Цыганские сказки

Текст: 
Надежда Меркушева

 

Камарг, природный заповедник на побережье Средиземного моря, не похож ни на какое другое место во Франции. Большую часть населения этой территории составляют оседлые цыгане — представители народа, который считается великой загадкой нашей цивилизации. Они живут по всему миру, а где их родина, не знает никто

Камарг, природный заповедник на побережье Средиземного моря, не похож ни на какое другое место во Франции. Большую часть населения этой территории составляют оседлые цыгане — представители народа, который считается великой загадкой нашей цивилизации. Они живут по всему миру, а где их родина, не знает никто

В России цыгане живут около 500 лет, в Камарге — еще больше. Их первые племена обосновались здесь в начале XV века. На территории Камарга находится и «цыганская Мекка», куда любой цыган-католик мечтает попасть хотя бы раз в жизни. Это старинная рыбацкая деревушка Сент-Мари-де-ля-Мер (фр. Saintes-Maries-de-la-Mer). Уже давно она получила статус города и считается столицей Камарга.

На французском языке Сент-Мари-де-ля-Мер пишется во множественном числе и переводится как Святые Марии морские. Согласно одной из легенд, во время разгрома Иерусалима в 40-м году после Рождества Христова семеро христиан, брошенных в лодку без весел и паруса, были отданы на волю морских волн. Кто входил в ту семерку? Ученик Христа Максимин. Лазарь, которого воскресил Христос. Сестра Лазаря Марфа. Сестра Девы Марии Мария Иаковлева. Мать апостолов Мария Саломея. Грешница Мария Магдалина и черная служанка Сара. (По другой легенде Сара была  предводительницей местных цыган и встретила прибывших из Палестины на берегу моря.) Долго носило по морю утлую лодочку, пока ее не вынесло и не прибило к берегу у Камарга. (В ту эпоху на том месте была римская провинция Provincia Romana.)

Выжившие христиане возвели на диком берегу маленькую часовенку в честь Девы Марии. Ведь это к ней, а не к Богу взывали несчастные, когда их лодку швыряло по волнам, выше которых было только небо, а ниже — морская пучина. Выполнив свой долг, проповедники новой веры разошлись кто куда, а возле часовни остались лишь две Марии. Здесь, в тишине и благочестии, они прожили остаток своей жизни. Обращали язычников в свою веру, лечили больных да зажигали костры в штормовые ночи. Что касается их служанки Сары Кали (Кали с цыганского — черная или цыганка), ее так увлекли проповеди Марий, что она приняла христианство и обратила в эту веру многих своих соплеменников. В знак благодарности цыганский народ избрал Сару своей покровительницей.

Похоронили двух Марий и Сару в часовне, построенной их же руками. В XI веке на месте часовни была построена церковь, в которую перенесли святые мощи. Церковь получилась непростой, потому что строили ее не только для молитв. Во время бесконечных набегов морских пиратов и сарацин с Роны церковь Сент-Мари-де-ля-Мер служила для горожан местом укрытия. В XV веке вокруг церкви выросло поселение, а сам храм так хорошо укрепили, что он стал походить на феодальный замок.

Церковные окна были заменены на узкие бойницы, а апсида (алтарный выступ) перестроена в угловую башню крепости. Над ней установили колокольню в четыре проема и увенчали ее тремя крестами с флюгером. Кроме того, вокруг храма появились два боевых яруса с зубцами стен и навесными бойницами.

Для останков святых Марий высоко над алтарем устроили нишу. А Сару, поскольку она не канонизирована церковью и не могла быть выставлена на освященной земле, похоронили в крипте под церковью. Так распорядился во времена своего правления король Рене. С той поры и начался обычай поклонения останкам Сары. Ежегодно тысячи цыганских паломников приходят к своей покровительнице, чтобы поклониться ее мощам и попросить у нее благословения.

