один молодой человек. Он — бывший оперативник, видел всякое. А прекрасной половине тяжело, особенно в первое время. Ведь, несмотря ни на что, нужно сделать хороший материал, понятный зрителю. То, что выходит в эфир — это треть всего, что им приходится видеть. И десятая часть того, что приходится слышать. Многое не показывается по этическим, оперативным соображениям. Когда начинается смена, все обстоятельства теряют значение. Снег, мороз, дождь, болит голова, температура, поругался с кем-то — едешь и снимаешь. Это вам не «офисный планктон».

У профессионалов со временем появляется цинизм. Это свойственно и полицейским, и пожарным, и журналистам. Относиться ко всему начинаешь по-другому, проще на все смотреть. Профессиональная деформация неизбежна. Со временем уже можешь распознать в толпе карманника, предугадать какую-то ситуацию.

Попасть первым на место происшествия — лотерея. Нам очень помогают телезрители. Они звонят, рассказывают, ждут. Когда случается большое ЧП, на «горячую линию» обрушивается шквал звонков. Разговариваешь с кем-то одним, а за время разговора, уже семь человек пытались дозвониться. Если есть отклик, значит, все мы делаем правильно.

Все полицейские разные. Рядовые молодые сотрудники довольны, когда схватят какого-нибудь преступника. И мы рады не меньше их. Всем важно, когда зло наказано. Но у кабинетного начальства мировоззрение чуть другое. Безусловно, они тоже хотят, чтобы вор сидел в тюрьме. Однако мы сталкивались с тем, что руководители наказывали подчиненных за контакты с нами.

Зритель должен видеть то, что есть. Но в некоторых случаях от реальности приходится ограждать.

Для телевидения важна картинка. Чем живее она будет, тем больше смогут узнать зрители. Пока все горит и взрывается, пока все на месте событий. Потом уже снимать будет нечего. Вот такая простая логика.

Корреспондент «всегда куда-то мчится, он ужасно огорчится, если что-нибудь на свете вдруг случится без него».

Работа — постоянное решение головоломок. Вот, к примеру, в одно и то же время случились ДТП и пожар. Нужно принять решение, куда ехать. Порой лист ожидания у съемочной группы меняется, все сдвигается, отменяется и снова возникает. Корреспонденты не хотят упускать хороший сюжет. Бывает, некогда даже поесть. Не нравится такой ритм жизни — значит, такая работа не для вас.

Я не люблю загадывать. В отделе горизонт планирования — не больше часа. Никогда не знаешь, что будет в следующий момент. Соберешься после работы сходить, допустим, в кино. Договоришься, тебя ждут. Все вроде «устаканилось», выпуск готов. Только ногу над порогом занес — трах, бах, красная тревога! Переверстка, спешка, успеть бы к эфиру, не подведи, монтажный цех…

Есть идея создания энциклопедии выживания. Хотелось бы предметно, на примере ярких сюжетов рассказать, что делать, если взорвался газ или под лед ушел автомобиль.

Экстремальных ситуаций очень много. Но чаще всего люди оказываются к ним не готовы. В школьной программе есть ОБЖ, но кто что помнит со школы? По-прежнему тушат кипящее масло водой, открывают окна при пожарах…

Родился в Хабаровске и никуда отсюда уезжать не хочу. Многие перебираются. Я не знаю зачем — возможно, просто бегут от прошлого. Почему все думают, что в столице лучше? Чем лучше? Два часа ехать до работы, а потом обратно. Четыре часа жизни в никуда. И так 5 дней в неделю.

Дальневосточники — это адская смесь целеустремленности и энергии. По сравнению с жителями западной части страны они быстрее соображают, говорят, перемещаются. На ДВ смешалось все — и комсомольцы, которые строили города-заводы, и уголовники, и военные, и таежники. Нрав — мама, не горюй… И демонстрируют его регулярно!

Наводнение для многих стало больше приключением, нежели бедствием. Наблюдал на набережной за хабаровчанами. Приходили ежедневно, смотрели, насколько поднялась вода. Обсуждали это между собой, причем друг с другом делились эмоциями абсолютно незнакомые люди! Такое вот народное единение…

Не проходите мимо! Равнодушие в буквальном смысле убивает. К сожалению, наши съемочные группы сталкиваются с этим часто. Помогайте друг другу. Огромное спасибо тем, кто помогает нам, и спасибо тем, кто не мешает.

«За то, чтобы мы с вами по работе не встречались» — почти официальный тост среди сотрудников отдела.

 

 

 

Человек, который

…следит за экологией

Ханпаша Ширинов

агрохимик ФГБУ «Центр агрохимической службы «Хабаровский»

Если надо, мы и в печную трубу залезем. Всё зависит от контракта. Смысл нашей работы в том, что есть, к примеру, предприятие, которое осуществляет выбросы. И оно приглашает экологов, которые делают замеры, подсчитывают объём выбросов, состав, концентрацию вредных веществ. И на основании этих замеров предприятие в конце года платит специальный налог на вредные выбросы. Или, например, нужно обследовать рабочие места, помещения на каком-нибудь заводе. Любое производство вредно для здоровья. У нас работа тоже вредная. Поэтому нам молоко дают.
Я однажды был на ТЭЦ-3, под котлами. Спускаешься вниз — там целое царство! Лесенки, темно, дышать нечем, жарища, воздуха вообще нет! И люди в комбинезонах что-то делают, суетятся, как подземные тролли!
Иногда мы отправляемся в дальние походы на выбросы. Ищем источник. А источником может быть что угодно, даже домашняя печка. Вот и выясняй, для этого приборы есть. Хочешь — за сто тысяч, хочешь — за двести, а вон за четыреста стоит. В Комсомольске тоже бываем, каждую неделю. У нас водила, знаешь, какой? За три часа довезёт!

 

 

 

Человек, который

…печет хлеб

Максим Баженов

Пекарь-кондитер ООО «Салерма — ДВ»

Выпечка хлеба — сложный процесс. Сначала мы готовим формы для хлеба — смазываем их, чтобы ничего не пригорело. Замешиваем тесто, раскладываем, отправляем изделие в печь. Выставляется определенная температура — для каждого изделия она своя.
Каждая булочка проходит через весы. Мы следим, чтобы она соответствовала всем нормам.
Каждый день мы выпекаем около 8 000 единиц изделий. Приятно, когда потом предприятие получает грамоты, награды. Но больше всего мне нравится, когда нам звонят простые хабаровчане и благодарят за вкусный хлеб.

Хлеб появляется под музыку. У нас в цехе она постоянно играет, в основном, классика.
Она хорошо влияет на настроение и на качество конечного продукта.

У нас негласный закон — в цехе только хорошее настроение. Мы никогда не ругаемся, ведь хлеб нельзя делать с отрицательными эмоциями. Это продукт — символ добра, с добром его и надо создавать.

Больше всего люблю печь классический хлеб. Но еще интересны «Фитнес-хлеб», «Купеческий». Я и сам люблю их есть.

Мы все делаем своими руками. Я могу уверенно сказать, в каждой булочке есть частичка души того, кто ее изготавливает.
Я стал пекарем по воле случая. Негде было работать. Пришел в пекарню, решил себя попробовать, и вот уже два с половиной года здесь. Мне очень нравится то, что я делаю. Отдавать свою душу, делать что-то важное для людей — по-моему, достойное занятие.

Жене завидуют подруги. Она даже и подумать не могла, что я смогу так хорошо печь хлеб и что вообще смогу стать пекарем. Теперь частенько балую своих домашних — пеку пироги: мясные, с капустой.
Хлеб — всему голова. Полностью с этим согласен.
Я не могу не выйти на работу. От этого ведь зависит, получат люди свежий хлеб или нет. Всегда прихожу вовремя. Могу подменить кого-то. Мы вообще стараемся договариваться между собой, меняемся сменами, если нужно. Производство не должно стоять, ведь люди ждать не будут.

Не каждый может печь хлеб. И при приеме на работу отбор серьезный. Все должны быть ответственными, людьми особого типа, небезразличными.
Вообще, здесь царит какая-то особая атмосфера. Главное добрая.

 

 

 

Человек, который

…управляет движением трамваев и троллейбусов города

Светлана Романюк

Техник по оперативному управлению движением МУП г. Хабаровска «Трамвайно-троллейбусное управление»

Моя работа интересная, и мне она нравится. Главное, что я ее хорошо понимаю. Знаю, чего от меня хотят и как все сделать правильно. С помощью системы «Глонасс» на экране компьютера мы видим всю обстановку на линии. Если вдруг произошло ДТП или что-то случилось с трамваем или троллейбусом, можем быстро отреагировать, развернув технику. Для этого у нас есть специальные разворотные кольца. Работаем быстро, ведь техника не должна стоять и усугублять и без того непростую дорожную обстановку. Знаем обо всем: где что сломалось, кого нужно заменить, какой интервал движения здесь и сейчас на линии.

Молоко за вредность нам не требуется. Это, несмотря на то, что весь день смотрим в монитор компьютера. Сейчас вообще многие так работают. Рабочий день начинается в 9 утра и заканчивается ровно через 24 часа. Потом три дня мы отдыхаем. График меня устраивает.

Мой карьерный рост очевиден. Я пришла сюда в 2002 году работать кондуктором, потом стала водителем трамвая, потом диспетчером конечной станции. Я всех водителей знаю, может, поэтому мне проще.

Женщина хорошо справляется с трамваем. У нас и коллектив в основном женский.
Когда в Хабаровск пришло наводнение, трамваи очень выручили. Этот период совпал с началом учебного года. Резко возросло число пассажиров. Увеличили рейсы, количество вагонов. Если бы не трамваи, у нас бы такое творилось!
Сегодня часто можно услышать, что трамваи и троллейбусы только мешают автомобилистам. Но не стоит забывать об экологии. У нас и так хватает выхлопных газов, а наши транспортные средства более экологически безопасны.

Диспетчер — это тоже социальный работник. Я окончила техникум, а потом и университет по специальности «Социальная работа». Думаю, что моя нынешняя должность пересекается с этой сферой. Нам звонят абсолютно разные люди. Все спрашивают, когда придет наша «троечка» или «пятерочка», что случилось с «единичкой». Каждому нужно рассказать, что-то объяснить, кого-то выслушать. Если случилось ДТП, то можешь посоветовать воспользоваться автобусом. Мне нравится разговаривать с пассажирами.

Люди у нас хорошие. Когда нам звонят, конфликтов практически не бывает. Многие с пониманием относятся к проблемам на линии. Редко, когда кто-то ругается. Если это происходит, то просто спокойно слушаю и пытаюсь помочь. Потом многие говорят: «Спасибо».

 

 

 

Человек, который

…внес большой вклад в присвоение Хабаровску звания «Город воинской славы»

Владимир Григорьевич Курышев

Председатель совета ветеранов-однополчан 202 воздушно-десантной бригады, член городского совета ветеранов.

 

Присвоение Хабаровску звания «Город воинской славы» стало возможным благодаря активной деятельности ветеранов и историков. Одним из первых к работе по подготовке необходимых данных приступил председатель совета ветеранов-однополчан 202 воздушно-десантной бригады Владимир Григорьевич Курышев. Сам он о своих заслугах говорит скромно: «Попросили, вот и сделал».

 

Я сам из Костромской области. Когда меня в армию забрали в 1943 году, Дальний Восток казался мне краем земли. Нам тогда так и сказали: «Поедем до самого конца железной дороги». Мы не поверили, конечно. Ехали 23 дня. Прибыли, выходим из поезда, смотрим по сторонам и понимаем, что рельсы-то действительно закончились. Так служба моя и началась.
Работать в войну некому было. Мужиков-то всех призвали. Женщины в основном работали да подростки. Сейчас вроде не война, а тоже работать некому. Причины только уже другие.

Привычка оставаться невидимым и неслышимым у меня еще с разведки. Я до сих пор, если вхожу в какую-либо комнату, уходя, стараюсь оставить все, как было. По дому передвигаюсь бесшумно. Жена все время ругается — не слышит, как я подхожу. 

Учили разведчиков раньше хорошо, и главное, постоянно. Вот идем мы как-то с командиром по городу, а он меня и спрашивает о том, что только что справа было. Мол, что я видел. А я откуда ж знаю, думаю, смотрел я, что ли… Он мне тогда и сказал: «Какой же ты разведчик?». Слова мне эти хорошо запомнились. Потом стал все запоминать, да и сейчас стараюсь. Разведчик ведь не временное состояние, да и, как говорят, бывших здесь не бывает.

Молодежь — наше будущее. Что воспитаем, то и получим. Если мы хотим жить нормально, надо заниматься молодежью. Она не потеряна, так считать нельзя ни в коем случае.

Посмотришь новости — прямо все хорошо! А люди должны знать, как все на самом деле обстоит. Хотя на телевидении правды, наверное, и не было никогда. Во все времена только хорошее показывали.

Я привык решать и делать все сам. На разные мероприятия за мной машину отправляют, а я этого не люблю. Сам дойду, говорю, и все тут. Что мне машина, не президент же, да и хожу еще самостоятельно.

Наше поколение, как мальчишки. Сохранили в себе стеснение, робость. Хвалить себя не любят. Ну, к чему это?

Мечта? Больше-то нет целей уже никаких. Еще, правда, надо героя Константина Короткова прославить и книгу о бригаде выпустить. Корреспондент нам хороший для этого нужен. Такой как Резник. Но он, конечно, не будет этим заниматься, некогда ему.

 

 

 

Человек, который

переименовал «бетонку»

Людмила Семеновна Богаченко

Учитель истории Многопрофильного лицея г. Хабаровска, один из инициаторов присвоения названия улице имени 202 Воздушно-десантной бригады. Эта улица расположена в районе остановки «Южнопортовая» — от проспекта 60-летия Октября до улицы Георгиевской. Ранее она вообще не имела никакого названия, а в народе ее звали просто — «бетонка».

Далеко не все хабаровчане знают, что в районе Большого аэродрома с 1938 года в течение нескольких лет стояла 202 воздушно-десантная бригада. Ее бойцы уже в 1939 году принимали участие в боях с японскими самураями на реке Халкин-Гол, в 1941 году защищали Ленинград. В 1943 десантников перебросили на Украину. Там бригада проявила себя в боях за Харьков и в форсировании Днепра. Почти сорок солдат и офицеров за заслуги в этой операции тогда получили звание Героев Советского Союза, десять из них служили в 202 десантной бригаде.

Учителя-историки — энтузиасты. Быстро подхватили инициативу. Они пришли к нам, чтобы организовать поисковую работу и собрать как можно больше материалов. Помогали ветераны бригады всего Союза. Кто-то делился воспоминаниями, кто-то давал другие важные сведения. Много сделали и ученики лицея.

Я считаю, что когда дети сами тянутся к патриотизму, к своей истории — это бесценно.
Когда делаешь что-то важное, приходится пройти через многие испытания. Мы хотели сделать аллею славы героев бригады. Закупили очень дорогие сосны, разместили памятные плиты в честь героев. Наш лицей находится в низине — сосны пропали, плиты развалились. Обидно, конечно, очень было. Все-таки нашли выход — перенесли памятную территорию на задний двор. Теперь там установлена памятная стела, проходят все торжественные линейки.
Помогают все, кроме архива вооруженных сил. Информации крайне мало. Обратились в архив, они написали нам ответ — мол, для того чтобы работать с данными, нужно разрешение от министерства обороны. А потом еще и лично нужно приехать в архив в Москву и там работать. У нас такой возможности не предвидится. Вот и справляемся своими силами. Спасибо генералу Василию Иванову, который помог нам по своим каналам добыть справку, что бригада здесь действительно стояла.

В нашей власти есть отзывчивые руководители. Мы писали запросы в разные инстанции. Нам лично ответил губернатор Калининградской области! Дал приказ своим собрать весь печатный материал и нам отправить. Мы ему потом благодарность писали. И он нам. Удивительно.
Возраст, конечно, мешает. Сделать что-то важное становится все сложнее. Но бросить часть истории и ребят никак нельзя.
Живу здесь уже 100 лет. А здесь у нас все какой-то беспорядок в расположении домов, их номеров и улиц. Говорят, скоро нас передадут в ведение администрации города. Может тогда хоть порядок наведут.

В Хабаровских архивах ничего нет. Где-то, видимо, сведения были утеряны. А может, по приказу были устранены — как сейчас разобраться. Может, и не узнаем уже никогда.

Ценности начинают понимать только тогда, когда уходит эпоха. Уходит живая память, те, кто может рассказать обо всем, что было. Казалось, раньше было еще так много участников тех далеких событий. Никто особенно этого не ценил. А что же сейчас? Уже в некоторых аспектах поздно — сведения потеряны навсегда. А значит, и история в каком-то смысле. Грустно все это. Но мы свое дело знаем, и вся наша работа точно не зря.

Ученики лицея с уважением относится к памяти. Наши ребята все, что о войне слышат и читают, пропускают через себя. Врать не буду, стоит только посмотреть, как наши ученики относятся к ветеранам. Они для детишек как старшие родственники. У нас в школе как-то были депутаты местные, так они написали потом нам, что их поразило искреннее огромное уважение лицеистов к ветеранам.

Война снимает лишний налет со всего. На ней люди начинают понимать, что такое настоящие ценности — дружба, преданность, любовь. Один из моих учеников был в Чечне 8 раз. Он пришел как-то сюда в лицей, и мы его спросили: «Что было самым страшным?». Он сказал: «Предательство».
Каждый делает свой выбор. Ребята, которые прошли Чечню и Афганистан, тоже его сделали. Все, что они рассказывают о себе, важно. Мы должны сохранить это. Уверена, мы просто обязаны.

Ничто не вечно, и ветераны уходят от нас. Такова жизнь. А ведь скоро уйдут и те, кто прошел Египет, Анголу, Кубу. О них-то вообще никто ничего не знает, будто и не было их жизней никогда. Надо кричать уже об этом, в СМИ во всех говорить. А еще важно, чтобы эту работу кто-то продолжил. Пока энтузиастов мало.

Наша историческая память делает нас гражданами своей страны. А кто мы без памяти вообще такие? Да никто.

Поколения меняются. Они разные. Сейчас подходят те ребята, которые считают, что Великая Отечественная война и война 1812 года — это одно и то же. Для них это очень далекая история. Не надо воспринимать это как какой-то ужас. Работать надо над этим, а не ужасаться.

Дети знают, кто открыл Америку, а вы их спросите, кто открыл Антарктиду.

Мы часто спорим с молодыми кадрами. Многие говорят: «Уроки отвел и свободен». Не согласна. Я помню еще своих деревенских учителей, которые нам все время свое отдавали. Так и должно быть. Знания даются не только на уроках.

 

 

 

 

Человек, который

…придумал автобус хорошего настроения

Марина Анатольевна Деменок

Психолог Хабаровского пассажирского автотранспортного предприятия №1, заведующая учебной научно-практической психологической лабораторией, старший преподаватель кафедры педагогики и психологии Дальневосточного медицинского университета. Автор идеи создания автобусов «хорошего настроения», «Хабаровск — город воинской славы», «Хабаровск — город здоровья», следующих по маршруту №1 в Хабаровске.

У автобуса «хорошего настроения» интересная судьба. Когда мне впервые пришла в голову идея его создания, мы с мужем были в браке ровно 25 лет — отмечали «серебряную свадьбу». Мы живем за городом, по Хабаровску не часто удается погулять. Тут, в преддверии Дня города, решили выбраться. Отправились на набережную и слышим, где-то совсем рядом играет оркестр. Пошли его искать и увидели, что на утесе стоят столики. Мы сели за один из них и любовались происходящим — весь город в вечернем свете сиял небывалой красотой. Все это мы восприняли, как личный подарок нам на юбилей, и решили в ответ отблагодарить город. О том, что нужен автобус хорошего настроения, я говорила уже давно. Но муж — директор нашего предприятия — считал, что такой автобус не нужен — и так хватает хлопот, но после того вечера он согласился на мое предложение.

Наша жизнь тесно переплетена с городом. Я хочу дарить ему какую-то свою частичку. Хотя сами мы не из Хабаровска. Я приехала из Украины, мой муж из Амурской области, но росли мы здесь. Здесь родились мои дети, здесь находится наш дом. Недостаточно слова «люблю», чтобы описать, что я чувствую к городу. Это нечто большее.

Однажды мы раздавали в автобусах листовки с приятными словами, адресованными пассажирам. Самое интересное, что люди их не выбрасывали, когда выходили из автобуса. Некоторые даже сразу убирали в паспорт.

Сначала люди красоту не замечают. Многие ведь погружены в свои мысли, проблемы. Сначала принимали картины, которыми был украшен автобус, за рекламу. Но когда люди видят, что это, сразу улыбаются, даже глаза начинают светиться. Самое интересное, что ни одна работа не была испорчена.

То, что идет от души, к душе и прикасается.

Зерно прорастает только в теплой почве. Может быть, не сразу, а когда придет время. Но обязательно прорастает. Так и с людьми.

Искусство может помочь преодолеть трудности. Я в медуниверситете преподаю арт-терапию. Это целое направление в психотерапии. С помощью рисунка или, скажем, лепки, можно определить, что с человеком, и помочь ему. У искусства безграничная сила.

Пассажиры в транспорте устают. Наш директор как-то вспоминал, что еще в советское время в транспортных институтах преподавали такое понятие как «коэффициент утомляемости пассажиров».

Силы приходят тогда, когда делаешь нужное дело.

Кондуктор должен быть психологом. Перед тем, как принять кандидата на работу, мы проводим с ним собеседование. Разговариваем, пытаемся понять, какой стиль поведения ему присущ в конфликтных ситуациях. Это важно, ведь неизвестно, с чем придется столкнуться в работе.

Кондукторы тоже подвержены опасности. Например, у них могут вырвать сумку, может обидеть нетрезвый пассажир.
«Зайцы» были во все времена, но сейчас их однозначно больше.

Все помнят про свои права, забывая про обязанности. Это касается пассажиров. Раньше все сами подходили и платили за проезд, родители этому учили своих детей. Сейчас, если рассказать тем, кто это время не застал, не поверят.

 

 

 

44
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии

No image

bravissimo

27.03.2014 - 18:22

прекрасный материал,

прекрасный материал, трогательный, живой, с внутренней речью. огромное спасибо! много нашла созвучных мотивов.