Все дело в милосердии

Текст: 
Анастасия Лахматова
Фото: 
Елена Черняк

 

Международное движение «Красного Креста» и «Красного полумесяца» объединяет более 500 миллионов человек в 181 стране мира. «Российский Красный Крест» насчитывает более чем столетнюю историю. Организация пережила бесчисленные политические перипетии, но всегда оставалась верной своему призванию — не оставлять тех, кому помочь больше некому. О работе Хабаровского краевого отделения организации рассказывает его председатель Виктория Макарчук

 

 

 

Виктория Сергеевна Макарчук

Председатель Хабаровского краевого отделения «Российского Красного Креста».
Член Общественной палаты Хабаровского края.
Член совета НКО при губернаторе Хабаровского края и других общественных советов. 
Награждена медалью минобороны России «Участник борьбы со стихией на Амуре», медалью МЧС России «За отличие в ликвидации последствий чрезвычайной ситуации», медалью Российского Красного Креста «Императрица Мария Федоровна — благотворитель Красного Креста».
Обучалась в Москве, Санкт-Петербурге, Самаре, Костроме, Владивостоке, Петропавловске-Камчатском.
Проходила стажировку в Вашингтоне, Нью-Йорке, Сан-Франциско, Атланте, Каламазу. 

 

 

 

 

 

 

 

Виктория Сергеевна, вы возглавляете региональное отделение «Российского Красного Креста». Расскажите о вашей работе в Хабаровском крае.

«Российскому Красному Кресту» 148 лет. Наше отделение на пять лет младше. Мы реализуем программы по профилактике туберкулеза и ВИЧ-инфекций среди жителей края, в том числе находящихся в местах лишения свободы, работаем с пожилыми людьми, детьми, нуждающимися в защите. Отправляли гуманитарную помощь пострадавшим от военных действий в Южной Осетии, цунами в Японии, наводнения на Кубани. В прошлом году поддерживали наших земляков, пострадавших от наводнения. Продолжаем помогать им и сегодня.

В чем именно заключается ваша помощь?

В помощи пострадавшим от паводка нас поддерживала вся Россия. Мы получили хорошие денежные средства, большая часть которых — порядка 83 млн рублей — уже израсходована. Мы приобрели постельные принадлежности, продукты питания, мебель, бытовую технику, обогреватели. В отношении профилактики ВИЧ-инфекций отмечу наше взаимодействие с женской колонией, которая находится в поселке Заозерный. В прошлом году заработала наша «Школа сопровождения». Это программа реабилитации освободившихся женщин. Для нас главное, чтобы они вспомнили, что такое нормальная жизнь. Если их дети находятся в детдомах, помогаем им восстановиться в родительских правах, конечно, трудоустраиваем, помогаем наладить отношения с семьей, да просто учим работать на компьютере и пользоваться интернетом. В прошлом году мы вели 25 таких женщин, 6 получили работу. Кому-то покажется это незначительным, но для нас — важный результат. У нас проводятся как групповые, так и индивидуальные занятия и консультации психолога. Также мы организовываем разные акции, ищем спонсоров. В нашем отделении помощь может получить любой, кто в ней нуждается.

Расскажите о ваших волонтерах.

Постоянных добровольцев у нас порядка 30 человек. Это те, кто хотя бы раз в неделю нам помогает. Обычно каждый из них закреплен за своим направлением: кому-то интересно помогать престарелым, для кого-то лучше ухаживать за больными, кому-то ближе дети. Бывает, что наши бывшие подопечные становятся добровольцами. Например, сестра милосердия Валентина Чернышова. Она лечилась на одном из наших пунктов от туберкулеза, теперь сама помогает людям. Знаете, иногда помощь — единственный путь к спасению, спасая другого, спасаешь себя. 

Работа добровольцев не предполагает оплаты. Как вы думаете, почему люди готовы помогать другим безвозмездно?

Совершенно верно — наши волонтеры не получают зарплату. Все дело в милосердии. Оно либо есть, либо нет. У них, однозначно, есть. Есть такой этап развития личности, когда хочется помогать не только своим близким, но и сделать что-то для посторонних, для своего дома, улицы, города, страны, наконец. Я наблюдаю за нашими волонтерами и не перестаю им удивляться. Они вместе со своими умениями и временем отдают частицу своей души. Вы бы видели, как они занимаются с детишками! Все, что умеют сами, пытаются дать им. Занимаются с малышами музыкой, пальчиковой живописью, конструированием. Когда они впервые приехали в колонию и только начинали заниматься с детьми осужденных, было очень сложно. Дети, не знающие никого, кроме своих мам и персонала, отказывались от контакта. Зато потом не отпускали волонтеров, бросались им на шею. Это непростой момент в работе добровольцев — одна такая сцена разбивает душу на мелкие кусочки. 

Мы стараемся помогать нашим волонтерам. Студентам компенсируем проезд на время акции, тех, кто, например, участвует в сортировке вещей, обеспечиваем горячими обедами.

Известно, что в свое время сестрами милосердия были императрица Александра Федоровна и княжны Романовы. Скажите, сегодня обеспеченные и известные люди участвуют в волонтерском движении?

У нас в городе я не помню таких случаев. Не видела, чтобы кто-то из богатых, скажем так, знатных персон ухаживал за больными. Чаще помогают финансово — дать деньги гораздо проще. 

Отклик на просьбы о финансовом участии находите всегда?

Средства мы находим всегда. Правда, наши волонтеры-студенты отмечают, что проще собирать средства на акциях, чем идти и просить у предпринимателей. Мы проводим тематические мероприятия в общественных местах, например, торговых центрах, и собираем деньги в нашу копилку. За одну такую акцию студенты могут собрать около 50 000 рублей. Конечно, это не сотни тысяч, но для нас — хорошая сумма. А к бизнесменам нужно идти, уговаривать их, писать запрос. Иногда ответ можем получить только через месяц. Люди не могут столько ждать.

Современный бизнес не отличается социальной ответственностью?

Думаю, что все-таки отличается. Когда случается большая беда, такая как наводнение, мы получаем много откликов. Все готовы помочь. На точечные акции найти средства сложнее. 

Если говорить о тех, кто поддерживает нашу организацию, то отмечу, что это в основном общероссийские организации. Такие как «Полиметалл», «Русгидро», «Эксон Нефтегаз». с местными предпринимателями сложнее. Как правило, за ними уже закреплены социальные учреждения, которым они помогают. Поэтому им сложно отдавать пожертвования еще и в наш адрес. Хотя у нас и среди хабаровских предприятий есть свои партнеры.

Недавно вас включили в состав Общественной палаты Хабаровского края. Что послужило поводом для этого?

Я удивилась, поскольку свою кандидатуру не подавала. Говорят, что такое предложение исходило от общественности. Решила, что, если люди считают меня достойной, отказываться не стоит. На данной площадке мне бы хотелось заняться медико-социальным направлением. ВИЧ, например, — огромная проблема для всей страны. Хабаровский край не исключение. Отмечу, что существующие в крае общественные площадки достаточно эффективны. Мы можем открыто говорить с чиновниками, министрами, честно рассказывать о ситуации в разных сферах. Например, как-то в министерстве здравоохранения я сказала министру, что нам нужен переносной флюорограф. При его наличии мы сможем проводить обследования жителей на выезде. Он пообещал, что такой аппарат у нас появится.

Помните, как пришли в «Российский Красный Крест»?

Закончив школу, я отучилась на секретаря-референта со знанием персонального компьютера. Пришла на биржу труда, где мне предложили работу в «Российском Красном Кресте». Занималась кадровыми вопросами, потом — финансовыми. Так постепенно стала председателем. В моей трудовой книжке запись только одной организации, о чем я абсолютно не жалею.

Вы каждый день сталкиваетесь с трагическими историями. Как удается справляться с эмоциями?

Сначала было очень тяжело. Со временем научилась рассматривать каждую проблему не с эмоциональной позиции, а исходя из возможности ее решения. Рисую для себя схему, как можно помочь, какие действия требуются. Когда я закрываю дверь кабинета, оставляю за ней все переживания. Дома ведь меня ждет семья, они не должны видеть расстроенную маму и жену.

Домашние вас поддерживают?

Очень. Мой старший сын уже стал «внештатным волонтером». Когда нужно помочь что-то перенести или отвезти куда-нибудь вещи, его не нужно уговаривать. Младшая дочь раздает листовки или шарики на наших акциях. Муж поддерживает меня морально.

Работа отнимает много вашего времени?

Думаю, 70 % точно.

Чему посвящены остальные 30 %?

Конечно, семье. Еще я люблю загородный отдых, свою дачу. Мне нравится бывать в Сочи, на Сахалине. Там у нас есть любимые места, куда не ступала нога туриста. Прекрасная природа, удивительная чистота… Можно даже увидеть морских котиков! Природа производит на меня чудодейственный эффект — сразу хочется творить на благо общества и мира. 

 

 

 

40
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии