Molten River: третий не лишний

Текст: 
Инна Корякина
Фото: 
Тимофей Шуляков

Трио Molten River играет мрачный, четкий, густой пост-панк. Словосочетание «расплавленная река» (именно так переводится название группы) как нельзя лучше описывает эту музыку. Два года назад состоялось судьбоносное знакомство Гоши и супругов Вахтель, благодаря которому появился яркий коллектив, сочетающий необычные идеи и качественное исполнение


Георгий Пинчук/гитара, вокал
Мария Вахтель/бас-гитара
Антон Вахтель/ударные

Как вы начали играть в нынешнем составе?
Маша: Мы с Антоном увидели Molten River два года назад на «Ночи в музее». Очень понравились музыка и стиль, но показалось, что чего-то не хватает. Я самоуверенно подошла к Гоше после выступления и предложила попробовать поиграть вместе. Через месяц он позвонил и позвал меня с Антоном на репетицию.

В каком виде существовала группа до этого?
Гоша: Песни были более простыми по структуре, а звучание очень грязным и «замыленным». На тот момент с прошлыми участниками группы у нас были достаточно серьезные разногласия, поэтому после очередного концерта я решил кардинально поменять состав и не прогадал. Изменился в большей степени не стиль, а качество и четкость исполнения. Поскольку Маша с Антоном играют давно, это очень сыгранная и плотная ритм-секция.

Маша и Антон, какие отношения между вами сложились раньше — романтические или творческие?
Антон: Я познакомился с Машей еще до того, как начал играть на барабанах. Она была из музыкальной тусовки, и общение в кругу музыкантов, собственно, подстегнуло меня начать играть на каком-нибудь инструменте.
Маша: Мы начали встречаться, а потом стали вместе играть в группе «ДСК», которая прекратила свое существование после переезда лидера в Санкт-Петербург. Вскоре мы поженились, но наши творческие пути долгое время не пересекались. А теперь благодаря Molten River мы вновь играем вместе.

Как происходит написание нового трека?
Антон: Гоша приносит нам много диктофонных записей, на которых он просто напевает «таратата-таратата», и потом мы из этого клепаем трек.
Гоша: Просто процесс генерации идей идет постоянно, а когда под рукой нет гитары, пользуюсь тем, что есть. Это реально помогает.

Вам интересны местные коллективы?
Антон: В основном я хожу на концерты, в которых участвуем мы сами. Тем не менее, могу выделить группы, которые мне интересны — это, пожалуй, Simple is good и Zamza.
Маша: Никого не могу выделить.
Гоша: Очень люблю уже распавшиеся группы периода 2006—2010 годов: Sistra, Nymph, First Space Shop, «Ивачев и Коза», Sweet Bus (именно периода, когда они еще играли бодрый гаражный рок). Из существующих сейчас своим подходом к музыке и выступлениям мне импонируют Rape Tape и Intouch.

Стоит ли музыкантам переезжать куда-то в погоне за популярностью?
Антон: Знаете, столько знакомых музыкантов переехали на Запад, чтобы быть музыкантами, и перестали быть ими. Хотели играть, покорить мир и... завязали. Есть, конечно, удачные примеры, но их единицы. Однако когда ты чувствуешь, что тебе это надо — переезжай.
Маша: Я думаю, если ты действительно талантище, то и без переезда получишь заслуженную известность. Пока мы об этом не думаем. Нам в первую очередь необходимо записать альбом и посмотреть, как на него отреагируют.
Как бы вы назвали свой стиль?
Маша: Хабаровский рок!
Гоша: Многие говорят, что мы играем шугейз, но для нас это слово уже превратилось в ругательство.
Маша: Дело в том, что сейчас шугейзом называют все, где есть грязный звук и десяток гитарных педалей с выкрученными на максимум настройками. 
Антон: А на самом деле это другое. Взять хотя бы My Bloody Valentine. Это очень тонкая работа со звуком: когда у тебя 10 усилителей на гитару, педалборд занимает почти всю сцену, а мелодия сохраняется, и ее приятно слушать.

А у вас сколько педалей?
Гоша: Штук 18, не считая Машиных, но одновременно я использую не более 16. Когда я еще был басистом, решил купить себе первую педаль — овердрайв. С тех пор не могу остановиться, постоянно хочется попробовать что-то еще в комбинации с уже имеющимися «примочками». Мне нравится, как меняется звук инструмента с помощью разных эффектов и усиления, в этом есть какая-то особая магия.

О чем ваши тексты?
Гоша: В основном про столкновение человека с одиночеством, самим собой, о разных стрессовых ситуациях. 
Пока мой текст не будет соответствовать изначальному замыслу, не брошу работу над ним, часто вообще переделываю тексты уже практически готовых песен.

Вы перфекционисты?
Гоша: Molten River для меня — самый важный проект, и хочется делать его только круче. Раньше я был в основном сессионщиком, играл в разных коллективах, но нигде особо не задержался. А сейчас понимаю, что мне просто не хватало нужных людей и определенного творческого «пинка», что, собственно, и дало сотрудничество с Антоном и Машей.
12
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии