Николай Смолин: песни души

Текст: 
Анастасия Лахматова
Фото: 
Владимир Захаров


В 90-е годы на его студии в Москве записывали свои альбомы известные артисты российской эстрады. Многие из них — его друзья. Далеко не все знают, что именно из Хабаровска в 1983 году выпускник местного училища искусств Николай Смолин отправился покорять столицу. Мы встретились с известным исполнителем перед одним из концертов в Хабаровске, и он с удовольствием рассказал, как складывалась его творческая судьба

Николай Николаевич, ваша семья, так или иначе, связана с морем — отец был капитаном флота, а мама — рыбным мастером. Скажите, почему вы увлеклись музыкой?
Примерно со второго класса я занимался классической борьбой. В восьмом классе я выбрал для себя другое увлечение — стал играть в школьном ансамбле. После школы попробовал поучиться в Магадане, но меня выгнали из-за плохого поведения. С ребятами у нас была своя музыкальная группа. Мы играли на танцплощадках, неплохо вместе выступали. Потом решили приехать в Хабаровск и учиться здесь.

В Хабаровске вы продолжали выступать?
Да, мы учились и параллельно выступали. Делали свою работу неплохо. Сначала работали в парках, потом около восьми месяцев в одном из хабаровских кафе, ну а позже стали выступать в ресторане «Интурист». На втором курсе меня перевели с вокального отделения училища искусств, в котором я учился, из-за профнепригодности — у меня не пропадал сип. Директор тогда спросил, на какое отделение я хочу пойти учиться. Выбор пал на эстрадное направление, оно всегда было мне близко.

Здесь вас не пытались выгнать за плохое поведение?
Несколько раз такие ситуации возникали. На нашем эстрадном отделении не было аппаратуры, а мы, как я уже говорил, выступали со своей группой. Два раза в год, на Новый год и на 1 мая, нас привлекали для выступлений в училище. Были даже небольшие привилегии — по предметам, которые мы знали плохо, нам все равно ставили тройки. Думаю, мы это заслужили, ведь играли действительно хорошо.

Знания, полученные во время учебы в Хабаровске, вам помогли в дальнейшей работе?
Бесспорно. Только, к сожалению, определенные выводы к человеку приходят много лет спустя. Только с годами начинаешь понимать ценность тех или иных знаний, того, что нам пытались донести педагоги. Например, занятия по сценической подготовке или сценической речи — основополагающие в вокальном искусстве. Я считаю, что они стоят в тройке самых важных для исполнителя знаний. Это понимание пришло ко мне только спустя тридцать лет после окончания училища, пожалел, что пропускал некоторые предметы.

Какой случай из студенческой жизни вы вспоминаете чаще всего?
Был один серьезный случай на последнем курсе обучения. Мне тогда было двадцать три года. Девчонка-первокурсница попалась на краже. В большом зале собрались все: студенты, преподаватели. Картина события походила на судилище. Конечно, ничего хорошего сказано не было. Никто не решился за нее поручиться, дать шанс исправиться. Я наблюдал за всем, и мне так хотелось встать и сказать: «Дамы и господа, если бы на ее месте был ваш ребенок, вы, вероятно, не были бы так категоричны». Я промолчал, не высказал свою позицию, не оспорил мнение большинства. Она — восемнадцатилетняя девчонка, ошиблась, такое бывает. Ее нужно было спасать, а не толкать в пропасть. Я часто вспоминаю тот случай. Сожалею, что так холодно отнесся к происходящему. Тогда система, конечно, была другая…

Сейчас тоже не каждый способен пойти против общественного мнения.
Мне кажется, наоборот. Сегодня огромные возможности для того, чтобы придерживаться своей личной позиции. Другое дело, что все кому не лень пытаются выдать какую-то ерунду за свое мнение. Они неверно толкуют понятие гласности, не понимают, что можно говорить, а чего нет. Пора подумать о духовном. Давно пора.

Есть ли у вас в Хабаровске любимые места?
Я очень люблю останавливаться в «Интуристе», потому что я здесь работал. Это как будто возвращение в молодость. Мне нравится место, где расположена гостиница. Вокруг живописный пейзаж: все в зелени, потрясающий вид на Амур. Это настоящий культурный центр города, ведь в одном месте сосредоточено много музеев. Я приезжаю сюда примерно раз в три года. Всегда стараюсь посетить все музеи, посмотреть экспозиции, узнать что-то новое для себя.

