Навстречу времени

Текст: 
Наталья Ивацик
Фото: 
Стас Регер

 

Рационально постичь все нюансы творческого процесса, наверное, невозможно. В нем всегда останется что-то едва уловимое и необъяснимое. О том, что главное в театре, зачем спектаклям зрители, и в каком направлении развивается один из самых интересных театров Дальнего Востока, рассказывает Константин Кучикин, художественный руководитель Хабаровского ТЮЗа

Константин Николаевич, как вы стали режиссером?
Этому способствовали два момента. Когда я собирался поступать в институт, «умные люди» сказали, что на актерское отделение мне не стоит и пытаться. И я пошел на режиссерский. Сейчас я даже благодарен им, но сам никогда никому не говорю: «Ты этого не сможешь», — это очень опасная вещь.
Нужно признаться, что задолго до этого, еще в детстве перед сном я часто представлял себя владельцем какого-то театра. Я просто по-детски, совершенно безответственно фантазировал о том, как там все устроено, что я там ставлю спектакли, руковожу процессом… Прошло, наверное, лет 20, и однажды на одной из репетиций я почувствовал то, что принято называть дежавю: я вспомнил, что когда-то именно об этом и мечтал.
Одна из отличительных черт многих спектаклей вашего театра — ансамблевость. Вы специально над этим работаете, или она сама рождается?
Ансамблевость — это просто способ жизни и организации. И это очень важная вещь, на которую я стараюсь обращать внимание. Человеку по-настоящему хорошо только тогда, когда он сам по себе, в любом сообществе ему всегда приходится в чем-то себя сдерживать. Так вот самое трудное — это как раз собрать всех воедино хотя бы на какое-то время, чтобы мир услышал, что это созвучие возможно. Да, я делаю это сознательно, подсознательно-сознательно. Но и в самом театре изначально было это желание. Я  его просто услышал.

Не секрет, что художник «слышит музыку времени». Вы идете вслед за тем, что «слышите»?
Я стараюсь идти впереди и предчувствовать настроения общества. Но это получается не всегда. Информационная засоренность, которая с каждым годом становится все сильнее, как будто обволакивает и заставляет чувствовать себя как в клетке или скорлупе. Ты начинаешь сбиваться с пути и уходить в другую сторону. А когда стараешься предвидеть, то всегда получается скорее «вопреки». Так, например, спектакль «Про кота в сапогах» был поставлен в 2007 году именно вопреки. И этим сильно раздражал публику. Помню, ко мне в кабинет даже приходили взрослые — разбираться. И только сейчас, спустя семь лет, зрители стали его хорошо принимать. Но я считаю, что удача этого спектакля была именно в том, что он появился чуть раньше времени, хотя бы хабаровского.

Вы вернулись с «Золотой Маски», скоро отправляетесь на фестиваль «Ново-Сибирский транзит». Участие в столь масштабных театральных событиях что-то меняет для театра?
Конечно. Наше участие в фестивалях, имеет, прежде всего, практическую подоплеку: театр узнают, начинают с ним считаться. И это важно, поскольку мы слишком удалены от центра. А с другой стороны, такие поездки — это попытка оглядеться вокруг и понять свое место в театральном мире. Нужно сказать, что не всегда у нас получается хорошо показаться, бывают и неудачи, но даже их нужно рассматривать в контексте движения. И потом, такие поездки — это еще и повод закрыть одну страницу и начать писать новую. Это новый этап жизни внутри театра, и следующий виток взаимоотношений театра с окружающим миром. Самое сложное — это вырвать себя, а вслед за собой и зрителя, из повседневности и культа потребления. Это всегда очень трудно, но это самое главное.

В работе Хабаровского ТЮЗа много разного рода экспериментов. Причина этого кроется в вашем характере или особенности всей труппы?
И в том, и в другом. Здесь можно провести аналогию с семьей: если один из супругов экспериментатор, а другой — консерватор и ретроград, то ничего у них не получится. Они обречены на вечную борьбу, и все их силы будут уходить на это. Я думаю, что я и этот театр просто совпали. Тут дело даже не в экспериментах. Это больше похоже на неустанный поиск своего языка, выражения, себя. Публика должна увидеть, как ты реально себе отрубаешь голову, и только тогда она начнет тебе верить.

Насколько вам важно, кто приходит на ваши спектакли?
Важно очень, потому что иногда зритель мешает спектаклю, иногда буквально создает его. Мне всегда хочется понять, кто те люди, которые приходят в театр. Иногда ведь совершенно неясно, как они попали в наш театр, почему их вдруг трогает та или иная постановка…
Как бы вы охарактеризовали направление, в котором развивается сегодня ТЮЗ?
Это очень сложный вопрос… Мне сейчас интересна современная пьеса. Еще мне пока совсем не хочется заниматься масштабными проектами. Я устал делать шоу и отвечать за развлечение толпы. Мне хочется более личного, интимного разговора со зрителем. Хочется понять что-то о себе, о времени, об артистах, с которыми я работаю. Но я думаю, что в любом случае это направление навстречу времени.

 

 

 

21
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии