Из нашей оперы

Текст: 
Анастасия Хаустова
Фото: 
Дарья Волкова

Голосом Анны-Марии Кравец восторгались в Санкт-Петербурге, ее сольные концерты в Хабаровске регулярно собирают новых и преданных поклонников академического вокала, а итальянская консерватория готова раскрыть для нее свои двери. Хабаровская оперная певица рассказывает о том, как прошла путь от рока к классике, что значит петь в унисон с семью тысячами зрителей и когда она выступит в «Ла Скала»

Анна, скажите, как появилась ваша страсть к музыке?
Мы жили в Амурской области, там с детских лет все и началось. Я запела года в четыре. Через несколько лет пошла в музыкальную школу по классу «фортепиано». Переезд в Хабаровск совпал с самым бунтарским, подростковым возрастом. Поэтому в новом городе я стала частью рок-культуры. Сначала одна группа, потом вторая, третья… Я пела и обладала царской самоуверенностью, что делаю это на высоте. Но наступил момент, когда решила, что было бы неплохо вспомнить теорию музыки. Знакомый посоветовал Марину Цветникову. Она — педагог международного класса — выпустила не одну оперную певицу российского и мирового уровня. Так началось мое по-настоящему профессиональное становление.

Как прошло первое занятие с новым педагогом?

Когда я оказалась у Марины Яковлевны, мои амбиции мгновенно сошли на нет. В доме все говорило о том, что здесь уважают классическую музыку и она является чем-то очень важным для хозяйки: два фортепиано, вокруг ноты, изображения именитых композиторов. Она поставила меня к инструменту и попросила исполнить что-нибудь. Я так переволновалась, что не смогла выдать ни одного приличного звука. Хорошо, что с собой были записи выступлений. Прослушав их, мой будущий наставник поняла, что есть с чем работать. Начались регулярные занятия, которые ставили мой голос и формировали во мне самобытную творческую единицу. Прошло уже шесть лет, а я до сих пор помню то волнение, которое испытала на первом прослушивании.

Музыкальное направление, в котором вы работаете, можно отнести к оперному классическому академическому вокалу.
Скажите, как из рока вы пришли в классику?
Мы начали заниматься исключительно классикой. В роке мне уже стало тесно. Классическая музыка не знает ни рамок, ни границ, здесь постоянно стремишься к совершенству, но не можешь его достичь, поскольку в искусстве его попросту нет. Этот процесс затягивает и не отпускает.

Какое произведение стало первымв вашем оперном репертуаре?

Ария «Хабанера» из оперы Жоржа Бизе «Кармен». Мы выступали на одном концерте с известной хабаровской оперной певицей Людмилой Кириченко. Сказать, что волновалась, — не сказать ничего. Видела, что меня снимают на камеры мобильных телефонов, и переживала, что будет заметно, как у меня трясется нога. Но со временем волнение ушло, сейчас, конечно, за такие детали не переживаю.

Что еще есть в вашем репертуаре?

Итальянская миниатюра XVII—XIX века, зарубежная и русская ария: Пуччини, Глюк, Моцарт, Римский-Корсаков, романсы Рахманинова и другие, не менее гениальные произведения. Особое внимание всегда уделяю своему любимому композитору Джакомо Пуччини. Часто возвращаюсь к старому материалу, который исполняла в начале творческого пути. C ростом мастерства исполнителя даже самые несложные произведения обретают новые грани и начинают звучать иначе.

В классике вы уже шесть лет, за это время провели не один сольный концерт. Расскажите об этом.
На сегодняшний день я дала уже более 10 сольных концертов.  Первый из них состоялся в 2010 году при поддержке музыкального центра «Стретта», в котором я занимаюсь. Тогда в «Арт-подвальчике» собралось более 50 человек, для этого помещения это очень много. Было очень тяжело, переживала, все время держалась за рояль. Со временем научилась правильно держаться, делиться с публикой тем посылом, который заложен в произведении. Запомнился концерт, который прошел в мае прошлого года. Программа состояла в первой части из русских романсов, а во второй — из итальянских арий, включая мои любимые партии из оперы «Мадам Баттерфляй». В скором времени планируется концерт в Дальневосточном художественном музее. Там замечательная акустика, думаю, зрители в полной мере смогут оценить красоту оперного исполнения.

Случались ли курьезы на ваших выступлениях?

Как-то на открытии нового сезона хоккейного клуба «Амур» я исполняла гимн России. Меня никто не предупредил, что на последних строчках 7 000 зрителей обычно встают и кричат: «Славься, Амур!». И вот я исполняю соответствующие последние строчки гимна, как совершенно неожиданно огромная аудитория поднимается и начинает петь со мной. Все звуки слились в единый поток, который напомнил мне хоровой фрагмент из «Хабанеры». На несколько секунд я потерялась, подумала, что перепутала композиции. Хорошо, что быстро пришла в себя и смогла достойно завершить главную песню страны.

Расскажите о прослушиваниях в Санкт-Петербурге, в которых вы участвовали.

Я репетировала арии для участия в оперном фестивале 2012 года с концертмейстером, который работал в Мариинском театре и аккомпанировал многим русским и зарубежным исполнителям. На прослушиваниях присутствовал преподаватель итальянской консерватории. Концертмейстер специально просила меня исполнять произведения, которые показывают всю ширину диапазона голоса (от малой до третьей октавы), поскольку в Италии очень ценятся насыщенные голоса. Позже, уже после прослушиваний, концертмейстер передала мне контакты этого преподавателя, и я получила приглашение учиться и выступать в Италии.

И что же вы ответили?

Конечно, я согласилась! Сейчас я активно готовлюсь к переезду. Необходимо выучить язык, поскольку этого требуют условия получения визы и предстоящие экзамены. В Италии для иностранных студентов важно получить сертификат об окончании итальянского музыкального учебного заведения, а частное или государственное образование, которое было у вас до поступления, значения не имеет. Там ценится, как голос будет «продаваться», на каких площадках его можно продвигать. Если задатки есть — можно пробовать себя на прослушиваниях в местные театры. Надеюсь, именно это меня и ждет. Я хочу получить опыт выступлений в Европе, попробовать себя на международных конкурсах. А потом, может, я исполню мечту любой оперной певицы — выступлю в миланском «Ла Скала».

Понять оперное искусство — доступно далеко не каждому. Как удается донести до зрителей всю гамму чувств, заложенных в произведении?

Это полностью зависит от восприятия самого исполнителя. Мне в большей степени удаются драматические роли. Во время выступления я запросто могу заплакать. Как-то исполняла романс «О, не грусти по мне!» Рахманинова и когда дошла до строчек «И если силой чуда ты здесь найдешь отраду и покой, то знай, что это я откликнулась оттуда!». Пела и понимала, что плачу. И зрители на первом ряду вытирали слезы. Конечно, я стараюсь сдерживать себя и передавать эмоции голосом, поскольку натуральные слезы все-таки очень влияют на звуковедение. Но главное, что публика (а это и зрелые люди, и молодежь) правильно трактует мое исполнение.

На каких языках, кроме русского, вы поете?

На итальянском, французском, немецком. Несмотря на это, зрители все понимают. Музыка делает свое дело. Гениальные музыканты и композиторы считаются таковыми, потому что могут и на чужом языке передавать нужные эмоции.

Что главное для оперной певицы?

Исполнять не ноты, а музыку. Именно об этом говорила Елена Образцова — один из моих творческих идеалов. Многие исполняют душераздирающие арии с совершенно пустыми глазами. Можно исполнить все верно, но если взгляд будет выдавать безразличие к теме — это настоящий провал. Когда идет работа над новым произведением, я не слушаю его в другом исполнении, хочу создать свое индивидуальное творение.

А есть ли секреты поддержания голоса «в форме»?

Для певицы важно хорошо выспаться. Не зря и репетиции в театрах, и экзамены в консерваториях проходят не раньше полудня. Выступать перед зрителями стоит только с хорошим настроением, иначе все переживания скажутся на голосе, ведь голос — индикатор внутреннего состояния. Зимой перед тем, как распеться, пью горячий чай с лимоном.

Как вы оцениваете оперное будущее Хабаровска?

Наши жители уже давно готовы к большому искусству. Взять, например, оперу «Любовный напиток», которую давали в Краевом музыкальном театре, зал на всех спектаклях был заполнен. Во Владивостоке уже появился Театр оперы и балета. Думаю, и Хабаровск услышит серьезные голоса и произведения. У нас все впереди, ведь настоящее оперное искусство — это то, на чем стоит воспитывать детей.

5
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии