Бортовой дневник: от Рима до Йемена (I)

Текст: 
Диана Ардашева
Фото: 
архив Станислава Лукьянца

 

Каково это — отправиться на несколько месяцев в путешествие на яхте? Проплыть несколько морей и целый океан, остаться на несколько дней без пресной воды и побывать в плену. Станислав Лукьянец рассказал нам удивительную историю своего пятимесячного путешествия на яхте «Атлантик». Представляем первую часть его бортового дневника

Идея совершить большое путешествие возникла не случайно. Я профессиональный яхтсмен, президент Федерации парусного спорта Хабаровского края. Ходить под парусами — моя большая страсть. Вместе со своими друзьями Андреем Шранко и Андреем Хлебодаровым. Мы часто участвуем в крупных регатах. Это путешествие — уже второе, в котором конечной точкой стал остров Пхукет. Ранее мы стартовали из Находки, а на этот раз решили усложнить задачу и отправились из Рима. 

22 ноября наш самолет совершил мягкую посадку в аэропорту Фьюмичино. Рим встретил нас теплой, солнечной погодой, и мы сразу отправились осматривать наш будущий «дом» — яхту «Атлантик», об аренде которой позаботились заблаговременно. Внешне она показалась комфортной для переходов на длительные расстояния — почти пятнадцать метров в длину, четыре с половиной в ширину. Но после беглого осмотра стало понятно, что лодка находится в запущенном состоянии. Мы незамедлительно приступили к ремонту. 

За первый месяц смогли пройти более 2 000 миль. С первыми природными капризами столкнулись уже в районе нейтральных вод Италии. Больше всего напрягал холод — ночью в это время года средняя температура приблизилась к нулю, и согреться было тяжело. Проложив курс на Грецию, столкнулись с первыми большими волнами и неожиданно порвали грот. Пришлось совершить остановку в небольшом греческом городке Пилос, где за три дня успели хорошо отдохнуть и зашить парус. Впереди нас ждали Средиземное море и 750 миль до Порт-Саида, начала Суэцкого канала. Почти все дни держался штиль, и мы шли очень медленно. Оживление наступило лишь на подходе к берегам Египта. Со всех сторон нас стали объезжать огромные контейнеровозы, автовозы, сухогрузы. 

21 декабря мы оказались в Порт-Саиде. Созвонившись с агентом, помогающим оформить документы, и взяв на портовой границе на борт лоцмана, мы двинулись в устье Суэцкого канала. 

Порт-Саид оказался большим, но бедным городом. Даже остановившись в самой шикарной марине, выйдя в город, вы увидите нищету и грязь. Впечатления не самые приятные. Весь Суэцкий канал мы прошли за два световых дня, и 24 декабря в 18:00, облегченно вздохнув, вышли в Красное море. На выходе нас провожал одинокий дельфин. Они встречались на протяжении всего пути, и мы даже успели к ним привыкнуть, но все равно каждый раз радовались, завидев их рядом. 

30 декабря мы вышли из Хургады и решили встретить Новый год в море. 3 января сломался автопилот. Для нас это равносильно смерти одного из членов экипажа. Несли вахту четыре через четыре часа, но приняли решение идти так до Пхукета. 

Через пять дней топливо у нас стало заканчиваться. Решили зайти для дозаправки и пополнения провизии в порт Аль-Сафит, где нас ждал большой сюрприз. Из-за нестабильной политической ситуации в Йемене на подходе к порту люди с автоматами зашли к нам на борт и забрали паспорта. Якобы для проверки. 

Позже выяснилось — мы попали под арест. На борту нашей яхты все время находился человек с автоматом, совершенно не говорящий по-английски и не позволяющий пройти на берег. Иногда нас выводили на допросы в здание портовой полиции. Причинами задержания называли проникновение в укрепрайон и незаконное нарушение государственной границы. 

Находиться в Аль-Сафите первые дни было настоящей мукой. Добивала ужасная жара, вездесущие москиты и мухи. Во время пересменки охранников смогли наладить общение с египетскими рыбаками с соседних судов. Такими же, как и мы, арестованными. Несмотря на трудности перевода (наши соседи не говорили ни по-английски, ни тем более по-русски), рыбаки делились с нами хлебом и креветками. 

Йемен — страна, в которой преобладает «нищий» класс. А незадолго до нашего приезда произошел государственный переворот, и страна находилась в состоянии боевых действий. Буквально в пятистах километрах от нашего порта были вооруженные столкновения. Многие мужчины на улицах носили автомат Калашникова и большой нож с загнутым лезвием — джамбию. 

Переговоры по нашему освобождению шли медленно, но верно. Однажды нам сообщили, что мы наконец едем в город Ходейда, чтобы снять деньги с карты. Утром следующего дня мы в сопровождении двух охранников с автоматами сели в микроавтобус и двинулись в путь. 

По дороге нас завезли в местную закусочную. В кафе все сидели на больших покрывалах, постеленных прямо на полу, и ели руками. Это было не очень приятно наблюдать — рис вываливался из рук на покрывала, а жир от мяса тек по рукам. Но если не обращать на это внимание, то место вполне сносное. Мы заказали что-то вроде плова, но мясо и рис подали отдельно. Было очень вкусно, и, к счастью, нам принесли ложки. 

В Аль-Сафите выяснилось, что мы должны 150 долларов США за охрану и автобус. Это в стиле арабов. Но к тому времени мы уже привыкли к их «культурным особенностям». Получив разрешение на выход из порта, мы поспешили как можно скорее покинуть злосчастный порт Аль-Сафит. И, несмотря на предупреждение о надвигающимся сильном шторме, 20 января мы взяли курс на остров Сокотра, движимые надеждой «проскочить» в Аденский залив до усиления ветра. 

Вскоре нас настигло новое приключение. Уже в районе островов Ханиш ситуация стала напряженной. Стемнело, волны поднимались на четыре метра, кругом бушевала белая пена. Ветер усилился примерно до 20 м/с, а порывами дул и вовсе 25 м/с. Внезапно резкий удар. Мы еще не успели понять, что произошло, как на палубу обрушился поток воды, заливший даже кокпит. Оказалось, врезались в слишком крутую волну. Значительно осложняло ситуацию то, что была безлунная ночь, царила нулевая видимость. Через час этой неразберихи, походящей на карусель, не выдержал грот. Он разорвался в лохмотья. В этот момент мы решили заводить двигатель и возвращаться к острову. Эти десять часов вымотали так, будто мы боролись со стихией неделю. Благополучно встав на якорь, мы упали в каюте без сил. 

На следующий день перед нами встала дилемма. Конечно, в первую очередь нужно было дождаться погоды. Наши надежды на то, что остров безлюден, не оправдались. Вскоре появились люди с автоматами, разумеется, не владеющие английским языком, и стали спрашивать наши визы. Уладив этот вопрос через командира полиции Аль-Салифа, мы услышали заветное «добро пожаловать». Но трудности на этом не закончились. Через два дня в очередной раз к нам наведались военные и спросили, есть ли у нас алкоголь. Мы решили принять вежливых парней гостеприимно и угостили их вином. Через час после их ухода заметили, что из каюты пропали все документы. Двигаться дальше без паспортов и кредитных карт мы не могли, поэтому надули разъездную лодку («тузик») и двинулись к берегу. Спустя два часа нервных переговоров на «языке выдуманных жестов» нам все же удалось вернуть документы. Надежда на успешный исход регаты все же теплилась. 

Местные рыбаки оказались на удивление добрыми и отзывчивыми людьми. Они приносили нам рыбу, меняли ее на рис и спагетти. Хашинские острова имеют очень скудную природу — растительности нет, встречаются лишь засохшие кусты, весь берег в камнях и рытвинах. Только горы из вулканической породы черного цвета и светлый песок на пляже создают впечатляющий контраст. Атмосфера напоминает фильм о параллельном мире. Как на этой земле выживают люди, для нас осталось загадкой. 

Следующие три дня ушли на восстановление порванного паруса. От кропотливой работы все руки покрылись мозолями. Мы получили небольшой парус, с которым можно дойти до материка и заказать новый. Следующую неделю провели в ожидании того, что стихнет ветер. От скуки плавали с маской и ластами. Любовались кораллами, разноцветными рыбами. Особенно нас впечатлили грациозные манты (морские дьяволы). Однажды даже видели кита. Ветер по-прежнему не стихал, но мы решили штормовать и 31 января в 7:00 взяли курс на Аденский залив.

Наш спокойный путь был недолгим — на очередном галсе парус снова разорвало в клочья. Произошло это на траверзе порта Дубаб, последнем на пути в Красном море. Но мы устали ждать «у моря погоды» и решили штормовать под двигателем. Стоя за штурвалом «Атлантика», двигающегося со скоростью 2–3 узла, было невозможно открыть глаза — сразу получали по лицу «соленую пощечину». Пытаясь умыться пресной водой, кажется, что трешь соль по коже. 40 миль до выхода в Аденский залив дались нам с боем. 

Внезапно стихший ветер казался чудом — мы уже забыли, как выглядело спокойное море. Доедали оставшиеся консервы и делали из них свой авторский салат, состоящий из репчатого лука в маринаде из бальзамического уксуса, консервированного тунца, кукурузы и горошка. Получалось очень вкусно. 

Ночь в порту Адена была самой спокойной за последние две недели. Утром ждали уже привычных людей с автоматами, но никто не пришел. Самостоятельно отправились в иммиграционный центр, где обменяли паспорта на карточки гостей и смогли выйти в город. Уже через час мы знакомились с местными. Они оказались вполне приятными людьми. Помогали и буквально за руку отводили туда, куда попросишь. Один парень даже гулял с нами часа два, показывая магазины, рынок, интернет-кафе. Даже помог донести до яхты сумки. Как оказалось, в Адене очень много горожан разговаривают по-английски, а некоторые даже по-русски. 

Продолжение читайте в следующем номере.

 

 

 

0
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии