Николай Брусникин: эпоха перемен

Текст: 
Анастасия Хаустова
Фото: 
Анатолий Егоров

 

В мае прошлого года первым заместителем председателя краевого правительства, курирующим привлечение инвестиций, стал Николай Брусникин. Мы встретились в формате «без галстука» и узнали, как складывался его путь из «Автоваза», «РАО ЭС России» и собственного бизнеса к работе по развитию Хабаровского края


Николай Юрьевич, вы родились в Горьковской области, а как сложилось знакомство с «Автовазом»?
В начале 70-х родители переехали в Тольятти, где строился новый автозавод — уникальное для того времени предприятие, сконцентрировавшее большое число деятельных, инициативных людей. Они срывались с насиженных мест, чтобы оказаться сопричастными к созданию промышленной истории. Все те, кто приезжал на стройку, тут же облачались в сапоги и спецовки и строили. Когда появились условия для проживания, родители забрали меня, старших брата и сестру. Полгода мы ютились в одной комнате в общежитии в ожидании светлого будущего. Детство, юность, профессиональный рост прошли в Тольятти. Там я окончил школу и политехнический институт.

И отправились работать на завод?
В царящей в то время бытовой героике путь был один — на «Автоваз». На завод я попал еще будучи студентом. Многие приходили на практику, старались быстро получить все подписи и уйти. А мне нравилась производственная атмосфера. Оставался не на месяц, как было положено, а на три. Знакомился со смежными производствами. Пробовал себя в качестве штамповщика, наладчика штампов и в других рабочих специальностях. 

А управлять автомобилями приходилось?
Был какое-то время водителем-испытателем. Сошедшие с конвейера автомобили должны были проверяться на треке. Нужно было отъехать от стоянки, потом, пролетая со свистом на большой скорости, резко затормозить в определенной точке. Остановиться в последний момент, чтобы находящиеся рядом девушки замерли от восхищения. Уже после института устроился на завод мастером. Радовало, что уже многое знал и многие знали меня. К тому времени производственная среда стала для меня своей.

Как стали заниматься общественной работой?
На определенном этапе мне поручили важное дело — привлечь на завод для работы вьетнамцев. Нужно было отправиться в Москву, забрать их, привезти, разместить, при необходимости вылечить, научить профессии. Фактически я выступил в качестве полпреда завода в таком, можно сказать, интернациональном вопросе. 

После успешной работы с иностранцами вас заметили?
Директор завода сказал: «Брусникин, если ты хорошо справляешься с общественными задачами, мы тебя сделаем комсомольским секретарем завода». Мне нравилась эта должность, потому что она была интегрирована в реальный производственный сегмент. В ведении комсомола было все, что так или иначе связано с молодежью, — субсидии молодым семьям, конкурсы профессионального мастерства, туризм, спорт, льготная система обучения. Главное, что все занимались своим делом. Действовал принцип: «Каждый должен нести свой чемодан». 

Как складывалась депутатская карьера?
На волне молодежной активности мне предложили избраться в народные депутаты РСФСР. Тогда господствовал слоган «Партия, дай порулить» — молодежи давали реализоваться. В предвыборной гонке чувствовалась реальная конкуренция — директор крупного завода, руководитель системы техобслуживания. Все понимали, что существующая советская система потеряла жизнеспособность, нужны изменения, и не боялись их. Выборы прошли в два тура, парадокс заключался в том, что на определенном этапе «красный директор» стал агитировать за меня. Получился некий сплав молодости и опыта. Речь шла даже не о политике, нам хотелось изменить систему, сломать махровый бюрократизм, основанный на звонках, дефиците и знакомствах. 

А работу на заводе вы сохранили?
Да, тогда это допускалось. Это оказалось полезным опытом — была возможность сравнить, что происходит на федеральном уровне, c тем, как обстоят дела на местах. Бывало, что решения, которые принимаются наверху, были далеки от реалий.

Но были и концептуальные решения?
Конечно, избрание Ельцина, например. Начало 90-х — время довольно смутное. 2–3 недели, направляясь в Кремль, проходили мимо вооруженных солдат. Это был фон к серьезным дискуссиям, обоснованным тем, что новый потенциальный лидер — выходец из прошлой системы, но в то же время близкий к жизни, призывающий к системным изменениям, понимающий, что огромная неуправляемая страна СССР катится в пропасть. 

Как вы принимали ключевое для страны решение?
Голосование проходило персонально и публично. Накануне ответственного дня встретился с отцом — ветераном войны, командиром противотанковой артиллерии, прошедшим войну не в штабах, а на передовой под Сталинградом, на Курской дуге. То есть с представителем старшего, идейного поколения. Он сказал: «Голосуй за Ельцина!», чем подтвердил мое решение. Конечно, позже произошло множество событий в реформировании, которые сегодня оцениваются по-разному.

Потом вы ушли в банковский сектор?
Пришло понимание, что нужно участвовать в более системных процессах. Стал работать в банке, занимался организацией вкладов населения. Мы с коллегами опередили время — в 1996 году открыли первый в России ипотечный банк. Но тяготел к производственной тематике, не чураясь общественной активности. В 2000 году меня избрали депутатом Государственной Думы. 

Как оцениваете этот период?
Интересный этап знакомств и открытий. В это время мы впервые встретились с Вячеславом Ивановичем Шпортом. Я узнал его как патриотично настроенного производственника, радеющего за свой завод и край. Видел, как он, продираясь сквозь разные обстоятельства и мнения, доказывал, что авиационное производство уникально и еще покажет себя. Мне были близки такие идеи.

Вы же участвовали и в энергетической реформе?
В 2003 году я ушел в «РАО ЭС России» и отвечал в этой структуре за часть реформы, связанной с энергообеспечением муниципальных образований. Хотя, если вдуматься, о какой реформе шла речь, если имели место массовые неплатежи. Можно было реформировать только долги! В результате все ругали энергетиков и в то же время были им должны. Моя задача состояла в привлечении инвесторов. Примерно в это время состоялось знакомство с Дальним Востоком. Через несколько лет возглавил блок, связанный с инвестициями, в созданной компании «РАО Энергетические системы Востока». Работал с большим удовольствием по газификации камчатских ТЭЦ, энергообеспечению саммита АТЭС, участвовал в проектировании совгаванской ТЭЦ, курировал крупные стройки на Сахалине, в Приморье, Якутии. Прошло время, и на определенном этапе посчитал, что нужно заняться собственным бизнесом.

А потом получили приглашение работать в правительстве Хабаровского края?
Да, Вячеслав Иванович предложил мне стать его замом, почувствовать многогранность работы по развитию территории. У меня был опыт привлечения инвестиций, определенная уверенность, поэтому предложение принял. Что-то уже получается, многое еще в планах. 

Совсем недавно вы получили новое назначение — на должность министра промышленности и транспорта.
Это новое назначение внутри прежнего функционала. Я и ранее курировал направление, связанное с промышленностью и транспортом. Наш губернатор — управленец, тонко чувствующий слабые моменты. Появилась необходимость сделать управление более жестким и выбрать новые инструменты реализации промышленной политики. Я понимаю, насколько ответственная работа меня ожидает.

Вы побывали в разных районах края. Какие можете отметить?
Совершенно по-другому себя ощущаю в Советской Гавани и Ванино. Удивительные места и по природе, и по инвестиционному потенциалу. Думаю, они еще скажут веское слово в экономике страны. 

А в Хабаровске есть любимые места?
Хабаровск — это основательность. Интересны историческая архитектурная часть города, набережная, парк «Динамо». В городе органично сочетаются традиции и новаторство. Я чувствую Хабаровск, он мне нравится.

Как вы предпочитаете отдыхать?
Вопрос отдыха достаточно философский — в любом городе, вне зависимости от его статуса, можно найти то, что позволяет отвлечься от рутины. Предпочитаю выезды со своими уже взрослыми детьми.

Что вас увлекает?
Коллекционирую старые телефоны. Самый «пожилой» «Эриксон» 1893 года, есть экземпляры 1903, 1912, 1920 годов и уникальный телефон с надписью МГБ (министерство государственной безопасности) 1936 года. Коллекция насчитывает 150 аппаратов.

С чего началась коллекция?
Занимаясь бизнесом, объездил многие города и, чтобы чем-то себя занять в свободное время, стал посещать музеи и антикварные лавки. Так приобрел один телефон, потом второй, третий. Лет 7–8 назад в Хабаровске посетил антикварную лавку художественного музея и приобрел арифмометр 1890-х годов. Кстати, из всех музеев Гродековский — самый лучший. 

В чем вы видите развитие Хабаровского края?
Считаю, что объективно регион должен стать промышленным, технологичным, инновационным форпостом России. Мы должны бросить силы на восстановление промышленного потенциала, его обновление. В ближайшие пять лет эти тренды станут определяющими. Отсюда и создание ТОСЭРов, индустриальных парков, особых экономических зон. Конечная цель — закрепление населения, привлечение кадров, создание новых рабочих мест.

Расскажите подробнее, какие надежды возлагаются на ТОСЭРы?
Скажу прямо, мы смотрим на эти территории как на наиболее эффективный инструмент преодоления экономических сложностей. Правительство делает на них ставку, подписанные недавно соглашения об их создании — первые в стране. Сегодня во вложении средств заинтересованы и иностранные, и российские компании. Реализация большинства проектов запланирована на 2015–2016 годы. Первые результаты можно будет увидеть уже в 2017 году. Речь идет прежде всего о притоке частных инвестиций — нескольких десятков млрд рублей, создании высококвалифицированных рабочих мест — более 6 тысяч.

Если бы у вас была возможность прямо сейчас поговорить с президентом и что-то у него попросить, что бы это было?
Наверное, я вас разочарую, но ничего. Убежден, что дело главы государства не заключается в том, чтобы решать частные вопросы. Я отношусь к институту президентства как к тому, что формирует систему, определяет ключевую политику, а заниматься ручным управлением в такой многогранной стране, как Россия, нельзя. Иначе все только и будут сидеть и ждать, пока президент скажет свое слово. Это неправильно, каждый должен знать свое дело, «нести свой чемодан». 

 

 

 

0
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии

No image

роман геннадьевич

05.09.2015 - 11:12

Знакомый!

Знакомый!