Город театра, мыслей и надежд

Текст: 
Надежда Меркушева

 

Авиньон (фр. Avignon), расположенный в исторической области Прованса, широко известен за пределами Франции. Он вошел в историю католической церкви как город, приютивший опальных римских пап в XIV веке. В том же веке его имя было вписано в историю мировой литературы как город поэта Петрарки и его музы, прекрасной Лауры. В XX веке город открыл страницу «Авиньонские театральные фестивали» в истории мирового театра

Гуляя по старинному городу, я наслаждалась его красотой, неподвластной времени. На узких, типично южных и очень романтических улицах выстроились в ряд роскошные дворцы и нарядные барочные церкви, особняки в классическом стиле и романские постройки. В городе, в котором столетиями уживались две великие культуры, французский дух по-прежнему соседствует с итальянским. 

Первый французский владелец города граф Карл Анжуйский делал упор на производство вина и оливкового масла. В Авиньоне появились первые купцы, но селиться в глухом городишке они не спешили. Это был XIII век, а в XIV веке сюда перебрались римские папы, и одному из них, Клименту VI, правнучка Карла Анжуйского (королева Иоанна Неаполитанская) продала Авиньон. Папы считали, что место пребывания, пусть даже временное, должно соответствовать их высокому статусу. Вот почему величие и парадность стали главными составляющими облика маленького торгового города. 

Застройка улиц здесь очень плотная, но старинные кварталы не кажутся тесными. Извилистые и узкие улицы сходятся на просторных и светлых площадях или выводят к маленьким уютным скверам. В одном из них я увидела чудную церковь. Подойдя к дубовым дверям, я заметила среди вырезанных сатиров и химер слово «тихо», написанное на разных языках. Непередаваемое ощущение, будто над тобой плывет тишина. Та самая, о которой говорят, что она льется с небес. 

А возле церкви Saint-Pierre, что стоит на площади Святого Петра, ощущение тишины другое. Но здесь и храм другой. Стиль пламенеющей готики и совершенно фантастический портал. Резные створки из ореха и импост, украшенный рельефами с арабесками и фигурами химер. Так бы и смотрел, не отрываясь. 

Если Прованс можно назвать страной мистической, то наибольшая доля его преданий и сказов ложится на Авиньонский папский дворец, что стоит на Дворцовой площади. Кого-то дворец раздражает своими гигантскими размерами, кто-то находит в нем некое уродство, а я прониклась его величием и грандиозностью. Именно поэтому сама площадь показалась мне огромной. 

По соседству с ней находится площадь Часов (фр. Place de l’Horloge). Здесь столько света и пространства, столько редких по красоте зданий, что сразу становится ясно — перед тобой главная площадь города. Мэрия занимает здание бывшей ратуши XV века с часовой башенкой. Каждый час на ней бьют старинные (молоточковые) часы, над циферблатом движутся фигурки, а над площадью проплывает мелодичный звон. Башенка проглядывает в самых неожиданных местах города и вписывается в то или иное здание настолько совершенно, что кажется, будто кто-то волшебным образом переставляет ее с места на место. 

Встречаются на улицах и строгие готические монастыри. Скрытые сенью старых платанов, они вносят интригу в историю старинных улиц и добавляют им загадочности. В прошлом на всем юге Франции Авиньон не имел себе равных по количеству монастырей (20 мужских, 15 женских) и церковных храмов. Во время праздничных служб колокольный звон буквально заливал Авиньон, и писатель Франсуа Рабле (1494–1553 гг.) прозвал его «звенящим городом» (фр. la ville sonnante). 

В эпоху революции многие церковные здания были разрушены или сожжены. В 1791 году не стало францисканской церкви, в которой находилась гробница Лауры де Сад, умершей от чумы в 1348 году. Благодаря литературному гению Франческо Петрарки (1304–1374 гг.) имя Лауры не забыто.

Петрарка был не только великим поэтом, но и великой личностью, основной чертой которой была потребность любить и быть любимым. О его любви к Лауре написаны тысячи книг, но он также очень любил свою мать, свою семью, своих друзей, среди которых были епископ Джакомо Колонна и писатель Джованни Боккаччо. 

Петрарка увидел Лауру в страстную пятницу, выпавшую на 6 апреля 1327 года. Накануне вечером в Авиньоне началось народное гулянье. На улицах пели и танцевали, устраивали турниры и состязания жонглеров. При свете факелов, освещавших темные закоулки, люди расходились по храмам. До начала праздничной службы оставались считаные минуты. В тот день поэт надел модные туфли из красной кожи, узкие, остроносые и такие тесные, что помнил о них до конца своей жизни. Он едва успел к началу службы в соборе Святой Клары, что стоял на углу улиц Мас и Ноэль Бирэ. Погруженный в молитву Франческо вдруг поймал на себе взгляд красивой белокурой девушки. Что это было? Вспышка неземного света. 

Ему было двадцать три, ей двадцать. Она уже была женой авиньонского маркиза, которому впоследствии родила одиннадцать детей. Встречая свою музу на городских улицах и на церковных службах, влюбленный Петрарка смотрел на нее, пока та не уходила под руку с мужем. И всякий раз, заметив обращенный к нему нежный взгляд Лауры, счастливый поэт возвращался домой и до утра писал посвященные ей сонеты. Теперь их читает весь мир: «Я сны устал ловить. Надежды лживы». «И как мои не утомились ноги разыскивать следы любимых ног». «Коль не любовь сей жар — какой недуг меня знобит?».

Через двадцать один год после кончины Лауры, Петрарка, уже старик, перебирая архив, нашел сонет, который раньше ему не нравился, и написал новые строки: «В год тысяча трехсот двадцать седьмой, в апреле, в первый час шестого дня, вошел я в лабиринт, где нет исхода». Через пять лет он умер за работой, с пером в руке. 

Имя Лауры не умерло потому, что во все века жили люди, которым было необходимо (как дышать, как пить) сознавать, что бывает на земле такая любовь: такая верность и такое благородство, такое поклонение и такая нежность. 

Собор Святой Клары снесли в 1987 году. От него осталась лишь фронтальная стена с мемориальной доской. Около нее не бывает больших толп, и здесь почти не разговаривают, потому что в молчании легче ощутить большую любовь. 

На территории монастыря размещается Theatre des Halles. Театров в Авиньоне много, среди них встречаются совсем крошечные, а самый красивый — тот, что стоит на площади Часов рядом с мэрией. Фасад главного Авиньонского театра украшают барельефы и искусная лепнина, а перед его входом стоят памятники Корнелю и Мольеру. Улицы, прилегающие к театру, названы именами драматургов, а окна домов разрисованы оригинальными потретами театральных звезд. 

Как во всяком южном городе, в Авиньоне есть сцены под открытым небом. Одна из них входит в число престижных театральных сцен в Европе. Речь идет о Большом дворе Папского дворца. Каждый год в конце июля и в начале августа «дворовые» спектакли собирают до ста пятидесяти тысяч зрителей. Начало этому положила «Неделя драматического искусства», организованная Жаном Виларом в сентябре 1947 года. Успех был оглушительный. В следующем году город ждал гостей уже на Авиньонский театральный фестиваль. 

Игра под открытым небом требовала нового репертуара и новой сцены. К пьесам Шекспира и Корнеля, Мольера и Клоделя были добавлены такие редко идущие пьесы, как «Смерть Дантона» Бюхнера и «Принц Фридрих Гомбургский» Клейста. 

По замыслу Вилара во дворе установили большую площадку, которая глубоко выдавалась вперед в зрительный амфитеатр. В глубине сцены поставили более узкий подиум, к которому с обеих сторон вели два ступенчатых схода. На огромной сцене не было ни занавеса, ни декораций. Все внимание было перенесено на актеров. Здесь играли лучшие из лучших, и играли блистательно! 

Спектакли Вилара, главные роли в которых исполняли Жерар Филип и Мария Казарес, стали важнейшими событиями в театральной жизни Франции 50-х годов прошлого столетия. Слава об Авиньонском фестивале разнеслась по всей Европе, затем миру. Чисто французские фестивали превратились в международные. 

Сами французы говорят о них так: «Чтобы увидеть действительно хороший спектакль, настоящий, чтобы внутри что-то зазвенело, без Авиньонского фестиваля не обойтись!». Театральные гурманы уточняют: «Без сцены в Большом дворе Папского дворца!». Как бы там ни было, сегодняшний Авиньон процветает исключительно за счет своих исторических ценностей и сложившихся традиций. 

 

 

 

 

9
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии

No image

Татьяна Бурмистрова

07.08.2015 - 09:14

Как всегда - очень интересно

Как всегда - очень интересно автор описала нам Средневековый Авиньон. Но и прогулялась с нами, читателями по современному Авиньону. Спасибо автору за это увлекательное путешествие во времени и пространстве. Много интересного узнала про Петрарку.

No image

Владимир В.

19.08.2015 - 19:27

Огромное спасибо автору за

Огромное спасибо автору за очередное увлекательное путешествие. Как и всегда, от души пожелаю дальнейших творческих успехов.

No image

Владимир В.

19.08.2015 - 19:33

Огромная просьба к редакции

Огромная просьба к редакции уделять больше внимания к данному разделу о путешествиях.

Как постоянному читателю хочется видеть на страницах журнала более подробных и содержательных статей.

No image

Редакция журнала

24.08.2015 - 21:45

Уважаемый Владимир,

Уважаемый Владимир, благодарим за внимание к нашему изданию. Редакция постоянно работает над совершенствованием контента. Благодарим за отзыв, нам важно знать ваше мнение.