Корриды Камарга

Текст: 
Надежда Меркушева

 

Когда-то Камарг был одним из самых захолустных земельных участков Средиземноморского побережья. Оно принадлежало Галлии, и ее правитель продавал своим подданным бесперспективные участки. Треугольный участок между морем и двумя рукавами реки Рона за чисто символическую плату приобрел Римский сенатор Анний Камар. Отсюда и само название территории — Камарг!
И сегодня Камарг — дикий край, где воды больше, чем суши, а людей меньше, чем разновидностей прилетающих сюда птиц. «Ни дерева, ни тени, ни души», — так писал о Камарге его великий певец Фредерик Мистраль

 

Говорят, что первые американские ковбои были родом именно из Камарга. В поисках лучшей жизни они уехали в Новый Свет и осели в заболоченных поймах Луизианы и Восточного Техаса. Те, кто остался во Франции, стали называть себя гардианами. Гардиан — это страж, в первую очередь, пастух. Во все времена гардианы заботились о местных длиннорогих быках, которые, в отличие от другого скота, могут питаться одной просоленной травой.

Полудикие черные быки, как и белые лошади, живут здесь в условиях, близких к естественным. Они не знают загонов и свободно разбредаются по бескрайним болотам на многие километры. Тавро хозяина — единственный знак, отличающий домашнее животное от дикого. Поскольку здесь нет хищников, быки не нуждаются в пастухе, но в каждом стаде имеется «старший» — бык с колокольчиком.

Тишина летних камаргских ночей — понятие весьма относительное. Кричат птицы, квакают лягушки, ржут лошади, а еще раздаются странные звуки, похожие на удары бутафорских мечей. Это стучат рога во время бычьих поединков. Дикие быки и ведут себя соответственно.

В местном ресторанчике я наблюдала за группой туристов из Америки, которые все как один, заказали блюдо «доб де гардиан». Это — жаркое из говядины в красном вине со свежими травами и чесноком. Оно подается с камаргским рисом или овощами. Французы едят его очень медленно, смакуя каждый кусочек. Американцы тоже смаковали, но делали это быстро и шумно. В зал вышел шеф-повар. Радушно улыбаясь, он подошел к американцам и посоветовал им наслаждаться едой, не торопясь. В знак благодарности за внимание те рассыпались в комплиментах, но мясо с тарелок продолжало исчезать с той же лихой скоростью. Повар развел руками, хотел что-то добавить, но сдержался. Зато не сдержались молодые французы, сидевшие за соседним столиком. Один из них громко воскликнул:
— Ну и скорость у этих ребят! Вот бы их к нам, на course libre!
Его товарищи засмеялись, а гости из-за океана растерянно переглянулись. Почему смеялись французы и почему растерялись американцы? Все дело в выражении «course libre», которое означает «свободный бег». Француз имел в виду местную корриду, для которой и разводят камаргских быков. Кто-то связывает рождение корриды в этих местах с женой императора Наполеона III, испанкой Эухенией де Монтихо. С ее повеления здесь вводились испанские традиции, но сами камаргианцы уверяют, что к местным кор-
ридам Эухения не имела никакого отношения. На их земле игры с быками существовали испокон веков.

В сентябре я находилась в Ниме по приглашению своей французской подруги и случайно оказалась на месте игры с быком, устроенной гардианами. Я подходила к самому знаменитому сооружению города, квадратному дому — Maison Carree, когда до меня донесся мощный гул. Мне показалось, что где-то совсем рядом несется табун лошадей, и от топота их копыт гудит земля. Вероятно, то же самое почудилось не только мне одной. На площади собралась толпа, и к ней на полном скаку подлетал конный отряд гардианов. Я так засмотрелась на молодых всадников, что не сразу заметила черного бычка, которого те загоняли в толпу. Когда же я его увидела, мне стало по-настоящему страшно.

Разумеется, гардианы контролировали ситуацию, и бычок был маленький, но вероятность того, что зверь до меня домчится, оставалась. Это потом мне стало известно, что в толпе находились люди, специально подготовленные к игре. В их задачу входило схватить бычка за рога, пометить его железным клеймом и отпустить. Когда страшно, мгновение кажется вечностью, поэтому не могу сказать, как долго длилась игра. Сначала были испуганные крики вперемешку с восклицаниями, затем аплодисменты и крики «Браво!». Настал момент, когда гардианы прогарцевали по площади и вместе с бычком ускакали прочь. Это означало конец игры — кому-то удалось заклеймить бычка.

Самые зрелищные игры с быками это — корриды, которые проводятся не только на территории Камарга, но и на аренах в ближайших от него городах Арле и Ниме. Для игр между рогами быков укрепляются маленькие, размером с пуговицу, красно-белые кокарды, цветки или даже пробки от шампанского. Выбор украшения зависит от вида и места проведения игры. Если в течение 15 минут бык не даст отобрать свое украшение, игра заканчивается. Бык-победитель получает публичное признание и отгоняется обратно в стадо до следующей игры.

Когда мы с подругой планировали мою поездку в Камарг, она настаивала на первых числах мая или середине сентября. Это время коррид. Они здесь разные. Я побывала на той, которая не требовала каких-то особых навыков, и принять в ней участие мог любой зритель. Разумеется, если он физически крепок, ловок и реально оценивает свои возможности на победу. Выигрывает игрок, который не только увернется от быка, но и сорвет с его рогов кокарду, а затем вместе с ней выскочит за барьер, окружающий арену. Меня интересовал вопрос, как можно сорвать кокарду голыми руками? Никак. Она счесывается с рогов специальной расческой. Победители корриды получают денежные призы, учрежденные местными коммерсантами.
На трибунах Нимской арены было много туристов и студентов из близлежащего Монтпелье. В них легко угадывались чужаки, которые не вписывались в энергичный, искрящийся весельем коллектив камаргианцев.
Увлекшись разглядыванием публики, я прозевала само начало игры, и взглянула на арену, когда по ней уже носился не очень крупный, но довольно страшный бык. Носился вполне целенаправленно: за игроками. Судя по тому, с какой скоростью храбрецы выскакивали за барьер, животное было с характером и свои позиции сдавать не собиралось. Мне показалось, что для одного быка, пусть даже такого хитрого и упрямого, набралось слишком много тореадоров. Десятка два, не меньше. Среди них был даже мальчик лет десяти. Он выскакивал на арену и, сделав несколько шагов вперед, останавливался. Как только бык поворачивался в его сторону, мальчуган моментально выпрыгивал за барьер. Как могли выпустить на арену ребенка? Я волновалась, а подруга посмеивалась надо мной:
— Это же Камарг! В нем не найдешь ни одного мальчишки, который хотя бы раз не убегал от быка! Нет, ты только посмотри, какой он ловкий!
А я с этим и не спорила, хотя его ловкость не шла ни в какое сравнение с той, которую демонстрировали взрослые тореадоры. Они выпрыгивали за барьер арены при любой опасности, а мне казалось, что вслед за ними вот-вот выпрыгнет и черное чудовище. К счастью, ничего подобного не происходило.
У каждого игрока была своя группа поддержки. Отдельные крики подхватывались, и начиналось дружное скандирование: «Браво, Жюльен! Анкор, Грегори! Плю де кураж, Люка» и т.д. Оркестр играл попурри, переходя с веселого марша на драматические аккорды. В какие-то моменты музыка замолкала, но ненадолго.
Когда быку выпадал шанс догнать кого-то из игроков, крики отчаяния тут же взлетали над трибунами. Кто-то даже закрывал от страха глаза. Над ареной порхали клочки ткани, кое-кто из тореадоров был уже с голым торсом, но на рога никто поднят не был!

До конца забега оставалось две минуты, когда один из игроков молниеносным движением расчески сорвал кокарду и словно перелетел через барьер. Было объявлено, что побежден фаворит, сохранявший кокарду в течение трех последних лет. Что здесь началось! Ликование, восторг, буря эмоций — все это было.
Зрители поднимались с мест и, выкрикивая имя победителя, аплодировали ему стоя. 23-х летнего Жиля ожидало большое денежное вознаграждение. Но мне кажется, лучшей наградой для победителя стал поступок его подруги, которая на глазах публики бросилась к парню и поцеловала его под восторженные крики и аплодисменты. Это было красиво. Затем Жиля увели для награждения, а девушка осталась одна.
Я смотрела на тоненькую, отмеченную особой красотой южанку, и пыталась понять, каких она кровей. То ли испанских, то ли цыганских? Было в этой строгой девушке с величественной осанкой нечто таинственное, замечательное, непонятное для меня. И это нечто, скрытое от моих глаз, вдруг всколыхнуло в памяти короткий, но очень яркий рассказ Бунина «Камарг». «— C’est une camarguaises (Это камаргианка (фр.), — почему-то очень грустно сказал, проводив ее глазами, мой сосед, измученный ее красотой, мощный, как бык, провансалец, с черным в кровяных жилках румянцем».
Рассказ был написан в мае 1944 года, включен в цикл «Темные аллеи» и содержал всего 30 строк. Строки были настолько выразительными, что хотелось их перечитывать. Я читала «Камарг» много-много раз, и всегда после этого мир вокруг меня обновлял свои краски, поражая мое воображение. Но ни тогда, ни потом я не могла подумать, что когда-нибудь в нескольких шагах от себя увижу живую камаргианку — женщину из другого времени и пространства.
Дальнейшие забеги на той корриде я воспринимала отвлеченно. Вокруг меня по-прежнему кипели страсти, но мои мысли были далеко отсюда. Они перенеслись в городок, связанный с красавицами, подобными той, что когда-то врезалась в мою память сразу и навсегда.

 

 

 

50
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии

No image

Татьяна Бурмистрова

07.04.2014 - 23:47

Очень понравилось изложение

Очень понравилось изложение собственных впечатлений автора об известных событиях Коррида - это для русского слуха так фантастично и запредельно. Я вот смутно помню этот рассказ бунина. Однако, спасибо автору, она ТАК погрузила меня в этот ВОЗДУХ камаргшианской корриды, в эту АУРУ корриды.... Во многих документальных и художественных фильмах эту корриду показывают. Но вот очень интересно было прочитать это изящное эссе и хотя бы виртуально почувствовать вкус и запах корриды. Мой решпект автору.

No image

Е.А.

24.04.2014 - 09:00

Как всегда автор прекрасно и

Как всегда автор прекрасно и актуально, в ногу со временем, вписывается в ультрасовременный жанр травелога. Я чувствую, что это доставляет удовольствие не только автору, но и читателям. Средневековый национальный дух или праздник воплощается через время и пространство в нашу современность, всё так же продолжает жить в чувствах, нравах, но преображаясь и совершенствуясь. Конечно, забег быков или энсьерро, будоражит кровь! Коррида, чем-то напоминает и людские жизни и страсти. Желаю автору по чаще срывать призы от жизни.

No image

NN

06.06.2014 - 23:07

Спасибо, Надежда, за

Спасибо, Надежда, за эмоциональный, остросюжетный рассказ, подкреплённый чудесными фотографиями - вызывающий бодрящие ощущения, волнующий, заставляющий сопереживать и ощущать свое присутствие вместе с Вами среди зрителей. Спасибо за эмоцию!!! Всяческих Вам успехов!!!