Во все времена верили цыгане в то, что Сара — их главная спасительница, а Сент-Мари-де-ля-Мер — единственное место на Земле, где на несколько дней прервется их бесконечное странствие, а в каждой мятежной душе найдется место миру и покою.
Начиная с XVII века каждый год 24 мая и 22 октября здесь устраивают праздники «Паломничество цыган».

В ночь перед праздником с 24 на 25 мая каждый из прибывших цыган добавляет свою свечу к целому восковому лесу, горящему в маленькой подземной часовенке. Статую Сары облачают в десятки новых платьев, пышных и ярких, подвешивают к ушам серьги, надевают мониста и браслеты с бубенчиками. Торжественная процессия цыган с песнями и плясками проносит скульптуру святой по городу и останавливается на морском берегу. Там статую погружают в воду, а в море заходят цыгане и все те, кто хочет разделить с этим народом полухристианское, полуязыческое таинство. Массовое купание — это лишь одно из мероприятий на празднике, который собирает несколько десятков тысяч цыган.

Улицы сонного Сент-Мари-де-ля-Мер превращаются в большой театральный помост. Играют гитары и танцуют фламенко, устраивают скачки на лошадях и проводят корриды. Здесь рассказывают старые и слагают новые легенды о Саре, в подлинности которых не усомнился еще ни один цыган.

***

Я приехала в «цыганскую Мекку» в одно из сентябрьских воскресений. На рейде у морского причала стояли простые туристические кораблики и роскошные яхты. Гости города сливались в пеструю толпу и двигались в одном направлении — к церкви-крепости. Каким самобытным, крошечным и непохожим ни на один провансальский городок показался мне Сент-Мари-де-ля-Мер! Он был совершенно плоским, как и море возле берега. Узенькие улицы, застроенные скромными двухэтажными домиками-шале, маленькие площади и ни одного шикарного отеля или ресторана. Особенно меня поразило то, что с каждого свободного пятачка можно было увидеть горизонт, повернув голову в любую сторону.

Слепяще-белые из-за тщательно выбеленных стен дома были украшены деревянными изображениями лобстеров и дельфинов. Под окнами и на террасках пестрели цветы, а между рыжими крышами выглядывали хвойные хохолки зеленых тамарисков.

Возле крошечных ресторанчиков витал дух буйабеса, самого знаменитого супа в Провансе, а из тесных магазинчиков, торгующих всем провансальским, выплывал запах лаванды. По дороге мне попалось несколько конских лавочек, где можно было купить все для лошадей и верховой езды. Жители этого города известны большой любовью к лошадям и почитанием профессии гардианов. В старой ратуше, где размещается музей Баронселли, на самом видном месте красуется написанный на пергаменте устав Братства гардианов Камарга.

Братство было основано в 1512 году по образцу цехов Средневековья и дожило до наших дней. Его душой долгое время был Фолке Баронселли, человек-легенда, которого во Франции называли не иначе, как нищим чудаком. А он был просто поэтом и патриотом Камарга. Сам себя он называл другом индейцев и цыган, изучал их песни и предания, поддерживал старинное цыганское паломничество и боролся за облегчение быта кочевого народа. Проходя мимо его могилы, я увидела на ней свежие цветы, а рядом — цыгана, играющего на скрипке и чувственно ей подпевающего. Он пел балладу о чудаке Фолке Баронселли. И тогда я подумала о том, что мир много бы потерял, если бы на свет не рождались чудаки, подобные этому.

Когда мы с подругой подходили к мощной церковной кладке, простоявшей десять веков, звонили колокола. Это был необычный звон. Казалось, будто откуда-то сверху падали серебряные капли и разбивались друг о друга. Люди, подходившие к храму, останавливались и, подняв головы, вслушивались в волнующий перезвон. Когда наступила тишина, площадь перед церковью опустела. Одни вошли в храм к святым Мариям, другие спустились в крипту к Саре, а третьи, пройдя через дверь с торца, поднялись на церковную крышу.

Преодолев 53 ступени узкой винтовой лестницы, я оказалась на довольно странной крыше, вдоль нижнего края которой тянулись широкие проходы. А в середине крыши располагался высокий конек. Взобраться на него можно было от парапета у самого края. На коньке сидели люди и я, не раздумывая, присоединилась к ним. Это уже потом я поняла, как опасно было взбираться по наклонному коньку, да еще на такую высоту. Но тогда я думала только о том, какая красота ожидает меня на самом верху конька. И ведь не ошиблась! Оттуда крошечный городок Сент-Мари-де-ля-Мер показался мне прекрасной акварелью, написанной белой, рыжей и синей красками. И были на ней белоснежные дома под рыжими крышами, искрящееся под солнечными лучами море и синее-синее небо!

Невысокие дома не только не загораживали обзор городских окрестностей, но делали их еще пленительней. Заливчики и озерца, рисовые плантации и бесконечные просоленные болота, тамарисковые заросли и зонтичные сосны — все это было как на ладони.

На церковной крыше было столько света, что, спустившись в крипту Сары, мне показалось, будто там ночь. Несколько минут понадобилось мне для того, чтобы увидеть черную деревянную статую святой в золотой тиаре и красном кружевном платье с блестками. Меня предупредили о том, что, если коснуться платья Сары и попросить у нее удачу, она обязательно улыбнется тебе. Платья я не коснулась и Сару ни о чем не попросила. В то, что делаешь, нужно верить. У меня такой веры не было.

Когда я выбралась из крипты, ко мне подошла старая цыганка и, что-то приговаривая, протянула мне кулон на капроновой веревочке. В знак отказа я помотала головой, а женщина рассмеялась:
— Мадам, ну вы же не можете отказаться от веры, любви и надежды, которые я не продаю. Я вам их дарю. Ну что вы так испугались? Берите же!
Я сделала шаг в сторону, намереваясь без слов отказаться от подарка, но с этим у меня ничего не получилось. Словно под гипнозом я обернулась, протянула руку и взяла веревочку с кулоном. Он был в виде пирамиды из крестика, сердечка и якоря — веры, любви и надежды по-камаргски. Так мне сказала цыганка и добавила:
— Да, когда-то у меня был дурной глаз. Это правда. Но сейчас я просто старая, безобидная цыганка Миранда. Я не краду детей и не навожу порчу на женщин. Иногда я делаю кому-то из них подарки, а они меня боятся. Хотела бы я знать, почему?
С этими словами Миранда удалилась, а я так и осталась на месте, зажав в руке кулон на веревочке. Это был какой-то гипноз, не иначе.

Мы с подругой обдумывали, куда пойти дальше, когда на площади появились музыканты со скрипками. Они устроились под платаном и безо всякого объявления начали играть. То был необычный концерт, на котором каждый занимался тем, чем хотел. Музыканты переговаривались, даже ссорились, вставали с мест, куда-то уходили и возвращались вновь. Но это не мешало звучать музыке. Тягучие мелодии, похожие на песни птиц, шелест листьев и шум дождя. Странные ощущения от этих мелодий и не менее странные ощущения от происходящего на площади. Здесь бегали и стреляли из водяных пистолетов цыганята, ссорились толстые цыганки, а молодая девушка с оливковой кожей и роскошными черными волосами ела прямо из кастрюли, усевшись у ног музыкантов.

Когда замолкли скрипки, тут же зазвенела гитара и старый цыган, похожий на Будулая из советского фильма, запел сначала медленную мелодию, затем какую-то быструю, странную, возбуждающую. К нему присоединился еще один голос, затем другой, и вскоре несколько голосов устремились вслед за страстной мелодией, не похожей ни на одну, услышанную мною до этого. Даже сейчас, когда я пишу об этом, во мне рождается чувство, похожее на восторг. Как было тогда, на той площади в Сент-Мари-де-ля-Мер.

Такое же ощущение восторга испытала я после камаргского дождя. Никогда раньше мне не приходилось попадать под дождь, когда молнии стеной, с неба водопад, а машину, в которой едешь по глинистой дороге, крутит во все стороны. Когда через пять минут все закончилось, а из-за туч вышло солнце — мир вокруг засверкал! Мной овладело чувство, что меня куда-то затягивает. Во что-то очень чистое и ослепительно яркое.
Возможно, меня, действительно, на какие-то доли секунды втянуло в жизненный поток Камарга, который течет на его земле уже тысячи лет, а значит, жизнь здесь идет правильно и устроено тоже все правильно. Так, как и должно быть устроено в этом чудном краю, где из тамарисковых зарослей выскакивают дикие лошади и скачут вдоль моря в бахроме пены, а птицы, которых здесь больше, чем людей, взмывают в небо и оглашают бескрайние болота радостными криками.

 

 

 

51
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии

No image

Татьяна Бурмистрова

06.09.2014 - 07:23

Очень интересный очерк о

Очень интересный очерк о жизни французских цыган. Конечно, настоящих цыган, что пришли в Европу из Индии уже не осталось. Все они ассимилировали с теми народами, на землях которых они поселились.
И потому, в рассказе моего любимого автора о французских цыганах ощущается французский шарм.
Спасибо автору за познавательный рассказ о цыганах солнечного Прованса.
Кстати, я подумала, что самоназвание индийцев, которых мы, русские, называем - цыгане, а сами они - РОМА, ромалы, наверное имеют отношение к этой древней французской деревушке. Занятно, что разные народы Европы называют этих выходцев из северной Индии - по-разному. Кто , как англичане - египтянами, кто - житанами, а мы, русские - цыганами. Греки называли их цингане . Вот мы и переняли это греческое название этих людей, оставивших свою далекую Родину - Индию. Если верить исследованиям ученых лингвистов, то все цыгане Европы прибыли туда из Византии, где они ассимилировались с местным европейским населением. И впитали в себя христианство. А до Византии цыгане почти 400 лет пожили в Персии. И в Персии цыгане тоже ... слегка ассимилировались с персами.
И про служанку Сару Кали - тоже очень занятно в Провансе получилось. прямо - блин-компот интернациональный. Ну, всем известно про первую жену Аврама. Это и была Сарра - прародительница всех евреев. Может, предки этой служанки Сары Кали - через Египет и Израиль - опять в Европу вернулись? Но тогда при чем тут Кали? дело в том, что богиня Кали - очень почитаемая богиня индуистского пантеона богов. Та, богиню Кали считали темной, черной, даже - яростной. Кали была разрушительной испостасью Не менее яростного и разрушительного бога Шивы.
Ну, вот нам автор такую прованскую цыганку Кали представил, что начинаешь задумываться о то, что все люди - БРАТЬЯ.
Очень интересное эссе получилось. Вот сколько у меня ассоциаций возникло по поводу этой цыганской святой Сары Кали. Большое спасибо автору.

No image

Анна Алексеева

06.09.2014 - 15:06

Надежда, у Вас такой чудесный

Надежда, у Вас такой чудесный слог , Вы так образно пишите, кажется что находишься в этом месте.
Я бы непременно коснулась платья Сары и попросила ее
дать мне возможно попутешествовать и посмотреть места,которые Вы описываете.
А пока пишите еще.Буду ждать следующих повествований.Анна

No image

Е.А.

02.10.2014 - 11:02

Интересная версия цыганских

Интересная версия цыганских сказок! Автору удалось заинтриговать читателей,...меня тоже, т.к. вспомнила о своих "встречах" с цыганками. Можно думать и говорить о цыганах много, но действительно, это загадочный народ, изначально говорящий на санскрте, языке богов. Спасибо автору,что приоткрыла завесу этой загадочности, просто сказочная история!

No image

Владимир В.

12.11.2014 - 00:44

Выражаю свою огромную

Выражаю свою огромную признательность автору за его всегда замечательные яркие и живые рассказы.