Окончив Хабаровское училище искусств, вы отправились в Москву. Как складывалась ваша творческая история в столице?
В Москве я оказался в 1983 году. Года два-три с уже другим коллективом, ребятами из Полтавы, мы продолжали выступать. В определенный момент наше творчество зашло в тупик. Мы пытались состояться как самобытная группа на большой сцене, однако увлечение тяжелой музыкой завело совсем не туда, куда следовало. Записали альбом. Спустя четыре месяца эйфория прошла. Послушали свои творения еще раз и поняли, что выступать больше нам не нужно. Не было творческого лица. Понимаете, можно обладать хорошими вокальными данными и быть нормальным исполнителем, но это не значит быть достойным артистом. Взять, например, Илью Лагутенко. Мне может не нравиться его творчество, но это не значит, что он неталантливый. У него есть лицо, он настоящий артист. У нас в тот момент такового не было. Поэтому мы ушли в бизнес. Открыли компанию, которая занималась озвучиванием. Наша большая техническая группа часто ездила по стране, обеспечивала звуком многих известных артистов. Среди них Михаил Муромов, группа «Мираж» и другие. В 1989 году открыли свою студию звукозаписи «Петростудия» и компанию «Петрошоп». Здесь записывал свой первый альбом Валерий Меладзе, некоторые песни — Марина Хлебникова, альбом «Левый берег Дона» Михаил Шуфутинский. Нас посещали многие артисты, всех сейчас и не вспомнишь. Я же записал только одну песню — «Колокола». Компания существует до сих пор, но я в 2002 году вышел из бизнеса.

Расскажите о музыкальном жанре, в котором вы выступаете.
У абсолютного большинства россиян шансон ассоциируется с лагерной песней. Я считаю, что это неправильно. Нужно как-то разделять эти понятия. А у нас получается, что все свалили в одну кучу и назвали это шансоном. Хотя, опять же, лагерные песни тоже бывают разные. Например, у исполнителя Александра Ковалева есть замечательная песня «Будуканский вальс». В ней всего три сленговых слова. Она не рассказывает о чем-то блатном, а скорее, о состоянии человеческой души.
На наши концерты ходит публика постарше. Мой зритель понимает, о чем я пою, вникает, переживает. В моем репертуаре есть песня «Будем помнить». Ее автор Сергей Русских. Я выступал с ней очень много раз, но не помню ни одного случая, чтобы зрители не плакали и не вставали в конце. Это песня — наша история. Кому, как не нам, нужно помнить про тысячи солдат, которые отдали свои жизни за наши. Многие вещи с годами начинаешь воспринимать по-другому. Патриотизм в нас специально не воспитывали, он как-то сам собой появился. Такие песни необходимы, мы должны воспитывать своих детей на примерах прошлого.

Вы являетесь президентом музыкальных фестивалей. Почему вам интересно это направление?
Это, пожалуй, еще одно мое увлечение. В Иваново мы проводим фестиваль «Черная роза». По инициативе моего давнего друга, бывшего губернатора Ивановской области Михаила Меня, мы установили в городе памятник Аркадию Северному — уроженцу Иваново, талантливому исполнителю романсов и городского фольклора. Мне нравится этот город, сам фестиваль, исполнители, с которыми удается здесь встретиться. Есть еще один фестиваль. Мы проводим его в Юрмале, в концертном зале «Дзинтари». Это мероприятие также приносит много ярких впечатлений, открывает интересных артистов.

С кем из известных исполнителей вы дружите?
Этот список очень широкий. Мы дружим с Любашей и Колей Мелентьевым, Сергеем Севером. С Александром Маршалом у нас хорошие отношения, он мой земляк. Из молодых исполнителей отмечу Доминика Джокера — открытый, талантливый парень. За 30 лет жизни в Москве у меня со многими артистами сложились хорошие отношения.

«Колокола» — ваша сама известная песня. Расскажите о ее истории.
Она написана замечательным композитором и моим другом Александром Гарнизовым на стихи Ильи Резника, звучит в фильме «Русские братья». Мы записали ее в 1993 году, она вышла в альбоме «Москва златоглавая». Один мой товарищ как-то взял эту кассету, и она пошла по ресторанам, постепенно приобретая популярность. В 2003 году я услышал эту песню в нашей аранжировке. Мне стало обидно — наша аранжировка звучит, а у меня на память ничего нет. Спустя время я поехал на студию и переписал ее. Потом был творческий вечер Александра Гарнизова, и он передал мою запись ребятам с радио «Шансон». Она зазвучала в эфире.

Что еще, кроме музыки, вас увлекает? Может быть, охота или рыбалка?
Я 29 лет не ем мясо и 30 лет не пью алкогольные напитки. Мне нравится прилетать в конце августа в Магадан, брать машину, фотоаппарат и ехать по трассе. Могу поймать рыбу, сварить уху. Люблю смотреть на природу и пить чай. Природа вдохновляет меня, наталкивает на мысли о том, как прекрасна наша страна. Всем советую чаще так проводить свое свободное время.

 

 

 

 

 

 

45
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии