...Родионом Хасановым

Текст: 
Диана Ардашева
Фото: 
Владимир Колесник

 

Любить небо можно по-разному: часами наблюдать гонки облаков, мирно дремать в кресле самолета. Лишь самые отважные решают связать жизнь со стихией воздуха и могут провести в полете больше двадцати лет. Как это возможно? Чтобы ответить на этот вопрос, мы провели один день с инструктором-парашютистом Родионом Хасановым

 

10:00

Мы в школе ДОСААФ. Морозный воздух заставил укутаться в шарф и найти в сумке перчатки. Нам предстоит провести день с Родионом Хасановым, инструктором-парашютистом. На его первый в этот день подъем мы слегка опоздали. Когда достигли точки сбора, центра поля, являющегося и взлетно-посадочной полосой, и местом приземления спортсменов, оказалось, что наш герой уже в небе. Бывает, что полеты стартуют и раньше — в восемь или девять утра. Все зависит от количества «перворазников» желающих проверить себя и совершить первый прыжок. Сегодня таких добровольцев на аэродроме собралось более сорока.

 

11:00

«Ноги вместе, натяни задние лямки! Лямки тяни!» — один из инструкторов с земли дает указания в громкоговоритель приземляющимся. Снизу парашютисты похожи то ли на одуванчики, то ли на медуз. Последним приземляется парашютист, особенно уверенно управлявший парашютом. Его флаг окрашен в цвета российского триколора. Сразу понимаем — это Родион.

 

 

11:20

«Вот так и летаем!»  — резюмирует он, собирая парашют. Кажется, что прыжок для Родиона  — бодрящая чашка кофе или прохладный душ с утра. Пока в небо отправляется новая партия экстремалов с другим инструктором, Родион рассказывает о том, как все началось: «Тяжело сказать, сколько подъемов мы совершаем за день. Всегда по-разному, в зависимости от числа «перворазников». Уже невозможно посчитать, сколько я налетал за 20 лет работы. Помню, как в 1991 году совершил первый прыжок. Тогда я был студентом летного училища и по программе должен был два раза прыгнуть. С сокурсниками мы поспорили, что я буду улыбаться в прыжке. Улыбка, правда, вышла натянутой. Весь полет я истошно кричал, но сразу понял — это то, чем хочу заниматься. В итоге пошел на курсы инструкторов-парашютистов».

 

12:00

Вторая группа новоиспеченных парашютистов уже на земле. Родион рассказывает, что вопреки бытующему мнению парашютный спорт вполне безопасен. За годы его работы не произошло ни одного несчастного случая. Перед тем как совершить прыжок, ученики проходят обязательный недельный инструктаж. Три раза в неделю по два часа Родион и другие инструкторы ведут занятия. Окончившие их получают официальное разрешение на прыжок. Наш герой смотрит на часы — пришло время отправляться в небо с третьей группой. Мы следуем за инструктором.

 

12:20

Две скамейки в небольшом самолете быстро заполнились взволнованными парашютистами. Свободного места почти не осталось. Взлетаем. Родион, будто заботливый отец, проверяет всех на полную готовность к прыжку: поправляет лямки, застегивает шлемы. Внезапно у одного из ожидающих раскрывается парашют, и все пространство вокруг вмиг им заполняется. Сработал страхующий прибор. «Досадно, но ничего страшного, полетите со следующей группой, — решает Родион и тут же вспоминает: — На высоте многих одолевает паника, и они не хотят прыгать. Высота стандартная — 800 метров, но в первый раз, конечно, страшно. В предыдущем подъеме девушка отказалась прыгать уже у двери. Я ей уверенно, даже грубо, сказал: «Возьми себя в руки и прыгай!». Сработало. Потом она меня поблагодарила».

 

 

13:00

Настало время обеда. Родион признается, что обычно времени на него нет. И это несмотря на то, что рабочий день может длиться с восьми утра до семи вечера. Ради нас инструктор внес коррективы в свое расписание. Идем греться в здание аэроклуба. В небольшом кабинете, пока кипятится чайник, он рассказывает о себе: «Сейчас я работаю в сфере образования, а когда-то тренировал солдат, которым по долгу службы необходимо прыгать с парашютом. Здесь я бываю только по выходным непосредственно на прыжках и вечерами в будние дни на занятиях для тех, кто хочет прыгнуть первый раз. На основной работе, в «Институте повышения квалификации в сфере профессионального образования», занимаю должность начальника эксплуатационного отдела. Но небо — моя жизнь».

 

 

14:10

На этот раз прыгают спортсмены, которых тренирует инструктор Хасанов. По его словам, в городе очень много желающих заниматься парашютным спортом, однако группа, ожидающая занятия, немногочисленна. Экипировка стоит дорого, да и тренировки направлены в первую очередь на «перворазников».

 

15:40

Прыжковый день подходит к концу. Спортсмены собирают амуницию. В это время Родион знакомит нас с тонкостями парашютизма: «Занятия проходят по четырем основным направлениям: классика, групповая и купольная акробатика, а также скоростное пилотирование куполом. Сезон прыжков начинается с конца февраля, потом небольшой перерыв, пока пройдет весенняя распутица, и с мая по ноябрь каждый желающий снова может совершить прыжок. Расписание нарушает разве что погода. Ветер более 6 м/с уже небезопасен. Самый подходящий возраст для начала занятий — 14 лет. В это время подростки — как пластилин, опытный тренер может сделать из них первоклассных парашютистов. Прийти в профессиональные прыжки никогда не поздно. Есть примеры взрослых людей, которые прыгнули один раз для себя и теперь регулярно посещают клуб».

 

 

17:00

Уже в классе спортсмены обсуждают прыжковый день. Родион отмечает, что эти самые парашютисты ежегодно представляют честь края в стране и на международных соревнованиях: «Почти каждый год выступаем на чемпионате Азии по парашютному спорту. В нем участвуют порядка 50–60 команд из 27 стран. Завоевать первое место пока не удалось, но 2-е и 3-е — наши».

 

 

17:50

Время ехать домой. Родион признается, что в свободное время он любит спать. Выходные, насыщенные прыжками, безусловно, утомляют. «Вчера у моей дочери был день рождения. Ей исполнилось 20 лет. Кстати, ни она, ни жена ни разу не прыгнули с парашютом. Отказываются наотрез. Наверное, это к лучшему. Пусть в семье будет только один сумасшедший».

 

 

 

17
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии