Нарисуй мне крылья

Текст: 
Вадим Пасмурцев
Фото: 
архив Алексея Бабурова


Я всегда хотел научиться рисовать. Сейчас понимаю, что это нормально. Даже если ты не художник. Если ты бухгалтер. Спортсмен. Инженер. Если ты...

 

Крылья
Советский авиаконструктор Олег Антонов любил повторять слова французского энциклопедиста Дени Дидро: «Нация, которая научит своих детей рисовать в той же мере, как читать, считать и писать, превзойдет все другие в области наук, искусств и ремесел». Сам Олег Константинович не только проектировал и строил самолеты — в числе его многочисленных увлечений было и рисование. Один начальник в конструкторском бюро, где работала мама моей хорошей знакомой, принесенные ему на утверждение проекты оценивал так: если чертеж красив — с большой вероятностью он сделан правильно.

Рисовать... Это не только из области искусства, это не просто красиво. Это базовая потребность. Она приходит к нам в детстве, а к началу взрослой жизни ее благополучно убивают. Отсутствие педагогов и результатов. Лень. Насмешки. Страх. Немногим везет развить в себе эту способность, благополучно поступить в художку или на архитектуру...

Рисование нужно всем. Фотографу. Потому что без этого не выстроить композицию, не почувствовать объем, не увидеть цвет. Кинооператору. Список причин такой же. Плюс движение, которое можно передать рисунком. Делаешь набросок человека, склонившегося за книгой, потом он поднимает голову, смотрит на тебя, переворачивает лист, снова наклоняется, поправляет очки... Рисуешь все это в динамике — получается веерный человек, взмах руки, линии разного нажима образуют странную фактуру на глади листа. Инженеру. Чтобы сделать эскиз, надо уметь провести прямую линию без линейки. А иногда нужно нарисовать окружность. Без циркуля. Врачу. С его знанием анатомии все гораздо проще. Даже бухгалтеру. А что вы смеетесь? Тамара, которая вместе со мной учится рисованию, работает бухгалтером. Правда, когда-то она закончила художественную школу. Сейчас рисует, потому что хочет добиться большего, «сделать что-то серьезное... так, для себя».

 

Оперение
Сегодня в Хабаровске несколько студий рисования. Теперь для того, чтобы исполнить мечту, не обязательно поступать в профильный вуз. Чаще всего такие кружки открывают уже состоявшиеся художники. Например, художник-ювелир Алексей Бабуров. Он признается, что идея создания школы пришла после того, как он столкнулся с современной системой образования и ее «продукцией». «На практику ко мне приходили студенты одного из вузов — жаловались, что их «ничему не учат», — вспоминает Алексей. С тех пор он учит сам.
В его студии рисуют обнаженную натуру. Причем Алексей преподает не светотеневой рисунок, при котором основным выразителем мысли художника является пятно. Штрихи, линии и пятна складываются в цельную картину. «Если вы не узнаете внутреннюю структуру предмета, ваши рисунки будут похожи на картины Никаса Сафронова или модных и современных китайских живописцев. Голова модели в них растет не из шеи, а из воротника одежды, согнутая в колене нога получается длиннее, чем прямая (если ее мысленно разогнуть), а локти, кажется, сгибаются не в ту сторону...», — говорит художник.

Бабуров дает объемно-конструктивный рисунок. В нем важно понять конструкцию изображаемого. Будь то человеческое тело или марионетка. «Сначала представь объем. Вот здесь должна быть голова — эллипсоид. Грудная клетка похожа на куриное яйцо. Таз можно представить как ящик-трапецию. Наметь, где будут суставы. Линия позвоночника — видишь, как она изгибается», — поясняет на одном из занятий художник. В это время на подиуме стоит обнаженная девушка Настя и отшучивается стихами. Она вообще-то поэт, а позирует — так, из любви к искусству, да и просто весело. На листе бумаги она пока представлена в виде конструктивных элементов. (Куриное яйцо. Ящик. Эллипсоид...) «А может, я пока что-нибудь продекламирую?» — предлагает натурщица и читает что-то про птицу.

Вскоре рисунки на листах А3 придут в соответствие с красивой девушкой на подиуме. Каркас будет накрыт сеткой штрихов, появятся тени и свет, и их резкие, извилистые переходы...

Человечка на ниточках здесь тоже рисуют. Принцип крепления примерно такой же. А вместе с ним — кубы и призмы, шар, бутылка из мутного зеленоватого стекла, гипсовая голова, рука. Важно понять форму. Почувствовать объем. Увидеть мысленным взглядом, в какой дали сходятся перспективные линии. Освоишь все это — даже инженерный чертеж дастся легко.

Несколько участников этого кружка-студии собираются поступать на архитектурную или дизайнерскую специальность. Кто-то уже уехал учиться в Гонконг, Шанхай. Десятиклассница Даша, родители которой архитекторы, признается — у нее не было выбора, уметь рисовать она должна. Помимо этой студии Даша занимается у других художников. Пленэр. Натюрморт. Живопись. «Я не обязательно буду дизайнером. Вообще, уеду в Израиль и пойду служить в армию!». При этом с удовольствием продолжает рисовать.

 

Воздух
В прошлом году у семьи Бабуровых так же спонтанно возникла идея организовать детскую студию рисунка. Рассказывает Инна, жена художника: «Дети ходили в детскую художественную школу, но не все преподаватели могут научить их всему, чему я бы хотела. Да и к содержанию учебной программы были претензии. Сначала я решила учить детей сама, параллельно с художкой. Потом об этом узнали мои друзья, у которых тоже дети, потом их друзья...»

Теперь она ухитряется справляться с беспокойной оравой младшеклассников. И это среди красок, пластилина, клея и других «опасных» вещей. Я не говорю о вазах, плафонах, чайниках, гипсовых головах и других хрупких предметах, расставленных в мастерской художника.

«Если мы не привьем человеку хотя бы ростки любви к искусству, получим тупого исполнителя, винтик в огромном механизме. Этот винтик может даже иметь полагающийся ему по статусу досуг: играть в компьютерные стрелялки, мечтать об айфоне, скитаться по улицам. Я не хотел, чтобы мои дети выросли такими. Я учу их рисовать, думать, учу делать что-то руками», — говорит Бабуров.

Рисование — это базовая потребность человека. Древние, разведя багряную охру, на стенах пещер изображали бизонов и мамонтов, танцующих охотников. На полях тетрадей, блокнотов мы рисуем рожицы или цветы, котят или чаек, неизвестных зверей или карикатуру на начальника. Даже если нам N-цать лет и мы занимаем пост начальника в N-й компании. Чертим палочкой на песке какого-нибудь пляжа. Рисуем мелом на заборе. Мы любим рисовать сильнее, чем мы думаем. Это почти как дышать.

 

 

 

70
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии