Ответственный за бит

Текст: 
Инна Корякина

 

Рома РЖБ, он же Рома Хлеб, — не музыкант, в привычном понимании этого слова. Он занимается битмейкингом. Делает это изобретательно и остроумно. В нашем интервью он рассказывает, как вписал Хабаровск на карту российской электронной музыки

Как давно ты занимаешься музыкой?

Года с 99-го. Тогда у нас была брейкерская группа, мы танцевали. И нужно было делать миксы для выступлений. В то время было очень мало информации, ни у кого из нас не было видео-магнитофона, никто толком не знал, как танцевать, мы просто выдумывали свои движения. А миксы делали на кассетах. Потом стали записывать рэп-инструменталы из чужих треков, чтобы поздравлять друг друга на дни рождения. Так брейкинг перерос в плохой рэп. 

Как изменился творческий процесс за это время?

Если раньше я просто брал понравившийся отрезок и семплировал его с такими же записанными инструментами, то сейчас стараюсь искать людей, которые на этих инструментах играют. Например, французский мультиинструменталист Грэм Мушник, с которым мы давно работаем и этой осенью воочую познакомились в Альпах. Он играет на старых электроорганах, олдскульных синтезаторах. В России ты можешь только скачать эмуляторы, но они не будут так круто звучать.

Продолжаю и хип-хопом заниматься, делаю ремиксы на MF Doom, например. Но этот жанр интересует меня все меньше, потому что он очень ограничен — невозможно раскрыться дальше определенных рамок. 

Как вы сотрудничаете с Мушником на расстоянии?

Беру какую-нибудь старую пластинку, например с басом и небольшой барабанной партией, играю сверху какие-то свои барабаны и перкуссии — делаю основу. Потом отсылаю ему, он что-нибудь дописывает и присылает обратно, так и работаем. Последнее, что мы делали вместе, — кавер-версия на мистификацию хоррор-саундтрека 1969-го года. 

Как ты вообще начал сотрудничать с хип-хоп-исполнителями?

Все через интернет. Так как в Хабаровске у меня практически не было знакомых с подобными интересами, приходилось сидеть и общаться на московском форуме Hip-hop.Ru. Там были все — от Noize MC и Ассаи до Бабангиды и Kunteynir. Тогда интернет только появился, и для всех было открытием то, что можно жить в разных концах страны и сотрудничать.

Ты обладатель одной из самых интересных коллекций редкого винила. Как начал ее собирать?

Сначала это был эксперимент — мне надоело тратить деньги на диски в местных магазинах, и я решил попробовать срезать семплы с пластинок, которые лежали без дела у меня дома. Купил с рук или взял у кого-то допотопный проигрыватель ужасного качества, но на нем я ощутил тот самый «ламповый» звук, который действительно заполняет пространство. В него надо меньше чего-то добавлять, потому что он уже сам по себе звучит круто. Позже я купил сносный вертак, а со временем захотелось найти что-то необычное, чего никто еще не семплировал. Стал обмениваться с единомышленниками винилами, покупать что-то через знакомых. 

Ты часто путешествуешь, в том числе ради поиска редких пластинок?

Нет, мы ездили в Альпы и там почти не диггили. Чтобы нормально задиггить в той же Италии, надо пожить там хотя бы месяц, знать места или иметь знакомых, которые будут твоими проводниками. Найти что-то ценное в рядовом рекорд-шопе — большая редкость и удача. В Германии мы очень плотно ходили по магазинам, в большинстве из них я проводил не менее двух часов. В результате мы привезли всего 10–15 пластинок.

Ты следишь за локальной сценой?

Мы дружим, например, с Сережей Подледневым (Олег Легкий), с другими любопытными персонажами, но в целом не интересуюсь местными музыкантами. Мне кажется, здесь скучные коллективы, а если появляется кто-то занятный, то он тут же уезжает в Москву. 

 

 

 

0
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии

No image

Супер крейзи петр

20.02.2016 - 19:48

ладно

ладно